Чем отличается цифровой юань от обычного
Перейти к содержимому

Чем отличается цифровой юань от обычного

  • автор:

ЦИФРОВОЙ ЮАНЬ: ОСОБЕННОСТИ ЦИФРОВОЙ ВАЛЮТЫ КИТАЯ Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Моисейцев Владислав Викторович, Еремеев Антон Алексеевич

Статья посвящена обзору особенностей цифрового юаня . Отдельно рассматривается принцип работы цифровой валюты, а также возможности, которые она представляет. Кроме того, исследованию также подлежит история разработки цифрового юаня в КНР и причины, из-за которых он может стать заменой фиатных денег в будущем.The article is devoted to the consideration of the features of the digital yuan. The principle of the digital currency is considered separately, as well as the opportunities that it presents. In addition, the history of the development of digital yuan in the PRC and the reasons due to which it may become a substitute for fiat money in the future are also investigated.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Моисейцев Владислав Викторович, Еремеев Антон Алексеевич

ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ В СФЕРЕ ЦИФРОВИЗАЦИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ВАЛЮТЫ

ВНЕДРЕНИЕ ЦИФРОВЫХ ВАЛЮТ В МИРОВУЮ ЭКОНОМИКУ: ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ И ОГРАНИЧЕНИЯ
ПРЕДПОСЫЛКИ ПОЯВЛЕНИЯ И МИРОВОЙ ОПЫТ ВНЕДРЕНИЯ ЦИФРОВЫХ ВАЛЮТ ЦЕНТРАЛЬНЫХ БАНКОВ
ЦИФРОВОЙ РУБЛЬ ЦБ РФ

ПРЕДПОСЫЛКИ И УСЛОВИЯ ВВЕДЕНИЯ ЦИФРОВОГО РУБЛЯ НА ОСНОВЕ СИСТЕМЫ БЛОКЧЕЙНА КАК ИНСТРУМЕНТА ПОВЫШЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В ФИНАНСОВОЙ СФЕРЕ

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «ЦИФРОВОЙ ЮАНЬ: ОСОБЕННОСТИ ЦИФРОВОЙ ВАЛЮТЫ КИТАЯ»

Моисейцев Владислав Викторович, студент, Дальневосточный федеральный университет, г. Владивосток

Еремеев Антон Алексеевич, студент, Дальневосточный федеральный университет, г. Владивосток

ЦИФРОВОЙ ЮАНЬ: ОСОБЕННОСТИ ЦИФРОВОЙ ВАЛЮТЫ КИТАЯ

Аннотация: Статья посвящена обзору особенностей цифрового юаня. Отдельно рассматривается принцип работы цифровой валюты, а также возможности, которые она представляет. Кроме того, исследованию также подлежит история разработки цифрового юаня в КНР и причины, из-за которых он может стать заменой фиатных денег в будущем.

Ключевые слова: цифровые валюты, юань, цифровой юань.

Annotation: The article is devoted to the consideration of the features of the digital yuan. The principle of the digital currency is considered separately, as well as the opportunities that it presents. In addition, the history of the development of digital yuan in the PRC and the reasons due to which it may become a substitute for fiat money in the future are also investigated.

Key words: digital currencies, yuan, digital yuan.

Цифровые валюты стали важной частью современной финансовой системы. Благодаря им можно расплачиваться в интернете, там же можно осуществлять переводы и хранение денежных средств. Часть цифровых валют являются аналогами реальных. Они называются электронными деньгами. Например, в российском сервисе WebMoney можно открыть счёт в рублях и валютах других стран СНГ. Кроме сервисов, которые используют в основе существующие признанные валюты, существуют и виртуальные валюты, не

имеющие реального эквивалента. Ярким примером виртуальной валюты являются криптовалюты, основанные на технологии блокчейн. Они позволяют осуществлять анонимные платежи и в большинстве своём не привязаны к реальным валютам (исключение — стейблкойн). По классификации Европейского центрального банка, к цифровым валютам также относятся записи на банковских счетах — цифровые обозначения денежных сумм, которые можно конвертировать в фиатные деньги.

Наиболее явно влияние цифровых валют проявилось в КНР, где 90-95% мобильных платежей контролируются двумя платёжными системами — АНрау и WeChat. Они позволяют расплачиваться электронными деньгами за покупки в офлайн-магазинах и в интернете. В первом квартале 2020 года эти две системы контролировали 55% и 39% рынка соответственно^]. Учитывая тот факт, что китайцы используют мобильные платежи каждый день, влияние данных сервисов на финансовую систему КНР огромно. Если в одном из сервисов произойдёт сбой, а данные пользователей будут утеряны, то это окажет сильное влияние на экономику страны.

Впервые информация о разработке национальной цифровой валюты КНР появилась в 2014 году, когда Народный банк Китая создал специальную группу для проведения специальных исследований по цифровым валютам. Затем, в течение трёх лет, новости о разработке государственной цифровой валюты не появлялись в новостном поле, пока в 2017 году несколькими коммерческими банками КНР не были начаты процессы разработки и тестирования цифрового юаня [5].

В апреле 2020 года представитель Цифрового валютного института Народного банка Китая (ФШЛКШ^ТШ^Ш^Ш^^) заявил, что цифровые исследования и разработки продвигаются вперёд, и в течение 2020 года планируется реализовать пилотные проекты применения цифрового юаня в городах КНР.

В июне 2021 года Пекин, Шанхай, Чанша и другие города Китая последовательно запустили новый раунд пилотных мероприятий в области

цифрового юаня. Так, в Пекине распространили 200 тысяч цифровых красных конвертов (II ^) с цифровыми юанями стоимостью 200 юаней каждый, а в Шанхае организовали раздачу 350 тысяч цифровых красных конвертов стоимостью 55 юаней каждый [6].

В китайских СМИ активно публикуются новости о том, что цифровыми юанями можно расплачиваться в аптеках, некоторых магазинах и на цифровых площадках. Однако полноценного широкого использования цифрового юаня в Китае до сих пор нет. Такой юань существует только в рамках пилотных проектов. Чтобы принять в них участие, необходимо подать заявку, которую рассмотрят соответствующие органы.

Цифровой юань (Digital RMB или ЛК^) — это официальная валюта КНР в цифровой форме, выпущенная Народным банком Китая. Специально назначенные операционные учреждения (например, Народным банком Китая и другими частными банками) осуществляют управление этой валютой и её обменом с общественностью [1]. При этом банкноты и монеты эквивалентны цифровому юаню, обладают характеристиками стоимости и юридической компенсацией, а также имеют контролируемую анонимность. Таким образом, в основе цифрового юаня как государственного платёжного инструмента лежат два основных принципа:

1) законность использования цифрового юаня как платёжного средства на территории КНР (в отличие от криптовалют);

2) эквивалентность банкнотам и монетам, имеющим хождение на территории КНР.

В основе Ш^ЛК^ лежит двухуровневая система операций То есть Народный банк Китая не выпускает цифровую валюту напрямую, а сначала конвертирует обычный юань в цифровой юань, затем отправляет цифровую валюту в назначенные операционные учреждения, такие как коммерческие банки или другие коммерческие учреждения, которые впоследствии распространяют цифровые юани среди населения.

Операционные агентства должны выплатить 100% резерва Народному банку Китая, что является процессом равноценного обмена 1:1. Эта «двухуровневая система операций» в основном аналогична выпуску банкнот, поэтому она не оказывает серьёзного влияния на существующую финансовую систему КНР, а также не подвергает риску реальную экономику и финансовую стабильность страны.

При запуске DC / EP (Digital Currency Electronic Payment) используется двухуровневая операционная модель, которая не конкурирует с традиционной бизнес-моделью коммерческих банков. В то же время она может в полной мере раскрыть потенциал коммерческих банков и других организаций в области технологических инноваций за счёт значительного увеличения скоростей осуществления операций.

Цифровой юань основан на «широкой системе счетов» перспективе цифровые юани можно будет держать не только в мобильном приложении, которое привязано к удостоверению личности гражданина КНР (^ Ш ii). Это значит, что в качестве платёжного средства в перспективе будет использоваться любая вещь, которая может идентифицировать человека, например, водительские права, номер автомобиля, студенческий пропуск, лицо человека и так далее.

Система банковского счёта — очень строгая система. Для открытия банковского счёта необходимо предоставить много документов и личную информацию. Цифровой юань позволяет избежать дополнительных проверок документов, так как использует другие средства для идентификации личности.

Другой технологией, лежащей в основе цифрового юаня, является «функция слабой связи» (ЛЛЩ^^Ш) с банковскими счетами. Это значит, что транзакции между счетами можно выполнять и без наличия банковского счёта, что весьма удобно для офлайн-платежей в удалённых районах, где существуют проблемы с интернетом, а также для иностранных туристов, которые не могут оформить банковские карты.

В китайском интернете приводится несколько объяснений тому, как функционируют цифровые юани. Например, если платёж с помощью цифрового платёжного средства осуществляется в офлайн-форме, без подключения к интернету. Валидация операции будет осуществлена после выхода обоих пользователей в онлайн: тогда информация на счетах плательщика и получателя денежных средств в цифровых юанях будет загружена в общую сеть. Далее будет произведена сверка информации одного счёта с другим. Если информация совпадёт, то операция будет считаться успешно завершённой.

Здесь стоит сделать отступление и более подробно разобраться в принципе действия кошелька с электронными юанями. Дело в том, что кошелёк хранит любую информацию об операциях: о хранении, поступлении и переводах. Аналогичную информацию хранят сами деньги. Одна сотня цифровых юаней будет хранить информацию обо всех транзакциях, которые с этими деньгами происходили [3].

Таким образом, цифровой юань теоретически легче отслеживать, однако официальной документации о принципе работы цифрового юаня до сих пор не было опубликовано. Нельзя точно сказать, соответствует ли информация из открытых источников действительности. Кроме того, в будущем принцип действия цифрового юаня может поменяться, так как в настоящее время реализуются лишь пилотные проекты.

Основные принципы цифрового юаня [4]:

1. Офлайн-платежи между двумя сторонами. Цифровым юанем можно расплачиваться как бумажными деньгами, в том числе и в местах, где интернет подгружается медленно или вовсе не работает;

2. Повышенная безопасность. Цифровой юань может обеспечить функцию полной отчётности о переводах и потерях;

3. Выбор нескольких терминалов. В качестве платёжного средства можно выбирать разные платёжные устройства, а не только телефоны или банковские карты;

4. Многоуровневая система. Для платежей или переводов на крупные суммы вы должны использовать кошелёк с настоящим именем и высокой информативностью, на мелкие суммы подтверждение не требуется;

5. Платежи друг другу. Платёж от человека к человеку осуществляется с помощью смарт-контрактов с цифровой валютой, и использование этой технологии позволит предотвратить возможность ложных отчётов, ложных заявлений, перехвата или незаконного присвоения;

6. Высокая прослеживаемость. При условии, что компетентный орган выдал необходимые правовые документы при строгом соблюдении всех процедур, могут быть проведены соответствующая проверка данных и перекрёстное сравнение для обеспечения борьбы с преступлениями, связанными с подменой данных.

Таким образом, цифровые юани могут избежать главных недостатков банкнот и монет, таких как высокие затраты на печать и выпуск, неудобство при транспортировке, простота анонимности, подделка и риск использования для отмывания денег и финансирования терроризма. Они могут удовлетворять обычные потребности людей в анонимных платежах на мелкие суммы денег. В условиях эпидемии снизить вероятность распространения вируса при валютных операциях. В условиях растущей цифровизации, цифровой юань может стать полноценным платежным средством современности, и это новое средство будет способно заменить собой фиатные деньги. Текущие шаги центрального банка КНР подтверждают заинтересованность государства в переходе на систему платежей нового поколения.

Цифровой юань: подробный обзор китайской валюты будущего

В середине июля Народный Банк Китая опубликовал документ «Прогресс исследований и разработок e-CNY в Китае», посвященный цифровому юаню. Его можно неформально назвать White paper новой цифровой валюты. Подготовкой документа занималось специальное подразделение, отвечающее за исследование и развитие цифрового юаня (e-CNY). Документ представляет повышенный интерес для криптоинвесторов, блокчейн-энтузиастов и экономистов всего мира из-за огромного потенциала внедрения цифровой валюты как официального средства платежей для 1,5 млрд жителей Китая.

Какие CBDC существуют сегодня?

Цифровой юань всего лишь одна из разновидностей цифровой валюты центральных банков (от англ. CBDC), о которой в мире говорят все чаще. По данным проекта CBDC Tracker, более пятидесяти стран мира уже проявили интерес к выпуску собственной цифровой валюты, и находятся на этапе исследования или разработки. Кроме Китая на этапе пилотного тестирования CBDC находятся Франция, Канада, Арабские Эмираты, Южная Корея, ЮАР, Уругвай. В мире уже действуют две государственные цифровые валюты. Центральный банк Багамских островов эмитировал Sand Dollar для внутренних расчетов жителей островов через официальный кошелек-приложение c возможностью интеграции со счетами в местной валюте в банках, которые участвуют в эксперименте. Первый в мире запуск CBDC для внутренних расчетов состоялся 20 октября 2020 года. Второй, запущенный в 2021 году проект DCash, является как розничным, так и первым трансграничным, объединяющим в единую систему цифровых денег несколько островных государств: Антигуа и Барбуда, Гренаду, Сент-Китс и Невис, Сент-Люсию, Сент-Винсент и Гренадины. В ближайшее время заявлено о присоединении к проекту других государств региона: Доминики, Ангильи, Монтсеррата.

G20 и CBDC

CBDC уже стали предметом обсуждений Центральными банками стран G20. Для многих стран двадцатки представляет в первую очередь интерес внедрение CBDC в качестве международного средства платежа посредством создания трансграничной сети. В совместном отчете для G20, подготовленном Международным валютным фондом (МВФ), Всемирный банком и Банком международных расчетов отмечается, что использование CBDC для трансграничных платежей уменьшит количество посредников, увеличит скорость транзакций и снизит общие затраты на проведение платежей. И только некоторые страны мира сконцентрированы на использование CBDC во внутренних расчетах.

Вернемся к цифровому юаню

Народный банк Китая с 2014 года обозначил интерес к разработке CBDC, ориентированной на внутренний рынок для расчетов между физическими лицами. Исследование, тестирование и внедрение проводятся централизовано и курируются Финансовым комитетом Госсовета КНР. В качестве причин выпуска цифрового юаня в White paper называются: повышение качества финансовых и услуг и сокращение издержек на поддержание обращения денежной массы, которая в 2020 году составила 8,43 трлн юаней. В документе указано, что уже более половины жителей Китая так или иначе пользуются цифровой формой оплаты, что делает страну вторым после США рынком цифровых платежей в мире. Целями выпуска называются удовлетворение спроса населения на цифровые деньги, повышение удобства платежей эффективным и безопасным способом. В рамках пилотного проекта по внедрению e-CNY 30 июня 2021 года в шести городах было совершено 1,32 млн транзакций по оплате товаров и услуг цифровым юанем, включая коммунальные платежи, открыто более 20 млн кошельков для физических личных и 3,5 млн для юридических лиц с общей суммой транзакций на 34,5 млрд юаней. Через лотерею 200 тыс. граждан страны бесплатно получили по 200 юаней каждый. Для пользования цифровым юанем уже действует платежная карта, которая имеет встроенное цифровое табло с текущим балансом.

Операторы e-CNY

В документе не приводится список операторов, авторизованных Центральным банком Китая, но упоминается, что ими будут коммерческие банки, которые имеют право открывать пользователям цифровые кошельки разного уровня по мере прохождения KYC пользователем. Операторы могут разрабатывать мобильные приложения для использования e-CNY и предлагать их для установки своим клиентам. С другой стороны, авторизованные операторы обязаны защищать личную и финансовую информацию пользователей, а также нести ответственность за аутентификацию e-CNY. Уровень баланса или объема транзакций для продвинутого KYC не раскрывается, однако декларируется принцип «анонимности в малом» для удовлетворения спроса на микроплатежи, для которых не нужно будет открывать счет, и «отслеживаемость» крупных транзакций для предотвращения уклонения от уплаты налогов, незаконной деятельности и отмывания денег. В документе также говорится о необходимости обеспечения каждым оператором автономной работы с e-CNY.

Будущее CBDC и e-CNY

В White paper цифрового юаня отмечено, что эмиссия национальной цифровой валюты включается в агрегатор M0 (банкноты и монеты в обращении) и будет обращаться наравне с классическим юанем. Также подтверждается правовой статус цифрового юаня как законного платежного средства. Изменения подтверждаются внесением поправки в Закон о Народном банке Китая. Теперь юань официально может иметь как наличную, так и цифровую форму. Упоминается, что на цифровой юань в обращении не начисляются проценты, также как на обычный юань. Для удобства расчета новой валютой уполномоченные операторы не будут взимать комиссии за ее хранение, обмен и проведение транзакций. По дальнейшему внедрению e-CNY в документе информация отсутствует — никаких конкретных дат не указано. Китай активно следит за обсуждением трансграничных расчетов в CBDC со стороны стран G20, но во главу угла все же ставятся внутренние расчеты в стране. Техническая возможность трансграничного использования e-CNY подтверждается, вместе с тем подчеркивается, что основной способ использования цифрового юаня — внутренние платежи. e-CNY даже на этапе тестирования уже стал цифровой валютой о которой говорит весь мир, а объем транзакций и количество пользователей сравнимы с некоторыми фиатными валютами мира. Хотя в документе не отражены вопросы, касающиеся идентификации пользователей по сумме, времени и месту проведения платежа, есть вероятность встраивания цифрового юаня в систему «социального рейтинга» в Китае. Факт публикации White paper цифрового юаня можно считать сигналом, говорящим о готовности правительства Китая к диалогу в сфере регулирования криптовалют, особенно в связи с недавними запретительными мерами в обращении биткоина и майнинга. Ориентация на внутренний рынок традиционна для Китая. Остается под вопросом: какой будет в ближайшие годы динамика использования цифрового и «классического» юаня, а также политика по регулированию операторов e-CNY и правил KYC. — Bitmain распродала майнеры Antminer S19j Pro на год вперед — За последние три недели было сожжено Ethereum на $309 млн — «Компании утроят инвестиции в биткоин». Почему рынок продолжит расти Больше новостей о криптовалютах вы найдете в нашем телеграм-канале РБК-Крипто.

Чем отличается цифровой юань от обычного

Вступление

Большинство центральных банков заняты подготовкой к потенциальному введению цифровой валюты центральных банков (CBDC). CBDC — это цифровая валюта, выпущенная центральным банком. Иногда ее называют цифровой версией банкноты, но во многих случаях это неверно. Действительно, существует множество различных возможных вариантов.

Пока что практически все центральные банки оставляют возможность выбора относительно того, появится ли CBDC в конечном итоге.

Китай, где идет далеко идущий процесс, является главным исключением. Если это испытание окажется успешным, можно ожидать, что в ближайшем будущем китайская CBDC будет широко представлена. Таким образом, Китай уверенно идет впереди, потому что у страны большие амбиции в отношении своей цифровой валюты. Во-первых, это должно дать ощутимый толчок китайской экономике; во-вторых, одновременно это приведет к дальнейшему усилению контроля китайского правительства над китайским обществом; наконец, новая валюта является частью амбициозного плана по укреплению международных позиций юаня, китайской валюты, и, возможно, за счет евро, в частности. Эта решительность Китая должна побудить европейских политиков к дальнейшему укреплению евро.

Китай: от наличных денег к почти полностью безналичным деньгам за 10 лет

Не так давно розничные платежи в Китае почти полностью производились наличными. С тех пор в платежном трафике произошла революция, и теперь Китай является одной из ведущих стран по безналичным платежам. В отличие от других стран, таких как Нидерланды и Швеция, в Китае это развитие возникло не из банковской системы, а было вызвано несколькими ключевыми приложениями от относительно молодых финтех-компаний, таких как WeChat (Tencent) и Alipay (Ant Financial). Эти стороны, которые образуют своего рода дополнительный слой между банками и их клиентами, теперь имеют совокупную долю рынка более 90% китайских безналичных розничных платежей. Китайская система безналичных платежей уже способна проводить около 100 000 транзакций в секунду.

Китайский CBDC: DCEP

На этом фоне Народный банк Китая (PBoC), центральный банк Китая, выступил с инициативой по разработке собственной цифровой валюты, известной как электронные платежи в цифровой валюте (DCEP). Прежде всего, DCEP — это цифровая альтернатива банкнотам, хотя у него есть функции, которые в некоторых отношениях отличаются от наличных денег (см. Ниже). Однако DCEP имеет ту же ценность, что и юань.

Технология, которая может использоваться населением для платежей, основана на традиционной платежной технологии, а не на технологии блокчейн. Только так можно добиться нужного масштаба. Цель состоит в том, чтобы достичь скорости 300 000 транзакций в секунду. Центральный банк может сам использовать блокчейн, например, для оптовых транзакций или расчетов в DCEP между частными банками. Хотя DCEP — это безналичная валюта, которая будет храниться на счете для частного лица, также существует возможность использования функциональности на основе токенов, например, на чипе для осуществления одноранговых платежей, даже если нет интернета. Это особенно необходимо для успешного внедрения в сельских районах Китая. Эта основанная на токене функциональность будет широко использоваться, в результате чего DCEP будет конкурировать с наличными. Уже несколько месяцев идет масштабный эксперимент, в котором участвуют десятки тысяч человек.

Чего PBoC хочет достичь с помощью DCEP?

С введением DCEP PBoC преследует несколько целей.

Предотвращение монополии в платежной системе

PBoC хочет предотвратить ситуацию, в которой WeChat и AliPay захватят китайскую платежную систему. Он обеспокоен тем, что вся платежная система скоро попадет в руки этих частных лиц. Таким образом, DCEP должен ограничить участие этих сторон и повысить роль центрального банка в платежной системе. Еще более вероятно, что любой ключевой частной фирме не удастся стать доминирующим игроком, поскольку в конечном итоге Китай не является «нормальной » рыночной экономикой (что объясняет нынешние репрессии Пекина в отношении Ant Financial гораздо лучше, чем просто вражду между Си Цзиньпином и Джеком. Ма).

Содействие расширению доступа к финансовым услугам и дальнейшее снижение роли наличных денег

На большей части территории Китая преобладают высокоэффективные безналичные платежи. Но в более бедных регионах, особенно в сельской местности, люди имеют меньший доступ к банковским услугам, таким как регулярные кредиты. В этих сферах наличные деньги по-прежнему играют важную роль. Платежи в преступном мире, в том числе в индустрии нелегальных азартных игр, также по-прежнему производятся в основном наличными. DCEP предложит людям в этих регионах полный доступ к финансовым услугам, но также может снизить важность наличных платежей. Таким образом, основная цель DCEP — заменить наличные деньги. По характеристикам он также будет очень напоминать наличные деньги.

Лучшая информация о потоках платежей и предотвращении незаконных транзакций

В отличие от платежных операций с использованием банковского счета, которые по определению оставляют след в банковских записях, платежи наличными являются в высшей степени анонимными. Как мы уже говорили, DCEP будет очень напоминать наличные деньги с возможностью осуществления платежей напрямую от одного человека к другому. Таким образом, сохраняется некоторая степень анонимности. Но при дальнейшем рассмотрении становится ясно, что PBoC и, следовательно, китайское правительство, будут иметь полное представление о деталях операций.

Точнее, в транзакции между двумя людьми, совершенной с помощью DCEP, анонимность между этими двумя людьми будет гарантирована, как в случае с наличными платежами. Но PBoC всегда может позже установить, кто участвовал в транзакции. Это позволит более эффективно отслеживать незаконные транзакции, чем если бы они были совершены наличными. Но также будет подробно рассмотрено платежное поведение физических лиц.

Ограничение оттока капитала

Хотя в Китае нет свободного трансграничного движения капитала, бегство капитала — обычное и существенное явление. Бегство капитала может происходить по-разному, и его часто трудно отследить. Например, китайские компании, ведущие международную торговлю, могут, например, манипулировать счетами-фактурами, в результате чего деньги могут переводиться за границу. Люди также могут использовать систему Биткойна, чтобы скрыть деньги от властей и / или перевести их за границу.

Китайское правительство, как и его коллеги в Европе и США, обеспокоено тем, что стейблкоины могут сыграть важную роль в качестве альтернативы обычным деньгам в обращении, но также могут превратиться в средство оттока капитала. Стейблкойны — это такие же криптовалюты, как Биткойн, но, в отличие от Биткойна, они, по крайней мере теоретически, обеспечены финансовыми активами. Когда Facebook объявил в апреле 2020 года, что он намерен добавить национальные стейблкоины в свою Libra, корзину цифровых валют, о которой он объявил в 2019 году, центральные банки немедленно отреагировали, уделив более пристальное внимание CBDC.23 Такие стейблкоины могут, например, создать возможность того, что люди смогут использовать стабильную монету Libra для перевода денег за границу. С помощью DCEP PBoC намеревается замедлить рост частных стейблкоинов. Это также важно для западных центральных банков.

Сохранение денежного суверенитета

Это связано с предыдущим пунктом. Если у людей будет легкий доступ к частной стабильной монете, это может в некотором смысле снизить роль национальной валюты. Нечто подобное на самом деле произошло в Зимбабве, где доверие к национальной валюте полностью исчезло в результате гиперинфляции, и люди в массовом порядке обратились к иностранным валютам, таким как доллары США и южноафриканский ранд. В такой ситуации национальный центральный банк теряет контроль над денежно-кредитными условиями в своей стране. Однако важно то, что DCEP может также использоваться Китаем для вмешательства в денежный суверенитет других стран.

А как насчет конфиденциальности?

PBoC заявляет, что будет уважать конфиденциальность людей и, следовательно, анонимность транзакций, но в то же время он говорит, что DCEP поможет ему обнаруживать незаконные транзакции. На практике это, вероятно, сводится к тому, что люди смогут осуществлять платежи и сохранять анонимность между собой, но центральный банк, с другой стороны, сможет просматривать транзакции. Таким образом, анонимность не будет гарантирована, и центральный банк будет иметь гораздо больше информации о платежном поведении людей, чем в настоящее время. DCEP также будет иметь статус законного платежного средства. Это означает, что жители Китая будут обязаны принять DCEP, что подтверждается различными заявлениями центрального банка по этому вопросу (South China Morning Post, 10 ноября 2020 г.). Таким образом, DCEP на самом деле не возникает в результате сильного спроса со стороны китайской общественности, а навязывается населению правительством. Более того, DCEP может превратиться в идеальный инструмент для квази-командной экономики: он позволяет отслеживать все транзакции и открывает дверь для отхода к более советской модели банковского дела, а именно — банковское дело под полным контролем государства.

Интернационализация юаня

Использование юаня в международных транзакциях все еще относительно ограничено, конечно, по сравнению с долларом и евро. Но Китай неуклонно работает над увеличением его использования и даже надеется, что однажды юань сможет заменить доллар в качестве глобальной резервной валюты. Китай рассматривает DCEP как важное средство укрепления международных позиций юаня, поскольку иностранцы также смогут использовать DCEP в сделках с Китаем.

Преимущество этого для Китая заключается в том, что он может рассчитывать большую часть своей международной торговли в (цифровом) юанях. В этом отношении Китай изначально нацелился на Африку. Многие африканские страны не имеют полностью конвертируемой валюты, и взаимная торговля часто осуществляется в долларах США, что дорого. Китай стремится создать ситуацию, при которой африканские страны могут использовать DCEP не только в своей торговле с Китаем, но и для своих внутренних операций. Это хороший пример того, как Китай стремится позиционировать себя на международном уровне и как различные проекты и учреждения будут сотрудничать под руководством правительства. Новейшая модель смартфона Huawei действительно включает приложение, позволяющее производить оплату в DCEP без необходимости подключения к Интернету (версия прошивки: Евразия). Huawei в настоящее время уже является ведущим поставщиком телекоммуникационных услуг в Африке, что дает Китаю фору. В других частях мира, где Huawei менее доминирующая или даже запрещенная, Китаю будет, конечно, не так просто продвигать DCEP вперед.

Обратите внимание, что, хотя Китай намерен укрепить свой собственный денежный суверенитет с помощью DCEP, он явно не сомневается в его использовании для подрыва денежного суверенитета других стран. Если бы не только большая часть торговли между Китаем и африканскими странами, но и часть внутриафриканской торговли могла бы вскоре быть урегулирована в DCEP, следовательно,в юане, международное использование китайской валюты значительно увеличится. Обратите внимание, что если большая часть международной торговли Китая будет осуществляться через DCEP, китайским импортерам и экспортерам станет труднее использовать торговлю как способ направления средств за границу. Таким образом, китайское правительство будет вынуждено сократить отток капитала, хотя полностью устранить это явление будет невозможно.

Время принятия решения: является ли DCEP тревожным сигналом?

Китай лидирует на международном уровне с введением CBDC и явно движется в другом направлении, чем многие другие страны, рассматривающие аналогичный шаг. В Европе по-прежнему ведутся споры о том, какую форму должен принимать цифровой евро, его CBDC, о том, есть ли на него потребительский спрос и кто должен за него платить. Китайские власти используют более стратегический подход, и прежде всего с точки зрения того, может ли цифровая валюта способствовать укреплению / усилению международных позиций Китая.

Если предположить, что текущие испытания в Китае пройдут успешно, мы вполне можем увидеть, что DCEP появится уже в следующем году. Это могло бы стать значительным шагом в дальнейшем движении китайской экономики к безналичным деньгам. Платежная система будет дополнительно усилена DCEP, так как это не позволит крупным частным лицам получить дуополию с рыночной властью, которую это повлечет за собой. Финансовая доступность будет улучшена в слаборазвитых регионах, и каждый получит доступ к безналичным деньгам и связанным финансовым услугам, которые это сделает возможным. Черная экономика будет еще больше сокращена, и китайское правительство будет лучше понимать (и контролировать) платежное поведение своих граждан до такой степени, которую мы на Западе, вероятно, сочли бы неприемлемой. Наконец, введение DCEP может воспрепятствовать бегству капитала и, возможно, укрепить международное положение юаня.

В целом, DCEP, безусловно, внесет позитивный вклад в дальнейшее развитие экономики Китая. Хотя в некоторых отношениях DCEP выглядит менее инновационным, чем CBDC, рассматриваемые западными центральными банками, решимость Китая, несомненно, впечатляет.

Эта решимость Китая также показывает, что Китай очень активно работает над укреплением международных позиций юаня, при этом центральный банк и такие компании, как Huawei, работают в тесном сотрудничестве для достижения этой цели. Пока еще далеко, но сценарий, при котором сначала части Африки, а затем, возможно, Азии, Латинской Америки и даже некоторых европейских стран, будут использовать юань для трансграничных, а со временем и внутренних транзакций, постепенно становится более вероятным.

Можно также ожидать, что Китай попытается убедить все страны, участвующие в его инициативе «Один пояс, один путь», использовать DCEP и, следовательно, юань. Сегодня юань по-прежнему является небольшой валютой по сравнению с евро и, прежде всего, с долларом. Но эта ситуация может измениться, если DCEP получит широкое признание. В контексте ситуации, когда международное положение евро более или менее стагнировало в течение последних десятилетий, это, по крайней мере, несколько сбивает с толку.

Конечно, мы можем ожидать, что, как только цифровой юань взлетит и наберет обороты, другие центральные банки отреагируют решительно. В особенности США будут полны решимости сохранить международное господство доллара. Власти США скоро поймут, что успешный цифровой юань может в долгосрочной перспективе оказаться более серьезной угрозой для позиции доллара, чем когда-либо был евро. Наиболее важным отличием является то, что евро институционально слаб, и европейские политики до сих пор не использовали свою валюту в качестве геополитического инструмента. Китайское правительство, напротив, очень хорошо понимает силу денег как «мирного» инструмента увеличения международного политического влияния.

Но в конце концов, хорошие новости могут заключаться в том, что DCEP также оказывается важным тревожным сигналом, который побуждает европейских политиков наконец обратить серьезное внимание на укрепление международной роли евро. Наличие второй валюты после доллара США, возможно, не оптимально, но не катастрофично. Другое дело — быть третьим после китайского юаня. В конце концов, деньги говорят.

Приложение: как будет выглядеть DCEP?

Точная конструкция DCEP до сих пор не ясна. Согласно BIS, DCEP будет так называемым гибридным CBDC. Люди будут держать балансы на свое имя в центральном банке, но транзакции будут утверждаться с использованием промежуточного уровня частных лиц (возможно, включая коммерческие банки). Тогда не будет прямого взаимодействия между центральным банком и держателями счетов, но люди будут иметь счет на свое имя в центральном банке. Это было бы похоже на идеи, обсуждаемые в других центральных банках, таких как ЕЦБ и Банк Англии. Bloomberg, Blockchain News и China Daily, с другой стороны, описывают DCEP как двухуровневую систему, в которой люди не будут напрямую иметь счета в PBoC. Согласно этим сообщениям, в китайской системе люди будут иметь только счет DCEP в банке или, что более вероятно, у поставщика платежных услуг. Эти стороны, в свою очередь, будут держать баланс в PBoC в качестве резерва ликвидности, который точно покрывает сумму DCEP. Они также будут проводить межбанковские платежи в DCEP. Такая система также известна как синтетическая CBDC (sCBDC), поскольку у людей не будет своих собственных счетов CBDC в центральном банке. Тем не менее, НБК будет получать регулярные отчеты о проведенных транзакциях.

Если эта последняя модель будет принята, китайская модель CBDC будет больше похожа на полный (ликвидный) резервный банк, чем на настоящую CBDC. Банк с полным резервом ликвидности — это банк, который будет держать 100% резерв наличности в центральном банке против платежных счетов CBDC, открытых в нем. Но в китайской модели не будет больше создано никаких дополнительных институтов, существующие финансовые институты будут предлагать дополнительные счета, которые будут на 100% обеспечены резервами центрального банка. Заявления PBoC также указывают на то, что это скорее синтетическая модель. С технической точки зрения, это будет менее инновационный шаг, чем настоящая CBDC.

Цифровой юань: новая финансовая реальность или тайное оружие Китая?

Costfoto/ Barcroft Media via Getty Images

Китай активно тестирует цифровой юань (Digital Currency Electronic Payment, DCEP) — электронный вариант собственной национальной валюты. Новости об очередных инициативах в этом направлении появляются с завидной регулярностью. Знаковым событием для запуска его в широкие народные массы должны стать Олимпийские игры — 2022 в Пекине. Уже там обещают предоставить туристам возможность расплачиваться цифровым юанем. Китайские экономисты рассказывают о стремлении государства с помощью цифровой валюты защитить свою экономическую независимость, а иностранные противники финансовой цифровизации обвиняют власти Китая в попытке получить дополнительный контроль над гражданами.

Что такое цифровая валюта?

В современном мире существует два официальных «формата» денежных средств: наличные (в виде банкнот и монет) и безналичные (в виде счета в банке). Плюс к этому существуют криптовалюты, построенные на технологии блокчейн. Но их статус в качестве средства платежа на данный момент как минимум спорен.

Цифровая валюта имеет элементы всех этих форматов, но ни под один не подходит целиком. Как и наличные, она выпускается государственным эмитентом (национальным банком) в объеме, необходимом для монетарной политики конкретного государства. Но при этом цифровая валюта не имеет материального воплощения, а представляет собой цифровой код. В этом плане она похожа на классический банковский счет, где деньги лежат в виде записи в соответствующем реестре. Однако в отличие от банковского счета, ответственность за сохранность средств на счете клиента несет не коммерческий банк, а опять-таки государственный регулятор рынка. С криптовалютами цифровую валюту роднит блокчейн, но крипту может эмитировать любой аноним, а не только государственный эмитент.

Как Китай тестировал цифровой юань

О том, что Китай начал разрабатывать национальную цифровую валюту стало широко известно осенью 2019 года, когда власти приступили к тестированию проекта. «Пилоты» были запущены в четырех городах: Пекин, Шэньчжэнь, Сучжоу, Чэнду, к которым впоследствии присоединились еще несколько регионов. Схема была следующей : среди жителей разыгрывались ваучеры на сумму 200 цифровых юаней (эквивалент $30), которые можно было потратить в 3 тыс. точек продаж, включая кафе, магазины, а также онлайн-сервисы и такси. Для этого гражданину нужно было создать учетную запись, привязанную к номеру мобильного телефона, скачать специальное приложение-кошелек и пройти регистрацию. Приложение генерировало QR-коды, которые продавцы и покупатели могли сканировать при расчетах друг с другом. В каждом тестировании участвовало 50–100 тыс. человек.

В декабре 2020 года глава подразделения платежных и расчетных решений Народного банка Китая Му Чанчунь рассказал, что платежная система прошла стадию отладки. К настоящему времени Народный банк Китая зафиксировал свыше 1,32 млн сделок при помощи цифрового юаня в различных отраслях: от транспорта и общепита до оплаты государственных услуг. «Пока он [цифровой юань] главным образом предназначен для небольших розничных платежей. Например, для того чтобы обеспечить бизнесменам и туристам в ходе поездок удобство трансграничных взаиморасчетов на небольшие суммы», — рассказал корреспонденту ТАСС бывший глава Народного банка Китая Чжоу Сяочуань. Впрочем, в июне Промышленный и коммерческий банк Китая (Industrial and Commercial Bank of China; ICBC) первым из финансовых организаций предоставил своим клиентам возможность конвертировать цифровой юань в наличные. Обналичить цифровую валюту можно в более чем 3 тыс. банкоматов. А в августе стало известно , что местные банки впервые применили цифровой юань при заключении фьючерсных сделок на товарно-сырьевой бирже. «Выстроена четкая двухуровневая модель выпуска и распределения цифрового юаня. Регулятор в лице Народного банка Китая выпускает DCEP и передает в государственные и системообразующие банки страны, а те распределяют цифровую валюту между конечными пользователями», — рассуждает в своей статье руководитель китайского направления бизнес-школы «Сколково» Олег Ремыга.

Зачем Китаю цифровая валюта?

Переход на цифровую валюту не избавляет экономику той или иной страны от рисков, сопутствующих выпуску валюты наличной: инфляции, курсовому движению и т.д. Выпуск в оборот одного киберюаня приводит к тому, что из оборота изымается один наличный юань. Но при этом исчезает потребность в финансовых посредниках между продавцом товаров или услуг и их потребителем. Цифровые деньги будут напрямую переходить из одного электронного кошелька в другой, минуя транзитные пути через счета коммерческих банков. Причем перевод денег будет происходить даже офлайн, без доступа в интернет. Также не потребуется банковский счет, которого ( по оценке государственной телекомпании Китая CGTN) не имеет около 20% населения Китая.

Впрочем, совсем без коммерческих банков обойтись не удастся — «цифровые кошельки» будут храниться на их серверах. Однако предполагается, что комиссии за услуги по переводу денег между продавцом и покупателем взиматься не будут. Это может принципиально поменять всю концепцию сначала китайского, а в перспективе и мирового банковского бизнеса.

Экономисты КНР в целом рассматривают национальную цифровую валюту в качестве перспективного инструмента, который позволит существенно упростить платежи и даже оптимизировать международную монетарную систему. По словам директора Центра международных финансов и экономических исследований при Университете Цинхуа (Пекин) профессора Цзюй Цзяньдуна Китай заинтересован в новой валютной системе, формированию которой поможет цифровой юань. Для этого, по словам экономиста, китайская альтернатива взаиморасчетов должна функционировать быстрее и с меньшими издержками по сравнению с традиционными структурами, обеспечивающими трансграничные банковские переводы.

По мнению бывшего главы Народного банка Китая Чжоу Сяочуаня, цифровой юань не следует напрямую ассоциировать с процессом интернационализации китайской валюты. Как он отметил, этот новый инструмент монетарной политики Пекина нацелен прежде всего на стимулирование развития розничной торговли и снижение сопутствующих издержек. «Если внедрение цифрового юаня в области розничных продаж КНР окажется эффективным, такая техническая модернизация может оказаться полезной и для регулярных трансграничных взаиморасчетов. Это обязательно будет способствовать интернационализации китайской валюты», — уточнил экономист. Как подчеркнул Чжоу Сяочуань, для того чтобы цифровой юань стал мощным инструментом укрепления глобальных позиций национальной денежной единицы КНР, власти страны должны обеспечить «достаточные рамки для свободы его применения». Кроме того, по его словам, многое будет зависеть от готовности международных пользователей его использовать.

Потеснить доллар

«У китайского проекта есть и более глобальная цель — изменение схемы международных расчетов и позиционирование юаня как эффективного конкурента доллару», — рассуждает Олег Ремыга. Сегодня в нем заключаются не более 2% внешнеторговых сделок, что Китай, конечно, не устраивает. Не сомневаются в далеко идущих планах КНР и США. В частности, Штаты озабочены тем, как будет распространяться цифровой юань, можно ли будет с его помощью обойти санкции. Но особенно — какие последствия для мировой финансовой системы могут проявиться в долгосрочной перспективе.

Читайте также
Bloomberg: в Вашингтоне опасаются, что цифровой юань может стать угрозой для доллара

В то же время сами китайские эксперты считают маловероятным, что только благодаря цифровизации юань сможет потеснить доллар на международном валютном рынке. «Созданием цифровой валюты занимается не только Китай. Однако в сложившейся ситуации некоторые страны просто не в состоянии отказаться от использования валюты США, позиции которой по-прежнему чрезвычайно сильны», — объяснил корреспонденту ТАСС заместитель директора Института экономики и делового администрирования при Педагогическом университете Центрального Китая (город Ухань) Чжоу Вэйди. Как он уточнил, положить конец доминированию доллара будет крайне непросто. В то же время эксперт считает, что цифровой юань, «несомненно, составит конкуренцию доллару» и окажет сдерживающее воздействие на американскую гегемонию в финансовой сфере. Экономист полагает, что стандарты для новой глобальной монетарной системы установит тот, «кто первым сумеет воспользоваться благоприятной возможностью и обеспечит цифровизацию своей валюты». В свою очередь, Чжоу Сяочуань, говоря о санкциях США, отметил, что своими односторонними мерами Вашингтон лишь создает предпосылки для ослабления собственных позиций в мире. «Если Соединенные Штаты будут злоупотреблять долларом, используя его в качестве инструмента для оказания давления, люди начнут отдавать все большее предпочтение другим валютам — у юаня тогда тоже появится дополнительная возможность для усиления», — подчеркнул эксперт. В свою очередь, действующий зампред ЦБ Китая Ли Бо заявляет, что Пекин не ставит перед собой задачу заменить американский доллар или какую-либо другой международный аналог. «Мы экспериментируем с различными технологиями и делаем это открыто, — подчеркнул он в разговоре с корреспондентом ТАСС. — Наша цель — создать прочную национальную цифровую валюту на внутреннем рынке, сформировать для этого гармоничную среду». Как объяснил эксперт, прежде чем цифровой юань на регулярной основе будет использоваться в масштабах всей страны, ему предстоит пройти доскональное тестирование, чтобы обеспечить безопасность и надежность новой системы. Чиновник уточнил, что для обеспечения эффективного контроля китайским властям еще «потребуется время для создания хорошей правовой основы и надежного надзорного механизма».

Жить без SWIFT

Профессор Цзюй Цзяньдун из Центра международных финансов и экономических исследований напоминает, что формирование цифрового юаня происходит в условиях, когда международная финансовая система претерпевает крупные трансформации. Он напомнил, что на этом фоне меняется и структура китайско-американских отношений. «Научные технологии и финансы — инструменты, при помощи которых США оказывают давление на Китай, — подчеркнул эксперт. — Вполне возможно, что Соединенные Штаты продолжат наносить целенаправленные удары по высокотехнологичному сектору нашей страны. В итоге ряд лиц и организаций КНР лишатся доступа к системам SWIFT и CHIPS, не смогут осуществлять трансграничные платежи». Как отметил эксперт, США, с одной стороны, избегают системных рисков, к которым могли бы привести полномасштабные финансовые санкции, с другой — «подталкивают Китай к кризису, аналогичному тому, что произошло в Японии». (Речь идет о периоде с начала 90-х годов прошлого века, когда инвестиционно-потребительский бум на японском финансовом рынке привел к «надуванию пузыря», который затем лопнул, повергнув экономику страны в стагнацию. Основной удар пришелся на 90-е годы, но до сих пор Япония не оправилась от него до конца. Поэтому период с 1991 по 2020 год именуется «потерянным 30-летием».)

Читайте также
Представитель SWIFT в России заявил, что страну не собираются отключать от системы

Эксперты обращают внимание на то, что США действительно часто пользуются угрозами отключить ту или иную страну от SWIFT (а в отношении такого крупного государства, как Иран, это даже было сделано в 2012 году). И о том, что разработка цифровых аналогов национальных валют может потеснить SWIFT на рынке международных переводов, говорила, в частности, первый зампред Банка России Ольга Скоробогатова. «Можно будет решать вопросы прямой интеграции. В этом случае SWIFT может не понадобиться, потому что это другие уже технологические взаимодействия», — говорила она в декабре 2020 года. «Масштабные инвестиции и сфера услуг в основном опираются на систему трансграничных платежей и осуществляются за счет клиринговых механизмов (то есть механизма взаимозачетов между контрагентами). Разумеется, есть страны, стремящиеся использовать цифровую валюту в международной торговле, однако на текущем этапе это довольно сложно, поскольку необходимо отслеживать, не происходит ли параллельно отмывание денег или уход от налогов, действуют ли антикоррупционные меры. Существует и проблема наркоторговли», — отмечает, в свою очередь, Чжоу Сяочуань.

Изгнать майнеров

Помимо работы над цифровым юанем, Китай работает и над постепенным выдавливанием со своих энергетических мощностей майнеров криптовалют. Причем эта деятельность началась еще до проекта DCEP. В 2013 году Народный банк Китая запретил банкам обрабатывать транзакции с биткойнами. В 2017 году власти запретили проводить ICO (Initial Coin Offering — форма привлечения инвестиций в виде выпуска и продажи инвесторам новых криптовалют и токенов), а также осуществлять торговые операции с криптовалютами. В 2019 году Национальная комиссия Китая по развитию и реформам (NDRC) готовила поправки в Перечень регулирования структуры производства, предлагавшие запретить с 2021 года майнинг криптовалют по всей стране. Впрочем, впоследствии майнинг был исключен из списка. А уже в нынешнем июне Народный банк Китая напомнил о требовании к банкам и платежным операторам строго соблюдать риск-политику в области использования криптовалют в качестве активов.

Помимо этого, власти провинции Сычуань запретили майнерам пользоваться местной электроэнергией. В результате, как пишет Wall Street Journal, многие майнинговые компании стали массово паковать вещи и покидать Китай, перенося дислокацию в США, Канаду и даже Россию и Казахстан. Эта политика дает свои очевидные плоды. По данным Кембриджского Университета доля биткойнов, производимых в Китае, к маю 2021 года снизилась до 46%. В сентябре 2019 года в Китае производили 75,5% биткойнов. За это время доля США выросла с 6,8% до 16,1%. А доля занимающей третье место России подросла с 5,9% до 6,5%.

Для чего Китаю, крупнейшему месту производства биткойнов, отказываться от этого статуса? Дело в колоссальных расходах электроэнергии, которая тратится майнерами на создание токенов. По данным исследования в журнале Nature Communications, майнинговые фермы в Китае, сохрани они свои позиции, к 2024 году вошли бы в десятку отраслей по объемам выбросов парниковых газов. И выбросит в атмосферу 130 млн тонн углеродного следа. А если добавить к этому затраты на производство киберюаня, то цифра станет намного выше. При этом на прошлогодней сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций председатель КНР Си Цзиньпин объявил , что Китай намерен «выйти на пик выбросов CO2 до 2030 года и достичь углеродной нейтральности до 2060 года».

Кто еще работает над кибервалютой

Поскольку идти на открытое финансовое противостояние с Китаем США опасаются, им остается ограничиваться информационными ударами. В частности, обвиняя власти Поднебесной в том, что, развивая DCEP, они хотят не сделать систему расчетов проще и дешевле, а просто получить больше контроля над гражданами, получая возможность отследить их финансовые потоки. Однако, учитывая, что на сегодня несколько десятков государств занимаются тем же самым (то есть разработкой электронного варианта национальной валюты), едва ли подобные обвинения можно считать состоятельными. В феврале 2020 года сайтом Central Banking (Великобритания) проводился опрос о возможностях цифровой валюты центрального банка, участие в котором приняли 46 центральных банков. Две трети (65%) респондентов заявили, что проводят активные исследования в области цифровизации своей валюты. К настоящему же времени часть стран уже находится в стадии тестирования своих кибервалют.

Читайте также
Опрос: половина россиян хотят пользоваться цифровым рублем Банка России

Над цифрорублем работает и Банк России. В минувшем апреле стало известно , что к декабрю 2021 года регулятор планирует создать прототип платформы цифрового рубля. В июне было объявлено о создании пула из 12 банков, изъявивших желание принять участие в тестировании цифрового рубля. В проекте принимают участие: «Сбер», ВТБ, Альфа-банк, Газпромбанк, Промсвязьбанк, Росбанк, «Тинькофф», Дом.рф, Транскапиталбанк, «Ак Барс», СКБ-банк и банк «Союз». Запуск тестирования запланирован на первый квартал 2022 года и продлится до конца года. По итогам теста будет сформирована дорожная карта по внедрению цифрорубля в массы.

В свою очередь, экс-глава китайского Центробанка Чжоу Сяочуань отмечает, что некоторые страны могут негативно отреагировать, если чья-то валюта проникает на их рынки, и даже ввести запрет на ее использование. Поэтому он напоминает о важности координации действий между разными государствами. «Если предложить центральным банкам ряда стран одновременно развивать цифровые валюты, многие создадут собственные аналоги и примут за основу свои национальные денежные единицы, — объяснил он. — Появятся неодинаковые регламенты. Взаимодействовать в трансграничной торговле, таким образом, будет довольно сложно, поэтому необходимо, чтобы все уважали суверенитет друг друга и использовали цифровые валюты, действуя по определенной модели, что заметно упростит платежи». Как подчеркнул китайский эксперт, ни в коем случае нельзя допустить, чтобы в мире доминировала какая-либо одна денежная единица.

Евгений Мазин, Николай Селищев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *