Сколько сторон может быть в договоре
Перейти к содержимому

Сколько сторон может быть в договоре

  • автор:

Сколько сторон может быть в договоре

ГК РФ Статья 154. Договоры и односторонние сделки

1. Сделки могут быть двух- или многосторонними (договоры) и односторонними.

2. Односторонней считается сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны.

3. Для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) либо трех или более сторон (многосторонняя сделка).

Требования, предъявляемые к реквизитам договора, установлены ГОСТ Р 7.0.97-2016. К обязательным реквизитам договора относятся: номер, место и дата его составления, информация о сторонах договора, общее содержание документа, печать и подписи сторон. Только при их наличии документ признается действительным. Организация направляет в ЭДО договор контрагенту, содержащий дату составления, но контрагент отказывается подписывать договор с реквизитом «Дата составления», ссылаясь на то, что дата составления не будет совпадать с датой подписания договора, ведь по условиям договора: договор вступает в действие с даты подписания договора обеими сторонами, а договор со стороны контрагента не будет подписан в день составления договора. Иными словами, контрагент просит направить договор в ЭДО без указания даты составления. Правомерен ли отказ контрагента?

Под договором понимается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей (п. 1 ст. 420 ГК РФ). Такое соглашение является сделкой (ст. 153, п. 1 ст. 154 ГК РФ). Для большинства договоров законодательством предусмотрена обязательная письменная форма. Так, например, письменная форма договора должна быть соблюдена, если хотя бы одна из сторон является юридическим лицом. Согласно п. 2 ст. 434 ГК РФ договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами (в том числе электронного), а также путем обмена письмами, телеграммами, электронными документами либо иными данными в соответствии с правилами абзаца второго п. 1 ст. 160 ГК РФ.
Договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной (пп. 1, 2 ст. 432 ГК РФ).
Таким образом, для заключения договора в письменной (в том числе электронной) форме стороны должны, во-первых, достичь соглашения по всем существенным условиям договора, а во-вторых, подписать (собственноручно либо с помощью аналога собственноручной подписи) документ (документы), выражающий содержание договора. Последствием несоблюдения указанных условий по общему правилу будет незаключенность договора*(1).
Согласно п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка (которой, как указано выше, является и договор) недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Как видим, основанием для недействительности договора может быть его несоответствие закону. Государственные стандарты законами не являются, поэтому несоответствие им договора не влечет недействительности последнего.
Действительно, на практике стороны при заключении договора указывают в нем (в «шапке» договора) место и дату его заключения. Такое указание не вытекает из требований закона*(2) и представляет собой сложившийся в деловой практике обычай (ст. 5 ГК РФ). Договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения (п. 1 ст. 425 ГК РФ). Если договор не подлежит государственной регистрации и для его заключения не требуется передачи имущества, он признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта (ст. 433 ГК РФ). Учитывая это обстоятельство, указанная в договоре дата не имеет решающего значения в целях определения момента заключения договора. Последний в любом случае считается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта. Применительно к описанной ситуации таким моментом должен считаться момент, когда лицо, первым подписавшее договор, узнало о его подписании второй стороной. Само по себе несовпадение указанной даты (даты заключения договора) с датой, указанной в самом договоре, не свидетельствует о каком-либо нарушении. Последняя дата в таком случае может рассматриваться исключительно как дата формирования проекта договора (еще не подписанного сторонами документа, в котором зафиксированы все необходимые условия и реквизиты). Очевидно, что дата составления (изготовления, формирования) такого документа может не совпадать с датой заключения договора, а во многих случаях и не совпадает с ней (смотрите, например, постановление Арбитражного суда Московского округа от 20 апреля 2021 г. N Ф05-7489/21 по делу N А40-285845/2019)*(3).
В заключение напомним, что в соответствии с п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 421 ГК РФ стороны свободны в заключении договора, а понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена законом или добровольно принятым обязательством. В связи с этим если контрагент отказывается подписывать договор в связи с тем, что указанная в нем дата не будет совпадать с датой заключения, обязать его заключить договор, вероятнее всего, не удастся. На наш взгляд, в такой ситуации организация вправе направить для подписания контрагенту скорректированный проект договора, исключив из него соответствующую дату. Если используемая сторонами система ЭДО позволяет достоверно установить дату получения организацией информации о подписании договора второй стороной, разногласий относительно даты заключения договора в этом случае возникнуть не должно.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Александров Алексей

Ответ прошел контроль качества

31 октября 2022 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

————————————————————————-
*(1) Возможно, в связи с этим будет полезен материал: Энциклопедия решений. Отличие между незаключенностью и недействительностью гражданско-правового договора.
*(2) ГК РФ не предусматривает общего правила, согласно которому в договоре должна быть указана дата его заключения. Подобные требования предусмотрены лишь для определенных видов сделок (смотрите, например, п. 1 ст. 186 ГК РФ, согласно которому доверенность, в которой не указана дата ее совершения, ничтожна). Следовательно, даже отсутствие в договоре даты его заключения не влечет его недействительности (смотрите, например, постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 июня 2002 г. N 3198/01) и может явиться лишь причиной спора о моменте заключения договора.
*(3) Смотрите также материалы:
— Вопрос: Организация работает по Федеральному закону от 18.07.2011 N 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц». После направления заявки на продукцию поставщику он присылает договор, подписанный с его стороны с присвоенной датой и номером на договоре, любые корректировки в договор вносить отказывается (даже по дате). После подписания договора поставщиком договор проходит ряд согласований у заказчика. В итоге указанная поставщиком дата составления и подписания поставщиком договора не совпадает с датой подписания договора заказчиком. Какую дату в таком случае считать датой заключения контракта? (ответ службы Правового консалтинга ГАРАНТ, март 2016 г.)
— Вопрос: Контрагент требует оформить дополнительное соглашение к договору без указания даты его составления. Правомерно ли данное требование? (ответ службы Правового консалтинга ГАРАНТ, октябрь 2015 г.)

Сколько сторон может быть в договоре

ГК РФ Статья 420. Понятие договора

1. Договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

2. К договорам применяются правила о двух- и многосторонних сделках, предусмотренные главой 9 настоящего Кодекса, если иное не установлено настоящим Кодексом.

(в ред. Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3. К обязательствам, возникшим из договора, применяются общие положения об обязательствах (статьи 307 — 419), если иное не предусмотрено правилами настоящей главы и правилами об отдельных видах договоров, содержащимися в настоящем Кодексе.

4. К договорам, заключаемым более чем двумя сторонами, общие положения о договоре применяются, если это не противоречит многостороннему характеру таких договоров.

О сторонах и участниках сделок Текст научной статьи по специальности «Право»

ОБЯЗАТЕЛЬСТВО / СДЕЛКА / ДОГОВОР / УЧАСТНИК СДЕЛКИ / СТОРОНА СДЕЛКИ / ОДНОСТОРОННЯЯ СДЕЛКА / ДВУСТОРОННЯЯ СДЕЛКА / МНОГОСТОРОННЯЯ СДЕЛКА / МНОЖЕСТВЕННОСТЬ ЛИЦ В ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ / ВОЛЯ / ВОЛЕИЗЪЯВЛЕНИЕ / ЗАКЛЮЧЕНИЕ СДЕЛКИ / OBLIGATION / TRANSACTION / CONTRACT / TRANSACTOR / TRANSACTION PARTY / UNILATERAL TRANSACTION / BILATERAL TRANSACTION / MULTILATERAL TRANSACTION / PLURALITY OF PERSONS IN OBLIGATION / INTENTION / DECLARATION OF INTENTION / CONSUMMATION OF A TRANSACTION

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Парыгина Наталья Николаевна

Рассмотрено содержание и соотношение понятий « участник сделки » и « сторона сделки », впервые сформулированы их определения. Анализируются различия односторонних, двусторонних и многосторонних сделок. В качестве основополагающего критерия разграничения двусторонних и многосторонних сделок выявлена направленность воли их сторон. Аргументировано выделение видов многосторонних сделок в зависимости от направленности воли сторон последних. Исследовано правовое явление множественности участников сделки , составляющих одну её сторону, в различных видах сделок.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Парыгина Наталья Николаевна

Критерии допустимости потестативных условий сделки в гражданском праве
Проблемы правового регулирования недействительных сделок
Притворные сделки как сделки с пороком воли
Классификация сделок
Антиконкурентные соглашения: юридическая сущность и правовые последствия
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Concerning Transactors and Transaction Parties

The article deals with concept content and correlation of notions « transactor » and « transaction party», which are originally defined by author. Present research involves a benchmarking study of unilateral, bilateral and multilateral transactions. It is established that key factor of distinction between bilateral and multilateral transactions is party’s intention directivity. Multilateral transactions are on a reasonable basis divided into types in terms of its party’s intention directivity. The article investigates as well such legal phenomenon as plurality of transactors representing one transaction party in frames of various types of transactions.

Текст научной работы на тему «О сторонах и участниках сделок»

ГРАЖДАНСКОЕ И СЕМЕЙНОЕ ПРАВО

Вестник Омского университета. Серия «Право». 2018. № 4 (57). С. 80-85.

О СТОРОНАХ И УЧАСТНИКАХ СДЕЛОК

CONCERNING TRANSACTORS AND TRANSACTION PARTIES Н. Н. ПАРЫГИНА (N. N. PARYGINA)

Рассмотрено содержание и соотношение понятий «участник сделки» и «сторона сделки», впервые сформулированы их определения. Анализируются различия односторонних, двусторонних и многосторонних сделок. В качестве основополагающего критерия разграничения двусторонних и многосторонних сделок выявлена направленность воли их сторон. Аргументировано выделение видов многосторонних сделок в зависимости от направленности воли сторон последних. Исследовано правовое явление множественности участников сделки, составляющих одну её сторону, в различных видах сделок.

Ключевые слова: обязательство; сделка; договор; участник сделки; сторона сделки; односторонняя сделка; двусторонняя сделка; многосторонняя сделка; множественность лиц в обязательстве; воля; волеизъявление; заключение сделки.

The article deals with concept content and correlation of notions «transactor» and «transaction party», which are originally defined by author. Present research involves a benchmarking study of unilateral, bilateral and multilateral transactions. It is established that key factor of distinction between bilateral and multilateral transactions is party’s intention directivity. Multilateral transactions are on a reasonable basis divided into types in terms of its party’s intention directivity. The article investigates as well such legal phenomenon as plurality of transactors representing one transaction party in frames of various types of transactions.

Key words: obligation; transaction; contract; transactor; transaction party; unilateral transaction; bilateral transaction; multilateral transaction; plurality of persons in obligation; intention; declaration of intention; consummation of a transaction.

«Pactio est duorum pluriumve in idem pla-citum consensus», или «пакт есть соглашение между двумя и более людьми об одной и той же вещи» [1], — такой формулой правоведы Древнего Рима выразили представление о договоре как о согласовании волеизъявлений двух или множества субъектов. Важно, однако, помнить, что стороны сделки и участники сделки — это несинонимичные правовые категории, а количество первых и вторых в конкретной сделке может не совпадать.

В соответствии со ст. 308 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) в обязательстве в качестве каждой из его

сторон могут участвовать одно или одновременно несколько лиц, что в полной мере относится к обязательствам, возникшим из договора (п. 3 ст. 420 ГК РФ). Издавна устоявшееся в отечественном гражданском законодательстве деление сделок на односторонние, двусторонние и многосторонние (две последние категории также именуют договорами) закреплено в ст. 154 ГК РФ.

Возможность образования множественности лиц, представляющих одну сторону в сделке, в юридической литературе никогда не оспаривалась [2]. При этом обращает на себя внимание то, что в правовых исследова-

© Парыгина Н. Н., 2018

ниях не сформулированы дефиниции стороны и участника сделки. Между тем термины «лицо, участвующее в сделке» и «сторона сделки» иногда смешиваются и употребляются в качестве тождественных. Так, даже в хорошем учебнике по гражданскому праву [3] можно прочитать сначала такое утверждение: «В зависимости от числа участвующих в сделке сторон (здесь и далее курсив мой. — Н. П.) сделки бывают односторонними, двусторонними и многосторонними», а затем — такое: «В основу этого деления положено количество лиц, выражение воли которых необходимо и достаточно для совершения сделки». Здесь же односторонняя сделка определяется как сделка, «для совершения которой достаточно выражения воли одной стороны», но далее указывается: «Сделки, для совершения которых требуется согласование воли двух или более лиц, являются двух- и многосторонними». На самом деле для разграничения односторонних, двусторонних и многосторонних сделок значимо количество именно сторон, а не лиц-участников. Выражение воли конкретным субъектом гражданских правоотношений не то же, что проявление воли стороной сделки, воплощающей некий специфический интерес в том, чтобы она состоялась. В достижении того или иного типового для данного вида сделок результата могут быть заинтересованы одновременно несколько лиц (допустим, сособственники предприятия передают его в аренду; граждане-родственники, имеющие в общей собственности фамильную драгоценность, передают её на хранение в банк; ст. 707 ГК РФ прямо предусматривает возможность заказчика привлекать к выполнению подрядных работ нескольких подрядчиков в рамках единого договора). Из-за множественности участников сделка не меняет свою правовую конструкцию односторонней, двусторонней или многосторонней — здесь важно число независимых целей вступления в соглашение, а каждая такая цель может объединять нескольких субъектов. Возможно, некоторая путаница терминов, проиллюстрированная выше, складывается как раз из-за отсутствия доктринально разработанных трактовок, казалось бы, базовых понятий цивилистики, необходимых для корректного уяснения смысла основных положений

ГК РФ. В этой связи можно предложить следующие определения. Участник сделки -субъект гражданских правоотношений (гражданин, юридическое лицо, публично-правовое образование), совершивший сделку и тем самым создавший для себя юридические права и (или) обязанности. В правовом обиходе участников сделки называют также подписантами. Сторона сделки — это участник или группа участников сделки, представляющие единый типовой для данного вида сделок интерес в её совершении. Таким образом, несколько участников сделки могут оказаться в прямом и переносном смысле «на одной стороне», поэтому понятие «сторона сделки» шире понятия «участник сделки».

Так же как стороны договоров, единственная сторона в односторонней сделке может быть представлена несколькими лицами. Например, объявить о награде, если в качестве таковой выступит вещь, находящаяся в общей собственности, могут несколько её сособственников; двое или более лиц могут организовать конкурс; с 1 сентября 2013 г. в п. 6 ст. 185 ГК РФ прямо закреплено, что доверенность может выдаваться несколькими лицами совместно [4]; с 1 июня 2019 г. будет законодательно установлено право супругов составлять совместные завещания [5] (эта новелла пересматривает привычное правило о том, что завещание может быть составлено только одним лицом).

Что касается договоров, то они, как известно, в большинстве случаев заключаются двумя сторонами, гораздо реже — тремя и более. Есть мнение, что двусторонние договоры являют собой подвид многосторонних: Е. А. Крашенинников и Ю. В. Байгушева критически оценивают п. 3 ст. 154 ГК РФ, из которого следует, что у многосторонних и двусторонних договоров нет сфер пересечения, и считают «различение» двусторонних и многосторонних договоров не имеющим под собой оснований, а вывод о том, что многосторонние сделки исчерпываются договорами, заключаемыми тремя или более сторонами, — ошибочным [6]. Но иные учёные в основном одобряют критерии классификации сделок, вытекающие из п. 3 ст. 154 ГК РФ, и солидарны в том, что многосторонняя сделка есть результат согласования воли не менее чем трёх (трёх и более) сторон [7],

хотя и этот тезис не совсем точен и требует определённой корректировки: многосторонняя сделка предполагает возможность согласования воли трёх и более сторон. Такая формулировка представляется более правильной, поскольку в рамках многостороннего договора появляется именно возможность согласовать волю трёх и более сторон, что необязательно: как справедливо отмечается в литературе [8], допустимо заключение многосторонних сделок и двумя сторонами (подробнее об этом несколько позже).

В любых договорах (как в двусторонних, так и в многосторонних сделках) воля сторон носит совпадающий или, иными словами, согласованный характер. Это означает, что между сторонами достигнуто соглашение о заключении конкретной сделки, а также оговорены её существенные условия (цена в договоре розничной купли-продажи, сроки выполнения подрядных работ и т. д.). По всей видимости, согласованный характер волеизъявлений сторон в сделке — это именно то, что в праве Древнего Рима именовалось «consensus ad idem» — «согласие в одном и том же; согласие намерений, без которого не может быть договора» [9].

Тем не менее между двусторонними и многосторонними сделками есть принципиальная разница, и дело даже не в количестве сторон, а в направленности воли, которую они вырабатывают. Воля сторон в двусторонней сделке должна быть противоположной по направленности или, выражаясь иначе, встречной. То есть воля одной стороны полностью противопоставлена воле другой. Единой цели у сторон в данном случае нет — напротив, каждая сторона преследует свою правовую цель, прямо противоположную цели стороны-контрагента. За счёт зеркального контраста векторов волеизъявлений интересы сторон взаимно (встречно) удовлетворяются. (Так, предприниматель-собственник автомойки, располагая всем необходимым для оказания соответствующих услуг, заинтересован в получении денег, автовладелец — в чистке автомобиля за умеренную плату; заёмщику необходимо получить деньги для безотлагательного использования, займодавец же, обладающий нужным денежным накоплением, которое он не намерен тратить в ближайшей перспективе, готов пе-

редать его во временное пользование заёмщику, так как желает получить доход на свой свободный капитал в виде процента от его суммы; соседи заключают договор мены, поскольку одному из них нужен пылесос, но не нужна газонокосилка, а второй избавился от устаревших ковров, зато купил садовый участок и т. д.) Как бы много лиц ни участвовало в двусторонней сделке, все они занимают либо одну, либо вторую сторону.

В многосторонних же сделках правовых целей, самостоятельных интересов в их совершении, как правило, не менее трёх, при этом возможны две ситуации. Первый вариант: воли сторон характеризуются единой, а не противоположной, как в двусторонних сделках, направленностью: на достижение намеченного результата в договоре простого товарищества или на реализацию в его рамках какой-либо деятельности, на учреждение юридического лица при заключении договора о его создании (такие многосторонние сделки на практике в отдельных случаях могут быть представлены двумя сторонами: в первом случае может быть два товарища, во втором — двое желающих стать учредителями организации). Второй вариант: воля каждой из сторон имеет индивидуальную направленность (об этом М. Г. Масевич писала ещё в 1964 г.: «И в многосторонней сделке каждая сторона может преследовать свои собственные, отличные от других сторон цели, для достижения которых она вступила в этот договор» [10]), при этом интересны сторон взаимосвязаны и достижение цели каждой стороны зависит от исполнения своих обязанностей другими сторонами. Традиционно в качестве примеров многосторонних сделок приводятся именно договоры простого товарищества (договоры о совместной деятельности) и договоры о создании юридических лиц. Существуют, впрочем, и иные многосторонние соглашения. Рассмотрим, например, договор об оказании образовательных услуг, заключённый между работодателем, работником и университетом, в силу которого расходы на обучение работника оплачиваются за счёт работодателя, у которого обучаемый гражданин обязуется проработать определённый период времени [11]. Очевидно, что в такой сделке у каждой из трёх её сторон самостоятельные инте-

ресы: образовательная организация преследует цель получить доход в виде платы за оказываемые услуги, цель работника — получение профессиональных знаний, умений и навыков и соответствующего документа об образовании, работодатель же заинтересован в гарантированном приобретении трудовых ресурсов в лице работника той или иной квалификации на обозначенный в договоре срок. В данном случае правовые цели, а равно права и обязанности сторон договора совершенно различны, но взаимосвязаны, — хотя они и не носят строго встречного характера, как в двусторонних сделках (как бы «расщепляясь» между тремя сторонами), без исполнения даже одной стороной соглашения своих обязанностей желаемый правовой результат для других сторон не наступит. Поэтому утверждение о том, что в многосторонней сделке обязательно должна присутствовать либо единая цель, либо какое-либо право или обязанность, которые принадлежат одновременно каждому участнику [12], вызывает сомнения.

В литературе отмечается, что «наиболее часто трехсторонние соглашения можно встретить в сфере энергоснабжения» [13], когда в договоре помимо поставщика коммунальных ресурсов и абонента участвует представитель публичных властей, оплачивающий услуги вместо абонента или выполняющий ряд специфических функций. В. В. Семенихин пишет о том, что в трёхстороннем порядке может быть заключён договор аренды государственного имущества, если это договор между арендодателем-собственником имущества, балансодержателем имущества (конкретным учреждением или предприятием) и арендатором [14]. В качестве трёхсторонних соглашений судами также обоснованно квалифицируются, например: договор между органом исполнительной власти (органом местного самоуправления), членом молодой семьи (молодым специалистом) и работодателем последнего, в силу которого орган публичной власти обязуется предоставить молодой семье (специалисту) социальную выплату на строительство (приобретение) жилья в сельской местности, а специалист принимает на себя обязательство работать в организации работодателя по трудовому договору не менее, например, 5 лет с даты выдачи свидетельства о предо-

ставлении выплаты [15]; соглашение о замене стороны в договоре, уступке прав требования, переводе долга [16]; договор о поручительстве между кредитором, заёмщиком и поручителем [17]; инвестиционный договор, заключённый с целью комплексной реконструкции микрорайона между строительной компанией, органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации и администрацией муниципального образования [18]. Любопытно, что до сего времени ведутся дискуссии о трёхсторонней природе некоторых договоров, в целом устойчиво признаваемых двухсторонними (это, например, касается перевозки [19] или финансовой аренды — лизинга [20]).

Не стоит смешивать односторонние сделки с множественностью участников (допустим, выдачу доверенности или выписку чека несколькими лицами) с многосторонними договорами: в первом случае интерес в совершении сделки один (одна правовая цель), только преследуют его несколько лиц, во втором — правовых целей, интересов в заключении договора несколько, они самостоятельны, даже если направленность их едина. Кроме того, односторонняя сделка с множественностью участников не определяет права и обязанности этих нескольких участников друг по отношению к другу, она нацелена лишь на то, чтобы создать итоговый правовой результат для всех участников сделки, представляющих её единственную сторону, — результат, желаемый всеми ими. Что же касается многосторонней сделки, то она регулирует отношения между заключившими её сторонами, в ней определяются права и обязанности тех же товарищей или, допустим, учредителей компании в отношениях между собой.

Показательно, что в нормах ГК РФ, дающих понятия конкретных двусторонних договоров, действительно всякий раз упоминаются две стороны, при этом возможное количество участников договоров не отмечается (так, в п. 1 ст. 689 ГК РФ одной стороной договора ссуды назван ссудодатель, второй — ссудополучатель, хотя понятно, что как ссудодателей, так и ссудополучателей, т. е. участников сделки с каждой стороны, может быть несколько). Совсем иные формулировки обнаруживает гл. 55 ГК РФ, посвящённая договору простого товарищества. В п. 1

ст. 1041 ГК РФ суть договора описана следующим образом: «. двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели». Как видим, там, где законодатель обычно оперирует словом «сторона», присутствует слово «товарищ». В п. 2 той же статьи указано, что «сторонами договора простого товарищества, заключаемого для осуществления предпринимательской деятельности, могут быть только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации». Таким образом, в законе обозначено, что каждый индивидуальный предприниматель или каждое коммерческое юридическое лицо выступают в данном договоре самостоятельной стороной — в силу существа, правовой природы рассматриваемого многостороннего соглашения. Примечательна в этом смысле и ст. 1052 ГК РФ: «. сторона договора простого товарищества, заключённого с указанием срока или с указанием цели в качестве отменительного условия, вправе требовать расторжения договора в отношениях между собой и остальными товарищами по уважительной причине с возмещением остальным товарищам реального ущерба, причинённого расторжением договора». Здесь контекстуальное употребление терминов «сторона договора» и «товарищ» указывает на то, что речь идёт о правовых категориях одного порядка. То есть в договоре простого товарищества понятия «сторона договора», «участник договора» и «товарищ» совпадают и могут использоваться как синонимы. Данный вывод следует не только из приведённых законодательных положений, но и в целом из общего анализа гл. 55 ГК РФ. Надо отметить, что такая структура соглашения, где каждый участник договора становится его самостоятельной стороной, характерна для тех многосторонних сделок, где воля сторон имеет единую направленность.

Выходит, что все договоры изначально, в силу самой своей юридической конструкции, поддаются делению на двусторонние и многосторонние независимо от количества участвующих в них лиц, но с учётом количества и (что важно) направленности правовых

интересов, лежащих в основе соглашения. Стоит подчеркнуть, что даже не фактическое количество сторон, а именно направленность их воли, интересов является определяющим фактором в отнесении той или иной сделки к двусторонней или многосторонней. Двустороннюю сделку видится верным определять как договор, для заключения которого необходимо выражение согласованной и при этом противоположной по направленности воли двух сторон. Многосторонняя же сделка -это договор, позволяющий согласовать единую по направленности волю двух и более сторон или разнонаправленные, но взаимосвязанные волеизъявления трёх и более сторон. Таким образом, можно выделить многосторонние сделки с единой направленностью воли сторон (договор простого товарищества, договор об учреждении компании) и многосторонние сделки с разнонаправленными взаимосвязанными волеизъявлениями сторон (соглашения об уступке прав требования, о переводе долга, о поручительстве и многие другие). Направленность воли сторон как важное основание разграничения двусторонних и многосторонних сделок целесообразно было бы отразить и в п. 3 ст. 154 ГК РФ.

Содержание и соотношение понятий «сторона сделки» и «участник сделки» — вопрос, казалось бы, лежащий на поверхности договорного права и за счёт этого несколько обделённый вниманием юристов. Соответствующие категории, однако, принадлежат к числу ключевых в цивилистике, поэтому необходима их более точная доктринальная проработка. Было бы правильным закрепление дефиниций названных терминов если не в законе, то по крайней мере в научной и учебной литературе. Тем более что в современном динамичном гражданском обороте множественность участников договора, в том числе составляющих одну его сторону, стала обычным явлением, увеличивается и число заключаемых на практике многосторонних сделок, а значит, в данной сфере востребованы отточенные правовые конструкции. Кроме того, ясность терминологии в данном, как, впрочем, и в любом другом правовом вопросе, — залог верного понимания, лёгкого восприятия, а равно точного и единообразного применения юридических норм.

1. Латинские юридические изречения / сост. Е. И. Темнов. — М. : Юристъ, 1996. — С. 298.

2. См., например: Шершеневич Г. Ф. Курс гражданского права. — Тула : Автограф, 2001. -С. 358; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая : учеб.-практич. комментарий (постатейный) / Е. Н. Абрамова, Н. Н. Аверченко, Ю. В. Бай-гушева и др. ; под ред. А. П. Сергеева. — М. : Проспект, 2010. — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

3. Гражданское право. Т. 1 / под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. — М. : Проспект, 2004. С. 283. (Автор главы — М. В. Кротов).

4. О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации : Федеральный закон от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ. — Доступ из справ.-право-вой системы «КонсультантПлюс».

5. О внесении изменений в статью 256 части первой и часть третью Гражданского кодекса Российской Федерации : Федеральный закон от 19 июля 2018 г. № 217-ФЗ. — Электрон. дан. // Государственная система правовой информации : офиц. интернет-портал правовой информации. — иКЬ: Шр:// риЬИсайоп.ргауо. gov.ru/Document/View/0001201807190062 (дата обращения: 01.08.2018).

6. См.: Крашенинников Е. А., Байгушева Ю. В. Односторонние и многосторонние сделки // Вестник ВАС РФ. — 2012. — № 7. — С. 30-50.

7. См., например: Беспалов Ю. Ф., Якушев П. А. Гражданское право в схемах : учебное пособие. — 4-е изд., перераб. и доп. — М. : Проспект, 2017. — С. 43; Гражданское право : в 4 т. Т. 1. Общая часть : учебник. — 3-е изд., перераб. и доп. / под ред. Е. А. Суханова. — М. : Волтерс Клувер, 2008. — С. 451-452; Гражданское право : учебник / С. С. Алексеев, Б. М. Гонгало, Д. В. Мурзин [и др.] ; под общ. ред. чл.-корр. РАН С. С. Алексеева. — 3-е изд., перераб. и доп. — М. : Проспект ; Екатеринбург : Институт частного права, 2012. — С. 98; Москаленко И. В. Сделки в гражданском обороте // Нотариус. — 2002. — № 2. — С. 24.

8. См.: Гражданское право : в 4 т. Т. 1. Общая часть. — С. 452. (Автор главы — В. С. Ем.)

9. Латинские юридические изречения / сост. Е. И. Темнов. — М. : Юристъ, 1996. — С. 106.

10. Масевич М. Г. Договор поставки и его роль в укреплении хозрасчёта. — Алма-Ата : Изд-во АН КазССР, 1964. — С. 172-174.

11. См.: Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 2 марта 2016 г. по

делу № 33-3423/2016. — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

12. См.: Шаталов С. С. Композитарная трактовка лизинга // ЭЖ-Юрист. — 2005. — № 29. -Доступ из справ.-правовой системы «Кон-сультантПлюс».

13. См.: Дружинин А. Заключаем трёхстороннее соглашение // ЭЖ-Юрист. — 2015. — № 10. -С. 13; Бычков А. И. Динамика договорных правоотношений // Экономико-правовой бюллетень. — 2016. — № 10. — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

14. Семенихин В. В. Аренда (лизинг). — 2-е изд., перераб. и доп. — М. : ГроссМедиа, РОСБУХ, 2015. — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

15. См.: Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 28 июня 2016 г. по делу № 33-5275/2016; Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 29 декабря 2015 г. по делу № 3323448/2015. — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

16. См.: Постановление Арбитражного суда Московского округа от 5 декабря 2016 г. № Ф05-16978/2016 по делу № А40-195402/2015; Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 июля 2016 г. № 13АП-10344/2016 по делу № А56-79383/ 2015; Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 января 2016 г. № 13АП-27202/2015 по делу № А56-26558/2015; Решение Арбитражного суда Свердловской области от 9 марта 2016 г. по делу № А60-50062/2015; Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25 марта 2016 г. № Ф07-1162/2016 по делу № А56-36835/2015. — Доступ из справ.-право-вой системы «КонсультантПлюс».

17. См.: Определение Верховного Суда РФ от 10 мая 2016 г. № 305-ЭС16-3524 по делу № А40-87003/2015. — Доступ из справ.-право-вой системы «КонсультантПлюс».

18. См.: Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 5 августа 2016 г. № 10АП-6403/2016 по делу № А41-93069/15. -Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

19. См., например: Егиазаров В. А. Транспортное право : учебник. — 8-е изд., доп. и перераб. -М. : Юстицинформ, 2015. — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

20. См., например: Богданова Н. Лизинг недвижимости: сложности применения // ЭЖ-Юрист. — 2013. — № 10. — С. 11.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *