Почему одни акции стоят дорого а другие дешево
Перейти к содержимому

Почему одни акции стоят дорого а другие дешево

  • автор:

Что такое «дорого» и «дешево» на фондовом рынке

Стоимостного инвестора от любого другого можно отличить по тому, какую цену он готов заплатить за ценные бумаги той или иной компании. В очередном материале цикла «Стоимостное инвестирование в лицах и принципах» партнер Movchan’s Group, доцент Школы финансов факультета экономических наук НИУ ВШЭ Елена Чиркова рассказывает, почему многие стоимостные инвесторы покупают акции дешево и как они понимают, в какой момент они стоят действительно дешево, а в какой — дорого .

В чем суть стоимостного инвестирования? Если ограничить ответ одной фразой, можно сказать так: суть — в дешевых покупках. Но дальше начинаются нюансы. Кто-то (как, например, Вальтер Шлосс или Бенджамин Грэм) считает, что лучше покупать посредственные компании по низким ценам. Кто-то (например, Уоррен Баффет) стремится покупать первоклассные компании по приемлемым ценам. Кстати, сам Баффет мигрировал от первого подхода, который исповедовал его учитель Грэм, ко второму.

Первый подход, характерный для Грэма, не изжил себя до сих пор. Есть огромный пласт научных работ, в которых исследуется зависимость инвестиционной доходности от того, в дорогие или дешевые акции вкладывается инвестор. Обычно в таких исследованиях все акции, обращающиеся на какой-либо бирже, делят на десять децилей или пять квинтелей: равные части. В первом дециле или квинтеле самые дорогие компании по какому-либо из индикаторов цены, в последнем — самые дешевые. Самые дешевые обычно называются стоимостными акциями (value stocks), самые дорогие часто называют «гламурными» (glamour stocks). Последние — модные или быстрорастущие акции (что, как правило, одно и то же). В качестве меры дороговизны берут какой-либо из мультипликаторов или сразу все:

  • P/E (Price/Earnings) — цена/прибыль;
  • P/CF (Price/Cash Flow) — цена/денежный поток;
  • P/S (Price/Sales) — цена/выручка;
  • P/BV (Price/Book Value) — цена/балансовая стоимость активов;
  • D/P (Dividends/Price или dividend yield) — цена/дивиденды или дивидендная доходность.

При этом в случае с последним показателем (D/P) акция тем дешевле, чем он выше. Во всех остальных случаях — наоборот.

Во всех таких исследованиях доходность меряется на длинном — трех- или пятилетнем — горизонте, но с расчетом годовых значений. При этом портфель раз в полгода ребалансируется — заново проводится оценка, на основании которой компания относится к тому или иному децилю (квинтелю).

Сами исследования я здесь упоминать почти не буду — их несколько десятков. Исследовались разные временные периоды, разные показатели, разные биржи и разные страны, среди которых США, Великобритания, Япония, Франция, Швейцария и Германия. Скажу лишь, что первое исследование такого рода было опубликовано Френсисом Николсоном в 1968 году. Оно охватывает период с 1932 по 1962 год, в качестве мультипликатора был выбран P/E, исследовалось 198 американских компаний из 18 отраслей. Одно из самых свежих — исследование Джефри Оксмана, Сунила Моханти и Тобиаса Карлайла 2012 года, которое делалось на Лондонской бирже на временном отрезке с 1975 по 2010 год, а в качестве мультипликатора использовался NCAV/MV (net current asset value/market capitalization) — чистая стоимость оборотных активов/рыночная капитализация. Показатель NCAV был изобретен Грэмом и рассчитывается как стоимость оборотных активов (оборотный капитал) минус стоимость всех обязательств. Логично, конечно, из оборотных активов вычитать не все пассивы, а только оборотные, но Грэм пошел по самому жесткому пути. Упомяну также, что в исследовании Роджера Иботтосона и Пола Каплана 1986 года наряду с показателем P/BV исследуется и другой показатель Грэма — 2/3 от стоимости чистого оборотного капитала.

Абсолютно все исследования — на всех мультипликаторах, временных периодах и рынках — показывают, что выгоднее вкладываться в дешевые акции. Зависимость между номером кластера и доходностью — практически линейная. За исключением того, что в некоторых исследованиях обнаружено, что девятый кластер ведет себя лучше, чем десятый, — возможно, потому, что в десятом слишком много компаний в предбанкротном состоянии. Эффект особо не уменьшается со временем. Так, в исследовании Николсона разница между первым и пятым кластером составила 3 процентных пункта (п.п.) в год (10% и 7% соответственно), в чуть более позднем (1977 года) исследовании Санджоя Басу на данных 1957–1971 годов по компаниям на Нью-Йоркской бирже разница между первым и пятым кластером составила 7,2 п.п. (16,3% и 9,5% соответственно), а в исследовании Тима Луграна и Джея Веллмана, проведенного на данных 1963–2009 годов для нефинансовых компаний на американских биржах, где был взят показатель EV/EBITDA (стоимость бизнеса/EBITDA) и другие, он даже больше: 10 п.п.

Не знаю ни одного управляющего, который использовал бы этот эффект в чистом виде, то есть механически вкладывался бы только в пятый квинтель или десятый дециль всех акций, котируемых на той или иной бирже. Однако он имеется в виду. Например, на этот эффект ссылается Грэм в последнем издании «Разумного инвестора» — 1971 года. В книге Дремана Contrarian Investment Strategies: The Psychological Edge об этом также много написано.

Нобелевский лауреат по экономике Роберт Шиллер сформировал вместе с банком Barclays семью индексов недооцененных отраслей США — Shiller Barclays CAPE US Index Family. Создание ETF (exchange traded funds) — биржевых инвестиционных фондов, реплицирующих данные индексы, — попытка дать инвесторам инструмент, который позволяет сыграть на подобном эффекте.

Как определяют «завышенность» или «заниженность» рынка

Итак, покупать нужно преимущественно дешевые акции. Поговорим о том, что такое «дорого» и что такое «дешево». В этой колонке — на примере фондового рынка в целом, в следующей — на примере отдельных акций.

Ответить на первый вопрос проще. Ведь ключевым фактором, который влияет на стоимость акций, является рост чистой прибыли, а чистая прибыль компаний, входящих в индекс в целом, вряд ли будет расти темпом 15% или 20% в год на протяжении нескольких лет, тогда как чистая прибыль отдельной компании — может.

Применение рыночных коэффициентов — это, пожалуй, универсальный метод для диагностики уровня фондового рынка в целом. Для этого, как правило, используют четыре основных мультипликатора:

  • Q Тобина (pыночная стоимость активов/цена их замещения);
  • MC/GDP (cовокупная рыночная капитализация/ВВП);
  • DIV/P (dividend yield, дивидендная доходность);
  • P/E (цена/прибыль).

При определении «завышенности» или «заниженности» уровня рынка отталкиваются обычно от исторических средних, считающихся целевым уровнем, к которому показатель будет тяготеть. Насколько это оправданно в случае того или иного показателя — вопрос.

Q Тобина

Исторические средние показателя Q Тобина для американского рынка существенно ниже единицы и составляют около 0,78. На рисунке ниже хорошо видно, что в кризисные годы Q Тобина падал до 0,3, даже в периоды экономического процветания редко превышал единицу, а на пике интернет-пузыря достиг 1,6 — астрономического значения. Расчет стоимости замещения активов для рынка в целом является крайне сложным, трудозатратным и несколько субъективным. В то же время вряд ли кто сейчас считает такие показатели сам, когда они есть в базе данных Bloomberg.

MC/GDP

У показателя «совокупная рыночная капитализация/ВВП» есть серьезный недостаток: уровни конкретного года нельзя сравнивать с историческими средними на длинном интервале.

Исторические и межстрановые сравнения корректны, только если публичные компании генерируют фиксированную долю ВВП или прибыли в совокупной прибыли всех компаний в стране. В силу различного институционального устройства экономик разных стран не существует оптимального отношения капитализации публичных компаний к ВВП. Хорошо известно, например, что американские компании в большей степени финансируются за счет фондового рынка, а немецкие — за счет кредитования. Институциональное устройство экономики может сильно отличаться и в масштабах одной страны: скажем, в 1920-е и в наше время в США. Сравнивать столь отдаленные годы по показателю «капитализация/ВВП» некорректно даже для одного рынка.

У данного показателя есть еще один изъян. Совокупная рыночная капитализация включает глобальные компании, которые могут генерировать прибыль в разных странах. Капитализация этих компаний отражает их прибыль, которая никак не связана с ВВП страны инкорпорирования. Получается, совокупная капитализация рынка конкретной страны не должна строго соотноситься с ВВП данной страны, даже несмотря на то, что при расчете показателя иностранные компании, котирующиеся на национальной бирже, не учитывают.

Высокий показатель «капитализация/ВВП» в принципе характерен для небольших, но развитых стран. И даже необязательно, чтобы там котировалось много иностранных компаний. Например, он высок в Швейцарии, где местный рынок маленький, но в стране есть несколько очень крупных транснациональных компаний и банков вроде Nestle, Novartis, Lindt и UBS, чьи выручка и прибыль несопоставимы с тем, сколько они получали бы, работая только на национальный рынок. По понятным причинам очень высок показатель MC/GDP и в Гонконге.

MC/GDP — показатель, который Уоррен Баффет рекомендует использовать для оценки уровня рынка в целом. (Сам он его при этом, правда, не использует.) При этом он же считает, что, если соотношение достигло 200%, как это случилось во время пузыря доткомов, покупая акции, инвестор играет с огнем. Если оно упало до 70–80%, покупка акций должна сработать хорошо.

Показатель «совокупная рыночная капитализация/ВВП» применим на промежутках времени, когда институциональные сдвиги в экономике минимальны. На таких временных интервалах он может быть весьма эффективным индикатором финансового пузыря. Например, с 1990 по 2000 год отношение совокупной капитализации к ВВП во Франции выросло с 28% до 110,5%, а в США этот показатель удвоился (60% и 120% соответственно). В Японии оно выросло с 40% в 1984 году до 235% на пике финансового пузыря в 1989-м.

DIV/P

Исторический средний показатель DIV/P, или дивидендная доходность, для рынка США с 1900 года составляет 4%. Однако на вопрос о сравнимости показателя DIV/P за разные, отдаленные друг от друга годы ответить тоже непросто.

Доходность от вложений в акции складывается из дивидендной доходности и роста курсовой стоимости акций. Показатель DIV/P служил бы хорошей аппроксимацией общей доходности и, следовательно, справедливой цены акций, если бы доля дивидендов в чистой прибыли была бы константой во времени. Но это не так.

В XIX веке корпорации выплачивали в виде дивидендов практически всю прибыль. Доля прибыли, выплачиваемая в виде дивидендов, в 1930-е годы все еще составляла 90%, но сократилась примерно до 1/3 в 2000-е. Сейчас корпорации все больше средств направляют на развитие. Не удивительно, что с начала 1950-х мы наблюдаем резкое падение доли денежного потока, выплачиваемого в виде дивидендов, в стоимости акции. Кроме того, с середины 1980-х стали бурно расти выкуп акций с рынка для выплат инвесторам. То есть это квазидивиденды.

В итоге, наверное, можно утверждать, что справедливый уровень DIV/P в настоящее время может быть несколько ниже, чем исторические средние, рассчитанные за всю историю наблюдений. В начале XX века спекулянты и инвесторы смотрели именно на дивиденды и, соответственно, на показатель P/DIV, а не на прибыль и, соответственно, показатель P/E. Сейчас же P/E стал более важным показателем.

P/E

В настоящее время рассчитывают два вида показателя P/E: простой (отношение текущей цены к прибыли прошлого года) и так называемый P/E Шиллера, или CAPE (сyclically adjusted P/E), то есть P/E, скорректированный на цикличность. При расчете последнего текущая цена делится не на прибыль прошлого года, а на среднюю прибыль за последние 10 лет, причем данные по прибыли пересчитываются на сегодняшний день с учетом инфляции. Как следует из названия, этот показатель призван нивелировать цикличность.

Поскольку экономика США в среднем развивается и прибыли корпораций растут, среднее историческое значение CAPE выше среднего значения простого P/E: исторический уровень показателя P/E для американского рынка составляет 14, а СAPE около 16.

В отношении P/E нельзя утверждать, что современный справедливый уровень должен отличаться от исторических средних, так как E — это вся прибыль: и выплачиваемая в виде дивидендов, и идущая на развитие бизнеса. А кроме того, это чистая прибыль, т. е. она учитывает все изменения налогового законодательства. Сравнение P/E за конкретный год с историческими значениями вполне корректно. Однако в случае P/E затруднены межстрановые сравнения, для которых нужны корректировки, учитывающие специфику макроэкономической ситуации в той или иной стране.

Сторонником использования P/E для оценки уровня рынка в целом был Джон Темплтон. Когда он начал покупать японские акции, P/E этого странового рынка был равен 4. Вышел он задолго до пика и переложился в США. Темплтон считал дешевыми по этому показателю американские акции в 1980-е и корейские в 1990-е. Джулиан Робертсон в ноябре 1989 года сделал простое и эффектное сравнение уровня рынка в Японии и США: операционная маржа компаний США составляет 10,4%, японских — 3,2%, маржа чистой прибыли — 5,4 и 1,6%, доходность акционерного капитала — 15,4 и 7,3%, всего капитала — 11,8% и 4,9% и т.д. При этом P/E американского рынка составляет 13,4, японского — 55. Этим все сказано.

Как показал известный английский финансовый аналитик Рассел Напьер в книге «Анатомия медвежьего рынка», в годы, которые оказались самыми удачными с точки зрения доходности вложений в акции на долгосрочном интервале, P/E и Q Тобина были особенно низкими, а в самые неудачные годы — наоборот, особенно высокими по сравнению с историческими средними. Лучшими годами для инвестирования в США считаются 1921, 1949 и 1982 годы. В эти годы Q Тобина составляет примерно ¼ от исторических средних, а P/E занижен в 2–2,5 раза.

В худшие для инвестирования годы ситуация — обратная. Например, в 1987 году в Японии на пике пузыря «японского экономического чуда» P/E рынка в целом составлял около 80, а P/BV («цена/балансовая стоимость активов) — около 6 (целевой уровень этого показателя близок к единице).

В мае 1999 года на пике интернет-пузыря P/E индекса S&P достиг 28. Алан Гринспен, утверждавший, что к концу 1990-х на фондовом рынке США сформировался пузырь, апеллировал именно к данному показателю. В одной из речей он произнес: «Между 1995 и 2000 годами индекс S&P вырос с 15 почти до 30. Чтобы этот рост целиком и полностью объяснить изменением ожиданий будущей прибыли, нужно, чтобы будущая прибыль росла на два процентных пункта быстрее, чем в прошлом, вплоть до бесконечности», а это нереалистичный сценарий.

Достаточно ли только мультипликаторов?

Итак, мультипликаторы P/E, Q Тобина, «дивидендная доходность» и «рыночная капитализация/ВВП» могут существенно колебаться вокруг средних, нормальных значений. Отклонения в ту или иную сторону можно интерпретировать как индикаторы недооценки/переоценки рынка в целом.

Темплтон советует пользоваться для оценки уровня завышенности фондового рынка не только мультипликаторами, а использовать и другие показатели. Он сторонник применения «сотни индикаторов». Он предлагает такие индикаторы, как масштабы выкупа акций и сделок по слияниям и поглощениям. По его мнению, компании выкупают свои акции в периоды, когда цены на них, по их инсайдерскому мнению, занижены, и покупают другие компании по тем же причинам — наблюдают на фондовом рынке низкую капитализацию по сравнению с полной стоимостью компаний. Поэтому чем больше выкупов и поглощений, тем более занижены цены по сравнению со справедливыми.

Я согласна с подходом Темплтона, но сомневаюсь, что предложенные им индикаторы можно применять в настоящее время. Что касается выкупов акций, то во времена, когда Темплтон был активен (он продал свой бизнес в 1994 году), так и было. Однако в 1990-е набрал обороты выкуп акций с целью поддержания их цены, при этом под выкуп могут браться кредиты и залевередженность достигать критического уровня. Сейчас выкупы не являются индикатором заниженности цен. Несмотря на то что Темплтон уверял, что самая опасная фраза в финансах this time is different, в данном случае на самом деле this time is different. В отношении слияний и поглощений то же самое. Волна слияний и поглощений может быть как признаком заниженных цен, так и признаком горячего рынка.

Анализ подхода Темплтона к выявлению перспективных недооцененных акций показывает важность критического отношения к подходам даже великих инвесторов. Относитесь к ним критически и не забывайте, что в этот раз все действительно может быть по-другому. Это правило не работает, когда вы пытаетесь с его помощью обосновать слишком высокую цену акций. Но его хорошо применять, если вы сомневаетесь в корректности того или иного индикатора заниженности цены.

Все материалы цикла «Стоимостное инвестирование в лицах и принципах»:

  • Доходность акций: какой она была в прошлом и чего ждать в будущем
  • Ставка на тигра: как инвестировать на развивающихся рынках
  • Уоррен Баффет и другие: 11 выдающихся стоимостных инвесторов
  • Можно ли угадать идеальное время для покупки акций
  • Диверсификация инвестиционного портфеля: всех ли рисков можно избежать?
  • Что такое «дорого» и «дешево» на фондовом рынке
  • Какие показатели использовать для оценки акций
  • Жить на дивиденды: как компании платят акционерам
  • Что такое качественные акции: критерии выдающихся стоимостных инвесторов
  • Может ли рядовой инвестор повторить успех легенд фондового рынка

«Грошовые» акции набирают популярность. Чем опасны такие инвестиции

В США растут обороты торгов дешевыми акциями. Цены на них могут взлетать на тысячи процентов, но стоит учитывать многочисленные риски покупки таких акций. Рассказываем, что может поджидать инвесторов на этом рынке

Фото: enterlinedesign / Shutterstock

Фото: enterlinedesign / Shutterstock

В понедельник, 11 января, почти пятая часть объема торгов акциями в США пришлась на бумаги шести компаний, выяснила брокерская фирма Themis Trading. При этом эти акции стоят менее $1 за штуку — их называют «грошовыми», или «пенни-стокс». В список вошли такие компании, как Zomedica, которая производит лекарства для домашних животных, и канадская фармацевтическая компания Sundial Growers, которая выращивает ряд сортов каннабиса. Финансовые консультанты, которых опросил Bloomberg, утверждают, что в последнее время «грошовые» акции показывают хорошие результаты, но инвестиции в них связаны с серьезными рисками. Мы тоже опросили экспертов и узнали, какие риски поджидают инвесторов в России.

Что такое «грошовые» акции?

В США такими бумагами считают акции, которые стоят меньше $5. В Великобритании в эту категорию попадают бумаги стоимостью менее £1. Часто это компании с малой капитализацией . Некоторые из таких акций продаются на крупных торговых площадках — NASDAQ и Нью-йоркской фондовой бирже. Однако большинство из них торгуется на площадках с менее строгими правилами к раскрытию финансовой информации. Один из крупнейших рынков для подобных акций — внебиржевой OTC Markets Group. В США списки подобных бумаг и их цен называют «розовыми листами» — это отсылка к цвету бумаги, на которой печатали цены на акции, когда еще не было электронной торговли. По словам основателя и директора Tindle Wealth Management Скотта Тиндла, раньше «грошовые» акции были привлекательны тем, что позволяли инвестировать людям, у которых не было много денег. Однако сейчас все более популярным становится дробная торговля акциями, отметил он. То есть инвесторы могут продавать и покупать доли ценных бумаг .

Фото:kitzcorner / Shutterstock

Фото: kitzcorner / Shutterstock
Почему внезапно появился интерес к дешевым акциям?

Bloomberg пишет, что «во всем виноват» интернет. За последние несколько дней сильно выросло упоминание «грошовых» акций на форумах Reddit, в том числе компаний Zomedica и Sundial Growers. Повлияла и пандемия COVID-19. Люди сидят дома, у многих из них появилось больше свободных денег, чем обычно, отмечает агентство. Интерес подогрело сочетание неудовлетворенности доходами на других рынках, упоминаний таких акций в соцсетях и обычной скуки, считает президент Cole Financial Planning Скотт Коул. Аналитик «Фридом Финанс» Валерий Емельянов в комментарии «РБК Инвестициям» отметил, что дешевые акции набрали популярность, по большей части, из-за притока новых инвесторов на рынок.

Вновь прибывшие благодаря соцсетям открыли для себя такое явление, как «грошовые» акции, и на этой почве возник локальный хайп. Одни вкладывают, потому что это любопытно и недорого, другие находятся в поисках новых инвестидей, третьи спекулируют.

Валерий Емельянов
аналитик «Фридом Финанс»

Финансовый консультант Стефан Шайп согласился, что у людей возникает соблазн покупать подобные акции из-за очень низкой стоимости. «Частные инвесторы видят большой потенциал. Они узнают, что кто-то зарабатывает 10 000% прибыли на «грошовых» акциях — или даже просто удваивает свои деньги — и все потому, что цена акции легко может вырасти с 5 до 10 центов», — сказал он.

Фото:РБК Инвестиции

Как насчет рисков?

Рисков в подобных инвестициях много. Шайп отметил, что один из самых больших — размер компании. По его словам, из-за этого «грошовые» акции защищены не так хорошо, как бумаги « голубых фишек ». Кроме того, небольшие компании обычно не выпускают много акций. Это значит, что инвестору может быть трудно продать свои бумаги и выйти из позиции, отметил консультант. По словам Емельянова, ликвидность в таких инвестициях почти нулевая, поэтому когда хайп спадает, инвесторы не могут продать подобные акции неделями или даже месяцами. Финансовый советник компании Twenty Fifty Capital Колин Мойнахан рассказал, что есть риск манипуляций с дешевыми бумагами. Например, они могут быть подвержены схеме «Pump and Dump» («накачал — сбросил»), при которой манипуляторы искусственно завышают цену бумаг с помощью ложных заявлений и ни на чем не основанных рекомендаций. Позитивные новости о компаниях-эмитентах «грошовых акций» могут появляться в соцсетях, чатах или форумах, и это стимулирует интерес, объем торгов и цену на акции, отметил Мойнахан. Цель такой схемы — продать дешево купленные акции по более высокой цене. После продажи стоимость бумаг падает, и другие инвесторы теряют деньги. Емельянов рассказал, что раньше такую схему использовали на рынке криптовалют, однако затем туда пришли крупные игроки, поэтому «накачивать и сбрасывать» «крипту» стало труднее. В результате «памперы» перешли на дешевые акции. «Для тех, кто только сейчас вошел в эту пирамиду, риск потерь составляет 99%», — сказал аналитик. Прежде чем покупать «грошовые» акции необходимо найти ответ на вопрос: почему компания вдруг стала популярной, заявил Мойнахан. Если нет информации о том, почему компания может быть прибыльной, лучше держаться от нее подальше, посоветовал консультант. Руководитель отдела анализа акций «Финам» Наталья Малых заявила, что отнесла бы сделки с подобными бумагами к чистым спекуляциям. «Это можно сравнить с лотереей: покупая данные акции, трейдеры обычно не погружаются в анализ эмитентов , но надеются со временем на значительную доходность. А всем известно — чем выше доходность, тем меньше шансов получить ее», — отметила она.

Фото:Spencer Platt / Getty Images

Фото: Spencer Platt / Getty Images
«Грошовые» акции в России

По словам Емельянова, в России прямые аналоги американских «розовых листов» и британских «пенни-стокс» продаются на внебиржевой платформе RTS Board. Там можно купить бумаги бывших совхозов, районных электросетей, небольших заводов и фабрик — всего более 600 эмитентов, отметил аналитик. Он рассказал, что в среднем стоимость акций на этой платформе составляет ₽10-15, но есть и бумаги дешевле одной копейки. «Для этого сегмента рынка характерны все те же самые феномены, что и для «грошовых» западных акций: котировки умеют «стрелять» на тысячи процентов вверх, а потом обваливаться обратно», — отметил Емельянов. Малых согласилась, что риски в отношении «грошовых» акций одинаковы как для российского, так и для американского рынков. Среди рисков то, что компании с малой капитализацией могут сообщать о себе крайне ограниченную информацию. Однако рынок «грошовых» акций в России доступен только для квалифицированных инвесторов, добавил Емельянов. Поэтому у российского частного инвестора риск нарваться на манипуляции с дешевыми акциями практически отсутствует, считает аналитик.

Больше новостей об инвестициях вы найдете в нашем телеграм-канале «Сам ты инвестор!»

Термин, обозначающий вероятность быстрой продажи активов по рыночной или близкой к рыночной цене. Подробнее Высоконадежные и самые ликвидные акции на рынке со стабильными показателями доходности. Компании — «голубые фишки» — это лидеры в своей индустрии. Как правило, изменение цен на акции «голубых фишек» определяет настроение рынка. Стоимость компании на рынке, рассчитанная из количества акций компании, умноженного на их текущую цену. Капитализация фондового рынка – суммарная стоимость ценных бумаг, обращающихся на этом рынке. Лицо, выпускающее ценные бумаги. Эмитентом может быть как физическое лицо, так и юридическое (компании, органы исполнительной власти или местного самоуправления). Финансовый инстурмент, используемый для привлечения капитала. Основные типы ценных бумаг: акции (предоставляет владельцу право собственности), облигации (долговая ценная бумага) и их производные. Подробнее

Александра Хрисанфова

Александра Хрисанфова

Акции роста и акции стоимости: что это такое и как их отличить?

Фото: uforms.ru для РБК Quote

Акциями роста могут именоваться как бумаги молодой технологической компании из Кремниевой долины, так и огромной международной корпорации с долгой историей. Объединяет их одно качество — они растут темпами, опережающими средний рыночный рост. Другими словами, если речь идет о производителе чипов и акции этого производителя дорожают быстрее других производителей аналогичных устройств, значит перед вами акция роста.

Как правило, у компаний роста есть существенное преимущество на рынке, которое обеспечивает эмитенту стабильное увеличение прибыли. Такие компании могут обладать уникальными патентами, использовать редкую технологию, предлагать рынку востребованный продукт, который сложно скопировать.

Компании роста обычно вкладывают доходы в развитие и быструю экспансию, а дивиденды не платят или сводят их до минимума. Зарабатывать такие бумаги позволяют на росте котировок. При этом по фундаментальным показателям и значениям мультипликаторов акции роста могут быть переоценены. Акции роста есть в большинстве секторов экономики, но сейчас их наибольшее число сосредоточено в технологическом секторе или биофармацевтике.

Примеры акций роста

  • Tesla, бумаги которой выросли на 260% за последние 12 месяцев; производитель «растительного» мяса Beyond Meat, акции которого стоят на 174% больше, чем на IPO;
  • ведущий мировой чипмейкер Nvidia, разрабатывающий процессоры для дата-центров Amazon, Google и Microsoft;
  • платежные системы Visa и Mastercard, которым прогнозируют рост капитализации до $1 трлн на фоне бума электронной коммерции и интернет-покупок.

Компания Standard & Poor’s рассчитывает специальный индекс для акций роста, входящих в S&P 500. Он называется S&P 500 Growth Index. Первая десятка самых тяжеловесных компаний индекса включает Microsoft, Apple, Amazon, Facebook, Alphabet, Visa, Mastercard и Procter & Gamble. За десять лет индекс компаний роста увеличился на 280%, а за последний год — на 27%.

Фото:Deutsche Börse Group

Фото: Deutsche Börse Group

Что такое акции стоимости

Акции (или компании) стоимости — противоположность акциям роста. Если смотреть на ключевые показатели, как, например, дивиденды или прибыль, то такие компании существенно недооценены. И они стоят дешевле аналогов на рынке. Часто бумаги недооценены в силу внешних факторов, а не реальных финансовых показателей. Например, произошел скандал, связанный с советом директоров, который надолго отбил у инвесторов интерес к этим бумагам.

Найти такие акции — сложная задача. На стратегии поиска подобных компаний строил свою финансовую империю легендарный инвестор Уоррен Баффет : он старался найти «несправедливо» дешевые акции и купить их по заниженной цене. Особенность акций стоимости — должно быть понятно, как устроен бизнес компании и на чем она планирует зарабатывать деньги. По этой причине в портфеле Баффета долгое время отсутствовали «непонятные» акции сегмента высоких технологий, зато был широко представлен «понятный» банковский сектор.

Примеры акций стоимости

Акциями стоимости можно назвать бумаги угольной компании «Распадская». Показатель P/E (соотношение стоимости акций к годовой прибыли) у нее равен 2,85 — это очень низкий коэффициент, который говорит о том, что бумаги стоят неоправданно дешево. Средний коэффициент по отрасли — 5,47.

Другой пример — российская горнодобывающая компания «Мечел». В прошлом году «Мечел» стал самой недооцененной компанией каталога РБК Quote по коэффициенту P/E — он составил 1,9.

Standard & Poor’s также рассчитывает индекс акций стоимости для членов S&P 500. В первую десятку индекса входят: инвестиционная компания Berkshire Hathaway, телекоммуникационный конгломерат AT&T, нефтяники Exxon Mobil и Chevron, компании сектора медицины Unitedhealth, Johnson & Johnson и Pfizer. За десять лет индекс вырос на 152%, а за прошедший год — на 18%.

Начать инвестировать можно прямо сейчас на РБК Quote. Проект реализован совместно с банком ВТБ.

Американский бизнесмен и один из известнейших инвесторов в мире. Основной владелец и CEO инвестхолдинга Berkshire Hathaway. Лицо, выпускающее ценные бумаги. Эмитентом может быть как физическое лицо, так и юридическое (компании, органы исполнительной власти или местного самоуправления). Расчетный показатель. Позволяет оценить уровень недооцененности или переоцененности активов рынком. Считается как отношение показателя, содержащего рыночную стоимость актива (капитализация, цена акции, стоимость бизнеса) с отчетным финансовым показателем (выручка, прибыль, EBITDA и др.). Недооцененность или переоцененность актива оценивается при сравнении значения мультипликатора с мультипликаторами конкурентов. Соотношение капитализации компании к ее чистой прибыли. Популярный показатель для оценки стоимости акций и поиска недооцененных и переоцененных компаний Дивиденды — это часть прибыли или свободного денежного потока (FCF), которую компания выплачивает акционерам. Сумма выплат зависит от дивидендной политики. Там же прописана их периодичность — раз в год, каждое полугодие или квартал. Есть компании, которые не платят дивиденды, а направляют прибыль на развитие бизнеса или просто не имеют возможности из-за слабых результатов. Акции дивидендных компаний чаще всего интересны инвесторам, которые хотят добиться финансовой независимости или обеспечить себе достойный уровень жизни на пенсии. При помощи дивидендов они создают себе источник пассивного дохода. Подробнее

На что обратить внимание при покупке акций

header-image

Прежде чем переходить к выбору конкретных бумаг, имеет смысл оценить положение экономики в целом. Это нужно, чтобы не войти в рынок в неподходящей фазе цикла — накануне снижения.

Выделяют четыре экономических цикла: рост, пик, спад (рецессия) и кризис. Если купить акции в начале цикла роста, есть шанс получить максимальную прибыль. А если купить на пике, то в ближайшей перспективе можно столкнуться с падением цены и убытками. Определить, в каком цикле находится экономика, помогает макростатистика: показатели роста ВВП, инфляции, безработицы, деловой активности и т. п.

В то же время существует понятие циклических и нециклических активов. Циклические компании сильно зависят от состояния экономики. Рост и падение выручки в них ощутимо связано с ростом и падением рынка в целом (автопромышленность, металлургия, туризм и другие отрасли). Для акций таких компаний момент покупки особенно важен: в фазе роста они обычно хорошо растут, а в рецессию ощутимо падают в цене.

Нециклические компании не так привязаны к ситуации в экономике и работают относительно стабильно — такие могут быть интересны к покупке даже при спаде. Например, компании, производящие товары первой необходимости, или те организации, что работают в сфере здравоохранения, потому что спрос на подобные товары и услуги есть всегда.

Фундаментальный анализ компании

Для долгосрочных инвестиций могут подойти акции сильных компаний. Стоит смотреть на общую капитализацию, выручку и прибыль, долговые обязательства. Все эти сведения есть в финансовой отчётности, которую компании публикуют раз в квартал и по итогам года. Также нужно смотреть историю бизнеса за последние годы, сравнивать показатели, чтобы видеть динамику.

Например, если у компании постоянно растёт прибыль и есть потенциал на годы вперёд — это, скорее всего, хороший знак. Но если при этом очень высока долговая нагрузка, то вся прибыль может в будущем уходить не на дивиденды инвесторам и развитие, а на покрытие долгов.

Акции компаний с плохим фундаментальным анализом скорее могут сгодиться для краткосрочных спекуляций, но не для долгосрочных инвестиций. У фундаментально крепких бумаг в перспективе обычно больше шансов пережить просадки цены и вырасти.

Дивиденды

Дивиденды — один из потенциальных вариантов заработать на акциях (другой вариант: купить акции дешевле и продать дороже). Дивиденды — это часть чистой прибыли компании, распределяемая между акционерами.

Если вы следуете дивидендной стратегии, то есть рассчитываете получать основную прибыль именно из дивидендов, тогда перед покупкой акций имеет смысл изучить дивидендную политику компании. В ней прописано, планирует ли компания делать такие выплаты, при каких условиях, как часто и в какой форме.

Также стоит посмотреть на дивидендную историю компании: как давно и насколько стабильно компания выплачивает дивиденды, растут ли они со временем.

Для других стратегий наличие дивидендов — существенный, но не основной фактор выбора. Например, молодые развивающиеся компании часто не платят дивиденды, зато вкладывают большую часть прибыли в развитие. Потенциально это может увеличить цену акций в разы.

Перспективы

Что ещё нужно оценить при выборе акций — это перспективы компании и отрасли. Здесь нет каких-то чётких измеримых показателей, речь скорее идёт о современности/технологичности бизнеса, планах развития, конкурентоспособности.

Планами развития компании обычно делятся с акционерами, но важно также в общем разбираться в современных тенденциях и самом бизнесе, чтобы понимать хотя бы примерно, насколько эти планы осуществимы.

Технологичность компании подразумевает, что она идёт в ногу со временем. Считается, что мы стоим на пороге шестого технологического уклада, где большую роль будут играть искусственный интеллект, роботизация, нанотехнологии. Возможно, стоит обращать внимание на акции компаний, которые уже внедряют такие идеи.

В то же время даже просто стиль работы компании расскажет о многом. Можно не заниматься разработкой ИИ, а просто продавать одежду. Но одни компании всё ещё торгуют по старинке только в розничных магазинах, а другие добавили онлайн-магазины, строят сообщества фанатов бренда в соцсетях, организуют виртуальную примерку и помощь виртуального ассистента. Такие вещи определённо дают конкурентное преимущество.

Кстати, продукция технологичных компаний чаще имеет большую добавленную стоимость, за счёт чего бизнес может быть более прибыльным и устойчивым.

Перспективы компании и отрасли особенно важны при выборе акций в долгосрочный портфель. Туда должны попасть бумаги компаний, которые смогут выдержать конкуренцию и прогресс в перспективе 10-15 лет.

Ликвидность и волатильность

Если вам важна возможность в любой момент быстро продать акции по рыночной цене, есть смысл обратить внимание на наиболее ликвидные бумаги — в первую очередь на голубые фишки. Они же обычно и менее волатильные, то есть меньше подвержены колебаниям цены.

Тем, кто плохо переносит волатильность акций и переживает из-за каждой просадки цены, пожалуй, не стоит выбирать так называемые акции роста — их цены могут меняться в разы, причём довольно резко и непредсказуемо.

В то же время для опытного инвестора с долгосрочным портфелем этот пункт не так важен: обычно он умеет зарабатывать и на низколиквидных и волатильных инструментах.

Цена и точка входа

Итак, вы провели фундаментальный и макроанализ, нашли компанию интересной в плане перспектив, разобрались с дивидендами, ликвидностью и волатильностью акций и готовы покупать. Остаётся последний (но не последний по значимости) вопрос: что с ценой? Ведь даже самые лучшие акции, скорее всего, не принесут значимой прибыли, если куплены по слишком высокой цене.

Известный инвестор современности Уоррен Баффет призывает выбирать недооценённые акции фундаментально крепких компаний. То есть в идеале наши отобранные сильные акции должны иметь рыночную цену меньше, чем реальную стоимость.

Как определить реальную стоимость акции, куда смотреть? Во-первых, на её балансовую стоимость. У недооценённых акций цена обычно ниже балансовой стоимости. Но не всегда: для компаний, у которых много нематериальных активов (бренд, патенты и т. п.), чаще рассчитывают такой показатель, как дисконтированный денежный поток.

Дальше нужно смотреть на показатель P/E или P/B . Чем ниже эти показатели, тем лучше. Но сравнивать по ним нужно компании из одной отрасли.

При этом желательно, чтобы у компании был не только низкий P/E, но и низкая долговая нагрузка. Все эти факторы вместе помогают выявить недооценённые акции. Подразумевается, что рано или поздно рынок оценит такие бумаги по достоинству, а инвестор на этом заработает.

В то же время не всегда инвесторы покупают только недооценённые акции. В долгосрочный портфель вполне можно купить справедливо оценённые бумаги, если вы видите в компании потенциал. А вот для переоценённых бумаг стоит дождаться более низкой точки входа.

Что ещё важно знать

Диверсификация

Какие бы акции вы ни выбрали, стоит помнить о диверсификации. Портфель не должен полностью состоять из 1-2 акций. Стоит покупать разные активы, из разных стран, секторов, в разных валютах. Это поможет снизить риски.

Защита от кризисов

Если покупать в портфель только акции, даже самые лучшие, риски будут слишком высоки. Обычно инвесторы уравновешивают портфель, кроме акций покупая облигации, золото и другие защитные инструменты.

Скринеры

Чтобы выбирать акции было проще, можно сравнивать их по разным показателям с помощью скринеров — сервисов, которые могут мгновенно отсортировать бумаги по цене, объёмам продаж, капитализации компании, дивидендам, мультипликаторам и множеству других показателей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *