С какой суммы можно банкротить юридическое лицо
Перейти к содержимому

С какой суммы можно банкротить юридическое лицо

  • автор:

С какой суммы можно банкротить юридическое лицо

1. Утратил силу с 1 октября 2015 года. — Федеральный закон от 29.06.2015 N 154-ФЗ.

(см. текст в предыдущей редакции)

2. Юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены.

(в ред. Федерального закона от 29.06.2015 N 186-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3. Положение, предусмотренное пунктом 2 настоящей статьи, применяется, если иное не установлено настоящим Федеральным законом.

(п. 3 в ред. Федерального закона от 29.06.2015 N 154-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

ВС предложил увеличить сумму долга для признания юрлица банкротом

Верховный суд (ВС) планирует внести в Госдуму законопроект об изменении правил банкротства, сообщает газета «Коммерсант» со ссылкой на пресс-службу суда. Вместе с этим был отозван прежний предложенный ВС законопроект от 2018 года, в котором предлагалось переложить проверку обоснованности требований кредиторов и включение их в реестр на арбитражных управляющих (АУ).

  • Юридические лица. В новом законопроект предлагается увеличить размер суммы минимального долга, при достижении которого юридическим лицам становится возможным инициировать банкротство с 300 тысяч до 2 млн рублей. Эта мера необходима из-за накопленной с 2022 года инфляции. Вместе с этим сейчас минимальная сумма для открытия дела о банкротстве физического лица превышает сумму для компаний и составляет 500 тысяч рублей.
  • Физические лица. При банкротстве физических лиц ВС предлагает сделать супруга гражданина-должника полноценным участником дела. Управляющие же должны будут получать информацию об их активах. А утверждение порядка продажи имущества граждан предлагается возложить на собрание кредиторов.
  • Арбитражные управляющие. В законопроекте ВС предлагается разрешить суду снижать сумму выплаты управляющему по ходатайству участника дела «в исключительных случаях» и «при ее явной несоразмерности вкладу АУ в достижение результатов процедуры банкротства». Если выплата не превышает 100 тысяч рублей, то ее разрешается выплачивать себе самостоятельно. А вознаграждение более 100 тысяч рублей утверждает суд. При этом при сумме до 1 млн рублей суд имеет право утвердить ее в упрощенном порядке.

«Предлагаемые изменения долго обсуждаются и давно назрели»,— заявляет адвокат Forward Legal Евгений Зубков. Он поддерживает предложенные ВС поправки, но отмечает, что изменения в законах не успевают за судебной практикой и за изобретательностью должников. Зубков предлагает «интенсифицировать» работу над совершенствованием закона, а также внести еще несколько пунктов в закон. В качестве примера он предлагает предоставить право АУ получать данные об имуществе не только супруга, но и детей должника.

Партнер юрфирмы «Сотби» Антон Красников считает, что «предложенные способы оптимизации процесса позволят консолидировать временные и профессиональные ресурсы судебного корпуса на решении более трудоемких споров, что, несомненно, скажется на качестве правосудия».

Верховный суд предложил увеличить сумму долга при банкротстве юридических лиц

МОСКВА, 19 декабря. /ТАСС/. Верховный суд России предложил увеличить до 2 млн рублей минимальную сумму требований кредиторов, при которой может быть возбуждено дело о банкротстве юридического лица. Соответствующий законопроект вынесен на обсуждение Пленума Верховного суда. Верховный суд отметил, что сейчас эта сумма — 300 тыс. рублей — меньше, чем для банкротства физического лица — 500 тыс. рублей.

В пояснительной записке Верховный суд отметил, что в первоначальной редакции закона 2002 года для возбуждения дела о банкротстве были установлены пороговые значения для граждан — 10 тыс. руб., для организаций — 100 тыс. рублей, для специальных субъектов (например, стратегических предприятий) — 500 тыс. рублей. «Таким образом, предполагалось, что пороговое значение возрастало в зависимости от масштабов экономической деятельности должника и важности решаемых им задач для государства», — говорится в пояснении. Но в результате изменений в закон «данная логика необоснованно утрачена». «В настоящее время минимальная сумма 300 тыс. рублей для банкротства организаций, осуществляющих предпринимательскую деятельность, является меньше суммы — 500 тыс. рублей, необходимой для возбуждения дел о банкротстве граждан, экономическая деятельность которых, как правило, менее масштабна», — отметил Верховный суд.

В законопроекте предложено вернуть прежнюю логику. «При определении конкретной суммы за основу взято пороговое значение, которое существовало для специальных категорий должников (500 тыс. рублей), эта сумма проиндексирована с учетом накопленного с 2002 года уровня инфляции и индексов потребительских цен. Полученный результат (около 2,8 млн рублей) округлен в большую сторону (3 млн рублей) в целях учета инфляции на ближайшее будущее; принималось во внимание, что пороговое значение должно оставаться актуальным в течение нескольких лет», — говорится в пояснении.

Пороговое значение в 2 млн рублей для банкротства юридических лиц, не являющихся специальными субъектами, пояснил Верховный суд, также учитывает накопленный уровень инфляции. «Данное решение позволит восстановить утраченную логику законодательного регулирования, вернув экономически обоснованную дифференциацию порогового значения для различных категорий должников», — говорится в пояснении. Кроме того, учтены возросшая стоимость судебных расходов при проведении процедур банкротства и «необходимость пресечения злоупотреблений со стороны аффилированных кредиторов, возбуждающих дела о банкротстве на основании вступившего в законную силу судебного акта по упрощенному или приказному производству в целях предложения кандидатуры арбитражного управляющего и последующего контроля над делом о банкротстве во вред независимым кредиторам».

Верховный суд предложил резко увеличить минимальную сумму долга при банкротстве юридических лиц

Пленум Верховного суда России одобрил законопроект, увеличивающий до 2 миллионов рублей минимальную сумму требований кредиторов, при которой может быть возбуждено дело о банкротстве юридического лица.

Мария Девахина/ РИА Новости

«В настоящее время минимальная сумма 300 тысяч рублей для банкротства организаций, осуществляющих предпринимательскую деятельность, меньше суммы 500 тысяч рублей, необходимой для возбуждения дел о банкротстве граждан, экономическая деятельность которых, как правило, менее масштабна», — отметил Верховный суд.

В целом, как рассказал председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев, законопроект разработан в целях совершенствования процедуры рассмотрения арбитражными судами дел о несостоятельности (банкротстве). «В частности, предлагается упростить рассмотрение определенных категорий обособленных споров в рамках банкротных процедур, — говорит он. — К таким спорам относятся, например, рассмотрение требований о включении в реестр или вопросы продления процедур, применяемых в деле о банкротстве. Статистика свидетельствует, что ежегодно количество таких споров неуклонно растет, а тенденции к снижению нагрузки не наблюдается».

Согласно статистике Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, в 2022 году в рамках дел о банкротстве рассмотрено 1 954 876 обособленных споров. В первом полугодии 2023 года — 1 211 541 обособленный спор.

«При этом, по данным отдельных судов, процент обжалования по приведенным категориям споров крайне незначителен (не более 5% по спорам о включении в реестр и немногим более 1% по вопросам продления процедур). Из этого следует, что существенная часть разрешаемых арбитражными судьями вопросов в делах о банкротстве носит фактически бесспорный характер», — пояснил Владимир Груздев.

С учетом этого в законопроекте предложено расширить применение так называемого документарного судопроизводства в арбитражных судах, на основе которого судья в отсутствие возражений участвующих в деле лиц сможет принимать существенную часть судебных актов в деле о банкротстве без проведения судебного заседания, с изготовлением только резолютивной части определения.

«Данное нововведение касается обособленных споров о включении требований в реестр, об освобождении арбитражного управляющего по его заявлению от возложенных на него обязанностей, о распределении судебных расходов по делу о банкротстве и так далее. Также предусматривается увеличение минимальной суммы требований кредиторов, при достижении которой может быть возбуждено дело о банкротстве юридического лица», — отметил председатель Правления АЮР.

Как пояснил вице-президент Гильдии российских адвокатов Никита Филиппов, предполагается, что изменится количество и порядок рассмотрения вопросов о разногласиях между лицами, участвующими в деле о банкротстве, сформируется механизм и условия пересмотра судебных актов в делах о банкротстве.

«В пояснительной записке к законопроекту верно указано, что рассмотрение дел о банкротстве длится очень долго, и действительно, имеется огромная нагрузка на арбитражные суды, рассматривающие дела о банкротстве, а подавляющее большинство обособленных споров приходится именно на заявления о включении требований в реестр требований кредиторов, — говорит он. — Однако такое количество обособленных споров связано именно со спецификой дел о банкротстве, суть которых в общем-то и заключается в аккумулировании требований кредиторов к несостоятельному должнику для соразмерного удовлетворения за счет имущества должника. Иное понимание правоотношений несостоятельности в их процессуальном выражении просто невозможно».

В свою очередь, старший юрист практики разрешения споров о банкротстве Бюро адвокатов «Де-юре» Дарья Иванова отметила, что некоторые предложения носят очевидно прокредиторский характер, то есть выражают интересы кредиторов. Так что необходимость данных норм — дискуссионный вопрос.

«В практике Конституционного Суда РФ и доктрине уже отмечено, что процедуры банкротства представляют собой конфликт интересов, а действующее законодательство о банкротстве и так создает множество возможностей для «употребления норм правого регулирования в своих интересах», как отметил исследователь А.А. Кравченко. Предлагаемые поправки в свою очередь не решают данной проблемы, а только усугубляют ситуацию, создавая больший простор для «употребления» правом», говорит она.

Так, продолжает юрист, хоть в Арбитражном процессуальном кодексе РФ и имеется оговорка об обязанности сторон направлять копию заявления с приложенными к нему документами сторонам, на практике зачастую стороны направляют друг другу лишь заявление без приложений. «При этом в деле о банкротстве круг лиц, участвующих в деле, и имеющих право заявлять возражения против требований также несколько больше, чем в общем исковом производстве, в силу аккумулирования нескольких (а то и десятков и сотен) требований кредиторов к одному должнику, — говорит Дарья Иванова. — То есть, при сокращении нагрузки на судью увеличивается нагрузка на аппарат суда, который будет вынужден за 15-дневный срок, предлагаемый для представления возражений, каким-то чудом успевать ознакомить с тем или иным требованием всех желающих. Следовательно, возникает вопрос: а если вследствие огромной нагрузки на аппарат суда сторона не успела ознакомиться с требованием и представить возражения в срок, то ее апелляционная жалоба не может быть удовлетворена из-за ограничений того же АПК РФ о пределах рассмотрения дела судом первой инстанции?»

Также она обращает внимание на поправки, предлагающие передать полномочия по утверждению положения о порядке продажи имущества гражданина к собранию кредиторов. «Действующее требование Закона о банкротстве о рассмотрении вопроса о порядке продажи имущества гражданина судом абсолютно обосновано и направлено на недопущение ущемления прав гражданина, — говорит юрист. — В ином случае кредиторы, которые могут быть и аффилированными по отношению к гражданину, не будут лишены возможности получить большую выгоду за счет «употребления правом», а не направленностью реализации процессуальных прав на защиту своих интересов».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *