Что такое рига в деревне
Перейти к содержимому

Что такое рига в деревне

  • автор:

АРХИТЕКТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ
каталог памятников деревянного зодчества острова Кижи и Кижского ожерелья

Экспозиционный сектор: Северные карелы Дата постройки: 2-я половина XIX века Место строительства: деревня Гафостров, Муезерский район Габаритные размеры: 4.0×6.0×6.0 Материалы: cосна. Охранный статус: Выявленный.

Рига представляет собой однокамерную постройку. Квадратный в плане сруб покрыт двускатной симметричной кровлей. Навес над входом риги образован за счет значительного выноса одного ската, поддерживаемого выпусками верхних бревен сруба.

Стены рублены «в охряпку» с остатками разной длины, дверь — четырехкосящатая с трапециевидной стеской бревен возле косяков. Декоративных элементов на фасадах нет. Рига имеет 2 окна-продуха: над дверью на главном фасаде и на противоположной от входа стене. Внутренние поверхности стен без отески, полы — дощатые. В уровне потолка внутреннее пространство перекрывают два пересекающихся под прямым углом переруба высотой в 4 бревна, по которым устроен потолок из сплошного бревенчатого настила. В левом от входа углу расположена печь-каменка, обращенная устьем ко входу. Два яруса колосников расположены вдоль задней стены риги. Концы жердей первого яруса опираются на два бревна, проходящих вдоль боковых стен риги, а второго яруса — в боковую стену и переруб, проходящий под потолком. Конструкции постройки традиционны. Кровля — из двух слоев ложеного теса по редковрубленным слегам. Нижний слой теса уложен с прозорами, а верхний, уложенный логом вниз, перекрывает щель между тесинами.

Смотрите также:

© Музей-заповедник «Кижи»
Особо ценный объект культурного наследия народов Российской Федерации.
Кижский погост входит в Список всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО.

Все материалы сайта не предназначены для лиц моложе 12 лет.
Допускается копирование и цитирование всех материалов, размещённых на сайте музея-заповедника «Кижи» (kizhi.karelia.ru), если цитируемое сопровождается точной активной ссылкой на оригинал и указанием всех правообладателей (в том числе музей-заповедник «Кижи»). При использовании любых материалов в печатных изданиях необходимо получить согласие от администрации музея на публикацию. По вопросам использования изображений необходимо ознакомиться с Положением о правилах использования изображений музейных предметов и музейных коллекций, а также зданий и памятников.
Во исполнение положений статьи 10.1 Федерального закона от 27 июля 2006 года №152-ФЗ «О персональных данных» Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник «Кижи» информирует о том, что любая обработка персональных данных, размещенных музеем на настоящем сайте, без получения согласия субъекта на обработку персональных данных, разрешенных субъектом персональных данных для распространения, не допускается.

Практикум: Изготовление макета риги Фёдора Поттоева. Нижние венцы

Лекции и практикумы онлайн-программы 2022/2023 года
проекта «Старинное ремесло Хауккашуари»
выложены в свободном доступе на нашем YouTube-канале.
Смотрите, если пропустили!

На снимке: Рига Поттоева. Конец XIX века. Объект культурного наследия, когда-то находившийся в деревне Гафостров. Утрачена: сгорела, предположительно, в 2000-х годах.
Автор снимка — фотограф Валерий Гуляев, который ездил в экспедицию в Гафостров в 1992 году с профессором Вячеславом Орфинским и Ириной Гришиной.
Источник: Муезерский район: Материалы к инвентаризации памятников истории и культуры Карелии. /Под рук. В. П. Орфинского. — Петрозаводск, ПетрГУ, 1993 (рукопись). Архив НИИНаЗ ПетрГУ, б/н.
Материалы предоставлены И. Е. Гришиной.

  • О проекте — на сайте«Деревня Гафостров».

Гумно с ригой

Гумна — производственные постройки, предназначенные для сушки и обмолота зерновых (ржи, ячменя, пшеницы, овса) и семенных (конопли, льна, гороха). На Новгородчине они почти полностью исчезли, хотя когда-то были в каждой деревне да и не по одному, а по несколько штук. Богатые или среднего достатка хозяйства имели собственные гумна, хозяйства победнее имели гумно на два-три двора.

Гумно с ригой из деревни Горбухино Пестовского района

Коллективизация привела к объединению и перестройке гумен из малых в большие. В послевоенные 50-70-е годы потребность в гумнах стала отпадать. Они либо заброшенные разрушались, либо разбирались на дрова, либо приспосабливались для других нужд, например, как сараи для хранения сена, соломы, как конюшни и прочего. Вместо гумен появились комбайны, значительно облегчающие крестьянский труд. Они косят, молотят, грузят зерно на автомашины, солому сбрасывают в большие кучи, которые можно скирдовать или отвозить в хранилища, те же сараи.

Однако при такой жатве и обработке зерновых имеются два недостатка. Первый может быть вызван плохим дождливым летом, когда зерно и солома окажутся сырыми. И то и другое может заплесневеть, загнить. Второй недостаток — поломанная и помятая солома, которую можно использовать только на подстилку для скота или в смеси с травами и другими добавками для корма. Для каких-либо поделок, например, для кровель на производственных и хозяйственных постройках солома после комбайна уже не годилась. Соломенные же кровли сохранялись ничуть не меньше по срокам, чем щеповые, драничные и тесовые.

Гумна имеют довольно древнее происхождение. Когда они появились у восточных славян, будущей Руси, сказать невозможно. Может, им предшествовали простейшие тока — широкие и длинные площадки, вымощенные утрамбованной глиной. В некоторых местах они «дожили» до XX столетия. Влажные снопы в этом случае сушились на вешалах, специальных приспособлениях, из горизонтально уложенных жердей, как изгородь, только реже и выше, или из толстых сосновых жердей с сучьями, обрубленными не до основания, а оставленных длиною в 25-35см. Жерди с сучьями заострялись снизу и вбивались в землю. Снопы вешались на сучья колосьями вниз.

Гумно с ригой из деревни Горбухино Пестовского района

Гумна обязательно имели крышу и как минимум два помещения. Одно из них, малое, служило сушильней. В зависимости от устройства оно называлось либо овином, либо ригой. Овин не имел печи. В помещении отрывалась глубокая (от 1,5 до 2м) яма с отступом от стен. Если грунт был песчаный и осыпался — устраивали бревенчатые стенки. Сушильная камера имела два перекрытия. Одно приподнятое над землей, другое под крышей. Обычно это бревенчатый накат, сплошь смазанный глиной. Дрова жгли в яме, куда вела небольшая дверца и лестница. Камера отгораживалась от места для кострища невысокой бревенчатой стеной с прозорами для пропуска горячего воздуха и дыма. Для сохранения тепла в овине или риге бревна укладывались на мох, чердачное перекрытие также утеплялось.

В сушильной камере делались балки и по ним из толстых жердей свободно укладывались колосники. На них-то и укладывали снопы для просушки. В стенах овина и риги под потолком прорубали небольшие оконца типа волоковых, которые затыкали ветошью и раскрывали после просушки партии снопов для выпуска дыма.

Со стороны гумна в сушильную камеру вела вторая небольшая дверца для загрузки и выгрузки снопов.

Рига отличается от овина устройством в ней печи, которая бывает самых разных форм и размеров. Повторений не приходилось встречать. Яма в риге не отрывалась. Все остальное устройство такое же, как и в овине. Поскольку овинов почти не сохранилось, — жители, даже старики и старушки, переносят часто название овина на ригу. Это не верно.

Помещение сушильни обычно делается значительно уже гумна. Оно может располагаться по продольной оси всего здания или быть смещено. Крыша на ней обычно выше, чем на гумне.

Гумно — обширное срубное помещение под крышей, но с невысокими стенами. Потолка не имеет. Зато имеет добротный пол из плотно подогнанных, часто пропазованных пластин. Ни одно зерно не должно провалиться сквозь него на землю.

В этом помещении устраивались обычно друг против друга двое ворот. Примыкали они к риге. Перед воротами снаружи делались пологие взвозы — поперечные настилы по бокам. Верх пластин слегка протесывался. Воз со снопами въезжал в одни ворота, останавливался против риги, разгружался и выезжал в противоположные ворота. Таким же образом вывозились и обмолоченные снопы. В этом проезде обычно не молотили. Молотили дальше, в глубине помещения.

Теперь вряд-ли кто увидит старейший способ ручной молотьбы. Он отмер, уступив место комбайну, но пройдя несколько промежуточных временных этапов, связанных с механизацией обмолота, провеивания зерна, мятия льна, конопли и некоторых других небольших работ.

Молотили цепами. Цеп — простейший инструмент. Это длинная высушенная еловая палка (как у оглоблей или косы). На ее тонком конце по кругу сделан небольшой надрез. По надрезу скользит прошитый кожаный ремень, к концу которого жестко крепится березовая колотушка, круглая, но значительно толще длинной рукояти. Поднимая и опуская, одновременно вращая, колотушкой ударяют по снопам.

Молотили обычно несколько человек, от 4 до 8. Снопы расстилали на полу (раньше любой пол или настил на улице назывался мостом). Укладывали в два ряда колосьями друг к другу и внахлест. Работники выстраивались в два ряда у комлей снопов (развязанных!) лицом друг к другу. И по команде (иногда молчаливой) опытного крестьянина включались в работу. Важно было выдержать ритм. Ударяли цепами порознь, чтобы не задеть друг друга, что случалось крайне редко, и не ударить цепом о цеп.

При слаженной работе звучала своеобразная музыка, поскольку звуки выходили у каждого свои. Люди при этом часто разговаривали, иногда и пели.

Сейчас современная эстрадная музыка буквально заражена ударной ритмикой. Без нее она ничто. Это какая-то болезнь, эпидемия. Мне приходилось слушать музыку молотьбы и даже, иногда, участвовать в ней. Да поверит мне читатель, что современные эстрадные ударные ритмы ничто по сравнению с музыкой молотьбы. Они примитивны и даже убоги. Слушаешь их и хочется.

Молотилки, веялки, льномялки появились уже к началу XX столетия. Но их было крайне мало. Принадлежали эти механизмы, приводимые в движение вручную, обычно помещикам или очень богатым крестьянам, кулакам. Позже, при колхозах таких «ручных» механизмов стало больше. Затем в послевоенные годы широкое распространение получили приводы на бычьей и конной тяге. Рядом с гумном, обычно сбоку, устанавливался вертикальный вал с очень большой горизонтальной шестерней. Шестерня поддерживалась подкосами. Вал внизу упирался в подпятник, вверху удерживался балками и втулкой. К валу приделывались дышла, обычно четыре, но могло быть три или два. К дышлам припрягались лошади. На некотором расстоянии шестерня обносилась дощатой стеной с окошками, стена перекрывалась конусной крышей. Лошади, подгоняемые обычно пацанами, ходили по кругу. Движение шестерни передавалось на цевку, насаженную на горизонтальный вал, а оттуда через отверстие в гумне на те же молотилки, веялки, льномялки.
Увы, от этих оригинальных и остроумных сооружений ничего (!) не уцелело. Жаль.

Теперь конкретно о гумне с ригой из д.Горбухино. Оно в деревне было не одно. Заброшенные, как и другие хозяйственные и производственные постройки, оно выглядело еще хорошо. Состояло из трех частей: риги и двойного гумна. Задняя часть гумна пристроена была явно позднее, при коллективизации. При этом пожертвовали торцовой наружной стенкой старого гумна, выпилив ее и тем ослабив общую конструктивную жесткость и цельность. К тому же щеповая кровля на крыше пристроенной части прохудилась, стропила распирали стены, и в начале разборки эта часть неожиданно рухнула полностью. Впрочем, ее и не предполагалось перевозить. Пол в ней отсутствовал.

Остальная часть гумна более старая, но не одновременная. Рига по всем признакам (состояние древесины, цельность сруба, самцово-слегово-стропильная конструкция крыши, полуобрушенная глинобитная печь и некоторым другим) срублена раньше гумна. У гумна же части у боковых ворот, примыкавшие к риге, оказались собранными из разнородного материала, бывшего когда-то в другой постройке и нового, более свежего, чем в риге.
Можно предположить, гумно до колхоза (организован в 1933г.) обслуживало две-три крестьянских усадьбы и ремонтировалось, по меньшей мере, два раза. В первый раз сменили драничную кровлю на щеповую. Тогда же, возможно, пристроили и гумно, разобрав прохудившееся и, может быть, меньших размеров. Драницы (около 20 штук) найдены при разборке крыши над ригой. Второй строительно-ремонтный период — 20-е начало 30-х годов XX столетия — увеличение гумна. Тогда же несколько исказили отдельные проемы, расширив их. Конструкция первоначальной крыши на гумне первоначально самцово-слегово-стропильная, что отмечено врубками для куриц и пары стропил.

Гумно стояло за крестьянскими огородами. Музей приобрел его у колхоза для Витославлиц. Мужик, живший напротив его, прознав, видимо, про это, решил запастись дровишками, и стал разбирать некоторые части сушильни в риге. Устраивать с ним разбирательство было поздно. Бревна были уже перепилены, да и командировочное время было ограниченным.

Разборка и перевозка гумна проводилась в декабре 1981 годы (с21 по 29). Два дня были потрачены на дорогу туда и обратно. В работе участвовали, кроме автора, архитекторы Попов В.А., Ковалев А.А., прораб Малышев Ю.П. (короткое время), плотники Карташов А.А. (бригадир), Маляров Г.А., Финагин Б.М., Колосов М.П., Михайлов А.П. и Сидоров С.Н.

Дни стояли морозные. Жители жилье не давали. Колхоз отвел нам брошенное и совершенно промерзшее помещение правления колхоза в д.Кирва в 4-х километрах от Горбухина. К концу работы стены и пол отведенной рабочим обители удалось прогреть.

Для очистки дороги от снега и площадки для складирования материала пришлось нанимать местного бульдозериста.

Первый рабочий день плотникам пришлось посвятить оборудованию помещения для жилья: заделывали дыры в окнах, чинили дымоходы в печах, делали топчаны, заготавливали дрова и т.д. Дальше — работа по удалению поздних элементов, разметка, погрузки, отвозки в Витославлицы. Трое архитекторов вели обмеры постройки, фотографирование, отметки в журнале работ, руководили разборкой.

Разработка проекта реставрации не вызывала затруднений. Все основные конструкции гумна и его риги сохранились. Утраченные или искаженные и переделанные части и детали легко восполнялись по уцелевшим остаткам, врубкам и деталям. Посложнее было с крышей. Но над ригой все ее конструкции уцелели. Над гумном врубок и отпечатков на стене и фронтоне риги было вполне достаточно. Кровля запроектирована драничная на основе тех колотых еловых досок, которые найдены на риге. Кстати, в деревне имеется несколько бань, амбаров и пелевен, где кровли до сих пор драничные. Их делали в послевоенные годы. Этот материал был самым распространенным по Новгородчине и в самом Новгороде. Ему уступали даже соломенные и тростниковые кровли.

Обмерные чертежи и проект реставрации выполняли те же три архитектора.

Место для гумна определено в северо-восточном секторе за будущей улицей и огородами. Строительные работы начаты с большим опозданием. Начиная с 1981-82гг. НСНРУ (Новгородское специальное научно-реставрационное управление) резко снизило темпы ремонтно-реставрационных работ в Витославлицах. В лучшем случае работают 3-5 плотников и то не более 3-х месяцев с перерывами. Порой работы вообще затихают, тем более что финансирования их почти нет.

Реставрация гумна началась лишь осенью 1985г. с закладки столбчатых фундаментов, после перевозки спустя почти 4 года. И шла очень медленно. Все операции выполнялись в соответствии с проектом, сопровождались надзором и руководством научного руководителя. И. до сих пор не закончены. Не доделана глинобитная печь, не завершено минимальное благоустройство у стен памятника и. не сделана постоянная драничная кровля. Постройка и посетители довольствуются. временной рубероидной, как и на двух житницах. Короче, памятник не введен в число действующих экспонатов уже более 15 лет. Такое положение ни объяснить, ни оправдать невозможно. Кто-то за это должен нести ответственность.

Часовня из Гари, житницы из Борихина и Лямцины, кузница из Спас-Пископца, гумно из Горбухина и не собранная еще изба из Усть-Кирвы обозначили основные контуры северо-восточного сектора. Нужно закончить реставрацию свезенных памятников и привезти предусмотренные проектом. Лишь в этом случае западная часть музея Витославлицы получит хоть не совсем полное, но завершение. В ином случае Новгороду не стоит гордиться, тем более хвастаться своим музеем народного деревянного зодчества.

Электронная библиотека
публикации о музее-заповеднике «Кижи»

Скобелев О.А. (г.Петрозаводск)
Рига с гумном – хозяйственный комплекс заонежан @kizhi

Рис. 1. Рига карел-ливвиков, д. Сяппяваара Олонецкого района, 1972 г. Фото Бойцова Б.П.Рис. 2. Фрагмент изображения деревни Стретилово на плане Тихвинского посада 1678 г.: слева - четыре рубленых амбара, справа – два гумна с овинами (по М.И. Мильчику, Ю.С. Ушакову)Рис. 3а. Рига с «недоразвитым» (по определению В.П. Орфинского) гумном, д. Колгостров, Заонежье, Кондопожский район, 1970 г. (фотофонд музея-заповедника «Кижи». НВФ-13764). Размеры гумна немного больше размеров риги.Рис. 3б. Овин с «развитым» гумном, д. Гарь Архангельской области. (по А.В. Ополовникову)Рис. 4. Две риги с гумнами в д. Потаповщина. 1926 г. (Фотофонд музея-заповедника «Кижи». НВФ-13421/36).

Аннотация: В статье рассматривается устройство, особенности бытования и история риг с гумном в Заонежье. Проводится историко-хозяйственная «параллель» между возникновением и развитием крестьянского жилого дома-комплекса и крестьянского «хлебного» комплекса – риги с гумном под одной крышей. Ставится вопрос о музейной реконструкции (макетировании) заонежской риги с гумном.

Ключевые слова: рига; гумно; деревянная архитектура; Заонежье ;

Summary: The article describes the structure, use and history of buildings for drying and threshing grain in Onega Lake region. A parallel is drawn between the origin and evolution of the peasant compound house and the complex of the mentioned structures built under the same roof. An issue is raised on their modelling in the museum.

Keywords: threshing barn; threshing floor; wooden architecture; Onega Lake region;

Риги с гумнами, построенные под одну крышу, явились очередным и, как оказалось, последним этапом развития традиционных хозяйственных построек, применяемых преимущественно для сушки и обмолота зерновых, у заонежских крестьян. Рига с гумном была отличительной особенностью многих хозяйств «прожиточных» крестьян; часто ею владели и крестьяне обычного, «посредственного» состояния, как, например, Елизаровы из д. Потаневщина, расположенной недалеко от Кижей. [1] Подобными ригами могли пользоваться зачастую не только хозяева, но и соседи по деревне. Совместное соседское пользование хлебосушильнями являлось характерной чертой быта всей олонецкой деревни – об этом говорят многочисленные заметки в «Олонецких губернских ведомостях» (далее – ОГВ). [2] [текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Обычным было и совместное строительство хлебосушилен, в том числе и риг с гумнами, деревенскими соседями. [3] П.О.Коренной в своей статье «Сельское хозяйство в Заонежье» отмечает, что идущий издревле «порядок общинных риг сохранился до сих пор». [4] Крестьянка деревни Воробьи, младшая современница Коренного, подчеркивает, что если строили ригу вскладчину, то делали ее обязательно с гумном. [5]

Возникновение и развитие гумен как отдельных больших помещений прежде всего для обмолота и веяния зерна, было обусловлено тяжёлыми климатическими условиями конца осени и, конечно, зимы, когда выполнение этих длительных и жизненно важных работ на открытом воздухе становилось невозможным, а в тесной и жаркой риге – весьма вредным для здоровья. Молотьба обычно не заканчивалась вскоре после жатвы, а продолжалась и осенью, и даже зимой. О зимней молотьбе говорят и многочисленные воспоминания заонежан, [6] и сообщения о пожарах хлебосушилен в колонке «Происшествия по губернии» ОГВ – пожары риг и овинов с хлебом случались всю зиму, а изредка, самые поздние из зафиксированных, даже и в мае. [7]

В таких условиях размещение сушильни-риги и крытого тока-гумна бок о бок было весьма оправданным. Как к жилью пристраивается под одну крышу хозяйственная часть дома, так и к отапливаемой ригаче со временем начинают пристраивать гумно. Семьи, с удобством жившие в домах-комплексах, стремились, по всей видимости, создать удобный, не зависящий от капризов погоды, хозяйственный комплекс и вне дома – для сушки и обмолота снопов и других работ. Поэтому возможно, что в Заонежье, как и в других районах Русского Севера, развитие «хлебных» хозяйственных комплексов (риг с гумнами) шло в неразрывной связи с развитием жилых комплексов (домов).

Конечно, есть яркий противоположный пример олонецких карел, которые строго (за редким исключением) придерживались своей одиночной ригачи без гумна издревле и вплоть до середины ХХ в., несмотря на то, что проживали в домах-комплексах. [8] Думается, что «дедовская» ригача сберегалась южными карелами в столетиях как одна из составляющих самобытной культуры народа. Рига с гумном, видимо, считалась у них «русской» постройкой и характеризовала, в частности, материальную культуру заонежан, ведших свое происхождение от новгородцев. (Рис.1)

О времени появления «хлебного комплекса» в Заонежье можно судить только косвенно, по немногочисленным сведениям из географически и культурно близких к нему районов. Уникальными документами являются планы Тихвинского посада 1678 и 1679 гг. [9] Подробное рассмотрение изображений дворов и хозяйственных построек монастырских слобод и деревень, проведенное М.И. Мильчиком, показывает, что уже в последней четверти ХVII в. в деревнях имели распространение дома, состоявшие из жилых изб, к задней стене которых примыкали хозяйственные клети, к которым, в свою очередь, пристраивались крытые хлева или пригоны для скота. Это самое распространенное жилище древней Руси – «изба, да клеть, а промеж ними сени» являлось преддверием «зарождения большого северного дома, завершающего собой многовековой путь развития народного жилища на русском Севере». На этих же планах, в числе других строений, изображены «гумна, стены которых забраны в столбы, и рубленные овины, где сушили зерно». [10] (Рис.2) [текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Представляется возможным продолжить анализ приведенного изображения гумен с овинами. Судя по их внешнему виду, овины являлись верховыми, так как отсутствуют уширения-подлазы в нижней части срубов. Поскольку однокамерный верховой овин внешне трудноотличим от высокой риги (их можно отличить только по сажальному окну выше двери, которое на рисунке явно не просматривается), то, возможно, что на плане изображены не овины, а риги, тем более, что северо-руссы часто все хлебосушильни – как овины, так и риги – называли «овинами». Гумна пристроены к задним стенам овинов, значит, между овином и гумном обязательно была дверь. На боковой стене гумен изображены широкие ворота, – их наличие говорит о том, что зерно провеивали в гумне, открывая ворота и устраивая сквозняк; а, значит, на противоположной, невидимой стене, напротив первых почти обязательно должны быть вторые ворота. [11] Возможно, в гумно могли и заезжать с возом снопов, въезжая в одни ворота и выезжая в другие. Очевидно, что планировка и устройство комплекса овина с гумном практически не отличается от подобных комплексов Олонецкой губернии ХIХ – первой половины ХХ в.

Таким образом, мы видим на планах Тихвинского посада много «неполных» жилых комплексов, «зачатков» больших северных домов грядущего ХVIII в.; им соответствуют уже сформировавшиеся хлебные комплексы – овины с гумнами.

Переходя к ХVIII в., мы находим, что одновременное массовое бытование жилых и хозяйственных комплексов на Русском Севере, по соседству с Заонежьем (всего в 50 км по прямой), а именно в Выгорецком раскольническом общежительстве, отмечает документ, датируемый 1739 г. – «Описание в Выгорецком общежительстве деревяннаго здания». [12] В этой переписи деревянных строений знаменитого старообрядческого общежительства «риги с крытыми гумнами где хлеб молотят» зафиксированы в количестве 62, в то время как одиночных риг насчитывалось всего 8; домов-комплексов – «изб с сенми, с чуланами, с дворами и с сараями, с хлевами скотскими» – 165, в то время как «изб с сенми», без дворового комплекса, переписано всего 83. Мы видим, что «хлебные» комплексы решительно преобладали над одиночными сушильнями, а дома-комплексы составляли две трети от общего числа крестьянских жилищ.

Волею судеб Заонежье было связано с Расколом с самого его начала неразрывными духовными и родственными связями. Когда в 1694 г. был основан Даниловский «раскольнический монастырь» на реке Выг, туда переселилось множество жителей Толвуи, Кузаранды, Фоймогубы, Космозера, Шуньги и других деревень. [13] Несомненно, что хозяйственное и духовное взаимовлияние между Заонежьем и Выгорецией было велико и кажется очевидным, что многочисленные переселенцы-заонежане могли привнести в «старообрядческую республику» свои приемы хозяйствования и плотницкие достижения, в том числе и привычные им дома-комплексы и риги с гумнами.

Переходя к Заонежью ХIХ в., обратимся к «Этнографическим заметкам о заонежанах» П.Н. Рыбникова, в которых он подробно описал и типичный заонежский дом-комплекс, и типичную заонежскую ригу своего времени. Приведем, с некоторыми сокращениями, его описание: «Рига состоит тоже из двух отделений, – из риги собственно и гумна. Рига бывает квадратная, каждая стена около двух сажен… К одной из стен риги пристраивается гумно. Ширина его равна риге, но оно несколько длиннее ее. В гумне производится молоченье и чищенье измолоченного хлеба». [14] Как видим, у Рыбникова типичная заонежская рига однозначно «состоит из двух отделений» – собственно риги и гумна. [текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Заметим, что по классификации В.П. Орфинского, описанная Рыбниковым заонежская рига с гумном имеет шифр «2-В/1/2», который раскрывается следующим образом: типологическая группа: южная (2) – тип: двухкамерные риги со специальным помещением для обмолота – гумном (В) – вариант: с недоразвитым гумном (1) – подтип: с двускатной крышей (2). [15] Кстати, такое же «недоразвитое» гумно характерно, как мы видели, и для овинов с гумнами деревень Тихвинского посада в 1678 г., т.е. «родословная» хлебного комплекса с недоразвитым гумном прослеживается по крайней мере до последней четверти ХVII в. (Рис.3).

Наконец, история заонежских риг приводит нас в ХХ в. П.О. Коренной так описал родную заонежскую ригу: «Рига и гумно устраиваются вместе, их разделяет только одна стенка… Просохшие снопы молотят приузами рано утром, часов с 4-х; их выбрасывают из риги чрез небольшое отверстие». [16]

К счастью, заонежские риги с гумном не обошли своим вниманием и фотографы прошлого века. (Рис.4) Последние сведения о ригах с гумнами, относящиеся к первой половине ХХ в., почерпнуты у старожилов-заонежан. Согласно их воспоминаниям, в д. Широкие Поля до 1941 г. были четыре такие ригачи; имелись они и д.Шабановская и Великая Нива Толвуйской вол., Усть-Яндома, Лыково куста Юлмаки, Северный Конец куста Падмозеро, Погост Космозеро, в с.Типиницы. [17] Окрестности Кижей изобиловали такими ригами – в Кургеницах были три риги с гумном, в Воробьях – четыре, в Васильеве – одна, в Посаде на Волкострове – две, в Зубове и Щепино – по одной, в кусте деревень Серёдка такие риги преобладали. [18]

Разумеется, в Заонежье, во все века «земледельческой эры» его истории, бытовали и одиночные хлебосушильни. Некоторый «вторичный» возврат к ним, относительно небольшим и недорогим постройкам, произошел, видимо, в конце ХIХ – начале ХХ вв. и был связан с усилившимся процессом распада больших «патриархальных» семей. Вот тогда-то, на рубеже веков, думается, и увеличилось в деревнях количество однокамерных риг, которые выстроили себе малые, обедневшие в результате раздела семьи. И тем не менее, однокамерных риг совсем без гумна, видимо, было относительно мало, хотя распространены они были почти повсеместно. [19] В 13-ти деревнях о. Кижи и кижской округи в довоенное время соотношение риг с гумном и без гумна было примерно 3/1. [20] Гумно в целом воспринималось заонежанами как необходимое для обмолота и веяния хлебов сооружение.

Многие советские архитекторы считали однокамерные одиночные риги более «древними», чем риги с гумном, уже в силу их «однокамерности» и «простого древнего» устройства. Они, при составлении документов на эти памятники архитектуры, смело ставили необоснованно «старые» датировки их постройки. [21] Как тут не привести мудрое замечание К.К.Романова, известного архитектора, знатока Заонежья: «…необходимо только всегда помнить, что ни более простую форму нельзя считать более старой, так как она может быть не примитивом, а упрощением или огрубением, ни более сложную форму считать более поздней, так как по тем же соображениям она может предшествовать форме более простой». [22] [текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Интересно, что вопросы изучения и документирования заонежских риг с гумнами не нашли отражения в известнейших трудах, посвященных архитектуре Русского Севера, изданных в ХХ в. [23] Только лишь в диссертации на соискание учёной степени доктора архитектуры В.П. Орфинского, исследования которого отличаются тщательностью сбора «полевого» материала, заонежские риги с гумном нашли своё законное место – и описание, и теоретическое обоснование возникновения, и место в общей классификации построек. [24]

Судьба риг и, в особенности, риг с гумнами, Заонежья в ХХ в. печальна. С исчезновением крестьянского уклада риги стали не нужны и к концу ХХ в. полностью исчезли. Не удалось сохранить ни одну ригу с гумном и в музее-заповеднике «Кижи». Намеченная и неоднократно обсуждаемая перевозка риг с гумнами из деревень Колгостров, Петры и Великая Нива так и не состоялась; в настоящее время эти три постройки утрачены. Таким образом, осталась единственная возможность увидеть воочию заонежскую ригу с гумном – ее научная реконструкция.

  • [1] Скобелев О.А. Планировка и постройки усадьбы Елизаровых в деревне Потаневщина в первой трети ХХ в. // Кижский вестник. Петрозаводск, 2015. № 15. С. 220–221.
  • [2] Например, в сообщении о пожаре из Олонецкого у. сообщается: сгорела «у казённого крестьянина Осипова ригача с находившемся в ней яровым хлебом крестьянина Алексеева» (Олонецкие губернские ведомости (далее – ОГВ). 1840. № 22. С. 10); из Повенецкого у.: сгорела рига «крестьянина Тарасова с хлебом Фёдорова» (ОГВ. 1870. № 88. С. 10) и др.
  • [3] Например: ОГВ. 1840. № 23. С.10 (упоминается «полевое гумно» крестьян Ильина и Козицина и «гумно казённых крестьян Исакова и Богданова»); ОГВ. 1841. № 17. С. 9 («полевое гумно с овином» казённых крестьян Трошковых и Мальгунова); ОГВ. 1870. № 20. С.6 («гумно с ригою, принадлежащее крестьянам Титову, Краснопалину и Спиридонову») и т.д.
  • [4] Коренной П.О. Сельское хозяйство в Заонежьи // Вестник Олонецкого губернского земства. Петрозаводск, 1907. № 12. С. 21.
  • [5] Научный архив музея-заповедника «Кижи» (далее – НА МК), ф. 1, оп. 3, ед. хр. 1613, л. 21.
  • [6] Личный архив О.А.Скобелева (далее – ЛА), тетр. 4, л. 95 и др.
  • [7] ОГВ. 1840. № 10. С.10 (вторая половина мая: в Пудожском у. сгорели два гумна «с находившимся в оных хлебом»).
  • [8] Тароева Р.Ф. Материальная культура карел. М.; Л., 1965. С. 116. Об этом свидетельствуют и экспедиционные записи автора в тетр. № 5, 6, 6а, 7.
  • [9] См. по кн.: Мильчик М.И., Ушаков Ю.С. Деревянная архитектура Русского Севера. Страницы истории. Л., 1981.
  • [10] Там же. С. 15–20, 35.
  • [11] ЛА, тетр. № 6, л. 92 об. Нам известен только один случай, когда в гумне были лишь одни ворота – это одна из риг с гумном в заонежском с. Типиницы 1950-х гг.
  • [12] Раскольничьи дела ХVIII столетия, извлеченные из дел Преображенского приказа и Тайной розыскных дел канцелярии г. Есиповым. СПб., 1861. С. 535–545.
  • [13] В истории Выговской пустыни о начальном периоде раскола сказано: «Старожитнiи они отцы, остальцы Соловецкiя и прочихъ обителей, тогда крыяхуся по пустынямъ поморскимъ, около Онега озера, въ Шуньгѣ, въ Толвуи…. и пустынныя мѣста благочестивыми отъ гоненiя наполняхуся» (Раскол в Вырозерском приходе и вообще в Заонежье // ОГВ. 1874. № 73. С. 877).
  • [14] Рыбников П.Н. Этнографические заметки о заонежанах // Памятная книжка Олонецкой губернии на 1866 г. Петрозаводск, 1866. С. 26–27.
  • [15] Орфинский В. П. Деревянное зодчество Карелии. Генезис, эволюция, национальные особенности. Диссертация на соискание ученой степени доктора архитектуры. М., 1975. С. 115–116. (Рукопись).
  • [16] Коренной П.О. Сельское хозяйство в Заонежьи. С. 27.
  • [17] ЛА, тетр. 1-4, 6.
  • [18] НА МК, ф. 1, оп. 3, ед. хр. 1613, л. 1–30.
  • [19] Там же; ЛА, тетр. 2–3.
  • [20] НА МК, ф. 1, оп. 3, ед. хр. 1613, л. 1–30.
  • [21] Например: НА МК, ф. 1, оп. 3, ед. хр. 484а, л.3 (Центральная научно-реставрационная мастерская Госстроя РСФСР. Пояснительная записка к проекту реставрации риги из д. Липовицы Медвежьегорского р-на КАССР. 1962 г.).
  • [22] Романов К.К. Жилой дом в Заонежье // Искусство Севера: Заонежье. Л., 1927. С. 21 (Крестьянское искусство СССР; Вып.1).
  • [23] Габе Р.М. Карельское деревянное зодчество. М., 1941; Забелло С.Я., Иванов В.Н., Максимов П.Н. Русское деревянное зодчество. М., 1942; Ополовников А.В. Русское деревянное зодчество. М., 1983.
  • [24] Орфинский В. П. Деревянное зодчество Карелии… С. 115–121.

// Рябининские чтения – 2019
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2019. 677 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

© Музей-заповедник «Кижи»
Особо ценный объект культурного наследия народов Российской Федерации.
Кижский погост входит в Список всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО.

Все материалы сайта не предназначены для лиц моложе 12 лет.
Допускается копирование и цитирование всех материалов, размещённых на сайте музея-заповедника «Кижи» (kizhi.karelia.ru), если цитируемое сопровождается точной активной ссылкой на оригинал и указанием всех правообладателей (в том числе музей-заповедник «Кижи»). При использовании любых материалов в печатных изданиях необходимо получить согласие от администрации музея на публикацию. По вопросам использования изображений необходимо ознакомиться с Положением о правилах использования изображений музейных предметов и музейных коллекций, а также зданий и памятников.
Во исполнение положений статьи 10.1 Федерального закона от 27 июля 2006 года №152-ФЗ «О персональных данных» Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник «Кижи» информирует о том, что любая обработка персональных данных, размещенных музеем на настоящем сайте, без получения согласия субъекта на обработку персональных данных, разрешенных субъектом персональных данных для распространения, не допускается.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *