Какие валюты не привязаны к доллару
Перейти к содержимому

Какие валюты не привязаны к доллару

  • автор:

Какие валюты не привязаны к доллару

https://ria.ru/20210702/valyuta-1739096401.html

Это не доллар: какие валюты в мире самые надежные

Это не доллар: какие валюты в мире самые надежные — РИА Новости, 03.11.2021

Это не доллар: какие валюты в мире самые надежные

Экспортерам выгоднее слабый рубль, населению — крепкий, а Центробанк просто придерживается рыночного курса. Эти слова главы регулятора Эльвиры Набиуллиной. РИА Новости, 03.11.2021

2021-07-02T08:00

2021-07-02T08:00

2021-11-03T12:31

центральный банк рф (цб рф)

джером пауэлл

МОСКВА, 2 июл — РИА Новости, Ирина Бадмаева. Экспортерам выгоднее слабый рубль, населению — крепкий, а Центробанк просто придерживается рыночного курса. Эти слова главы регулятора Эльвиры Набиуллиной многое объясняют, однако не отвечают на вопрос — в чем откладывать средства. И доллар США сейчас не самый устойчивый, и надежнее евро тоже есть деньги. РИА Новости изучило курсы двадцатилетней давности и составило рейтинг самых заслуживающих доверия валют в мире.Размер и численность не важныКак показывает практика, устойчивость мировых валют проверяется временем. В XX веке надежным вложением считали швейцарский франк. В XXI он по-прежнему возглавляет рейтинг 50 самых стабильных денежных знаков и за последние двадцать лет прибавил 75 процентов относительно доллара США. Инвесторы предпочитают вкладываться именно в него — в стране высокая степень экономической свободы: нет зависимости от одного-двух секторов, высокая продуктивность труда, низкая ставка рефинансирования, положительный торговый баланс. И главное — неизменно слабая инфляция.На втором месте — чешская крона: она укрепилась к американской валюте на 61 процент. Страна опережает многие государства по росту внутреннего валового продукта. Цены не подвержены резким скачкам, иностранные финансовые игроки вкладывают средства в развитие проектов республики, что позитивно отражается на укреплении национальной денежной единицы. Чехия — в ЕС, но не перешла на европейскую валюту и получает из бюджета Евросоюза больше, чем перечисляет: безвозмездно ей выделили почти пять миллиардов евро. Неслучайно чешскую экономику называют темной лошадкой. Тройку лидеров замыкает новозеландский доллар, который укрепился на 33 процента. Его стабильность обеспечивает развитая рыночная экономика. До 20 процентов относительно доллара США прибавили также денежные знаки Европы, Албании, Китая, Хорватии. Не столь сильно, но все же подорожали деньги Швеции, Сингапура, Израиля, Польши, Дании, Австралии, Канады, Болгарии, Австралии, Южной Кореи, Гонконга. Как отмечают аналитики, не может быть сильной и надежной валюты при слабой и неустойчивой экономике. И наоборот. При этом размер страны и численность населения вообще не важны.Стабильными также считают те деньги, которые меньше всего девальвировались к американскому доллару. В их числе — дирхам ОАЭ, саудовский риял, кувейтский динар, бахрейнский динар, оманский риал, иорданский динар и японская иена. Последняя, к слову, долгие годы претендовала на место самой устойчивой валюты, но потеснить швейцарский франк так и не удалось. Его главное преимущество — превышение доходов над расходами: это свидетельствует о силе экономики страны и ее резистентности к внешним шокам. Показатель Швейцарии в три раза лучше Японии, которая сидит на кредитной игле. По объему государственного долга лидирует США — свыше 26 триллионов долларов. Но абсолютные значения не передают масштаб, показательнее соотношение заимствования к ВВП, и у Японии оно критическое — 250 процентов. Для сравнения: у Штатов — 108. Если разделить долг Японии (примерно в 12 триллионов долларов) на 125,3 миллиона человек, то получается, что на каждого японца, включая стариков и младенцев, приходится около 96 тысяч долларов. В то время как госдолг разрастается, курс доллара к иене практически тот же, что и 25 лет назад. Для граждан такая стабильность во благо. Для экономики — медленная смерть, ведь снижается конкурентоспособность экспортных товаров. Однако Япония умудряется жить в таких условиях уже 30 лет, развивая торговые отношения. Половина внешних расчетов происходит в иенах, что подогревает к нацвалюте интерес.Как отказаться от доллара и не проигратьАмериканский доллар за последние 20 лет к корзине основных мировых валют потерял около десяти процентов стоимости, но по-прежнему выполняет функцию главного резервного и платежного средства. Две трети международного товарооборота проводят в долларах, на них приходится 80 процентов валютно-обменных операций. По словам главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной, регулятор занимается снижением зависимости экономики от иностранных платежных средств, но американская валюта остается частью международных резервов страны.Ранее министр финансов Антон Силуанов заявил, что Россия полностью откажется от доллара в структуре Фонда национального благосостояния и сократит долю британского фунта. При этом вырастет доля золота, евро и юаня.О дедолларизации говорят и в Китае. Но, как отметил глава Федеральной резервной системы США Джером Пауэлл, «с американской валютой ни одна другая и рядом не стоит». По его словам, «отвязаться» от «гринбэков» в ближайшем будущем не получится.Россия не исключение, ведь мы внутри мировой финансовой системы. Поэтому аналитики советуют не увлекаться экзотическими валютами. «Для непрофессионального игрока рынка пытаться угадать, какая из них вырастет больше или меньше, — неблагодарное и бессмысленное занятие. Чтобы обезопасить сбережения, вполне достаточно иметь накопления в долларах и евро. Они самые распространенные, ликвидные. Их легче продать, использовать для покупок, поездок за границу. По ним меньше потери при обмене», — советует Марк Гойхман, главный экономист информационно-аналитического центра TeleTrade. К тому же в евро и долларах удобно инвестировать. В них номинированы самые востребованные иностранные активы — акции, облигации, биржевые фонды. И в целом эти две валюты привычны для России: их чаще всего обсуждают в новостях, показывают на табло обменников. В небольших городах другие денежные знаки зачастую вообще невозможно купить.Еще в апреле курс доллара уверенно двигался в сторону отметки 80 рублей, затем резко сменил направление и в начале июня опустился ниже 72. Сейчас продолжает колебаться возле этой отметки. Прежде всего — за счет дорожающей нефти: марка Brent пробила психологическую планку в 73 доллара за баррель. Затем и вовсе торговалась свыше 76 — это максимум с осени 2018-го. Толкает цены вверх увеличивающийся спрос на топливо, сказывается и ограничение по добыче в рамках сделки ОПЕК+. На мировом рынке не хватает углеводородов — более одного миллиона бочек в сутки. Отсюда предпосылки для дальнейшего подорожания черного золота. Поскольку последнее в неразрывной связке с курсом национальной валюты, стоит ожидать укрепления рубля. Однако сохраняются геополитические риски, которые могут оттолкнуть иностранных инвесторов и снизить спрос на рубль. Поэтому аналитики советуют следовать золотому правилу сбережений — не класть все яйца в одну корзину. На длительный срок лучше выбрать несколько валют: диверсификация увеличивает шансы получить прибыль. «Сейчас хорошее время, чтобы конвертировать рубли в доллары или евро. К осени традиционно национальные платежные средства начнут слабеть. В валюту можно переводить только свободные деньги и в том случае, если они не понадобятся два-три года — иначе потеряете на курсовой разнице больше, чем заработаете. Самый рациональный подход — разделить накопления на несколько равных частей: например, хранить в рублях, долларах и евро. Тогда экономические потрясения незначительно отразятся на бюджете. Рост одной валюты компенсирует потери другой», — объясняет Сергей Григорян, руководитель представительства инвестиционного Фонда ANIF в России. Российская валюта укрепилась. Но эпидемиологическая ситуация в стране и конъюнктура рынков могут внести коррективы.

Какие валюты мира НЕ привязаны к доллару?

По окончанию Второй мировой войны 44 страны приняли решение привязывать свои валюты к доллару США. Как сейчас обстоит ситуация? В сети нашел только информацию, что валюты 60 государств мира «привязаны» к доллару, 40 — к евро.
А в каких странах сейчас собственная национальная валюта? По поиску в сети почему-то нахожу только, что определенные страны, отказались от привязки к доллару, НО привязались к валютной корзине. НО это же то же самое. В сети нашел только информацию, что центробанк Азербайджана отказался от привязки маната к доллару.
В каких странах ведется собственная монетарная политика?

Комментарии
Сначала старые
Добавить комментарий
Показать предыдущие (2)
Алексеич2008
6 марта 2016 в 20:05
У саудитов, их тугрик прявязан к доллару.
Papa vyshli 200
6 марта 2016 в 21:59
По факту наверно только дензнаки КНДР не привязаны к зеленому:)
6 марта 2016 в 22:55

Нельзя жить в мире, где взаимодействие экономик велико и быть полностью независимым в своей денежной политике. Такая независимость обычно в мире приводила к инфляции и катастрофам. Один из последних примеров — кончина суверенной валюты Зимбабве.
Другое дело, что привязка может быть к доллару, к евро, к корзине валют. Даже к юаню, но по факту все равно получим доллар и евро!

and-Rey-1975
7 марта 2016 в 01:46

Гектор пишет:
Такая независимость обычно в мире приводила к инфляции и катастрофам. Один из последних примеров — кончина суверенной валюты Зимбабве.

———-

Это как раз «фатальная генетическая» ошибка текущей экономической парадигмы мира. И рано или поздно мир от этого и пострадает. Лучше поздно конечно 😉 но сейчас все валюты зависят от доллара США и это может очень плохо сказаться не только на странах имеющих ЗВР в зелени, но и на самих же США. Но пока реальной альтернативы баксу нет. И Китай и РФ и множество других стран, которые «далеко не Зимбабве» это понимают и уже не хотят принимать риск — когда их валюта это производная от доллара. Но сколько ещё времени пройдёт для создания — » новой валютной системы » непонятно. 😉

7 марта 2016 в 02:50

nordwings пишет:
По факту наверно только дензнаки КНДР не привязаны к зеленому:)

———-
Это почему? КНДР тоже чем-то торгует с внешним миром, рассчитываясь твердой валютой. По факту доллар и евро- валюты, наиболее обеспеченные доверием участников сделок. Бартер не слишком удобен, да и золота не напасешься, при современных объемах торговли. Вот Антарктида, действительно, не привязана ни к доллару, ни к евро. Местные пингвины обходятся без денег. И метр с килограммом им тоже не нужен.

Papa vyshli 200
7 марта 2016 в 04:46

HD4125 пишет:
Это почему? КНДР тоже чем-то торгует с внешним миром, рассчитываясь твердой валютой.

———-

Потому, что дензнаки КНДР обращаются на территории КНДР, обмену на валюту не подлежат. Что люди на них могут купить и по какой цене решает правительство КНДР. Так что ни какой привязки к доллару там нет.

7 марта 2016 в 08:42

Гектор пишет:
Нельзя жить в мире, где взаимодействие экономик велико и быть полностью независимым в своей денежной политике.

———-

Речь идет о привязке к доллару. То есть когда государства(как в нашем случае подконтрольные МВФ структуры, а не государства) печатают столько внутренних денег, сколько продали своих ресурсов за внешнюю валюту(доллары). Т.е фактически денег на внутреннее производство и нет, только на внешнюю торговлю.

BL45538 пишет:
Много таких.Великобритания, Еврозона, Австралия, Канада, Япония, Чили, Таиланд.

———-

Еврозона — Германия взяла в долг у МВФ, и печатает также в счет заимствованных долларов. То есть евро это производная доллара. Австралия — с 1971 г привязка к доллару, Таиланд — вроде с 1984 года привязан(хотя не уверен).
Ну и в итоге пока из данных здесь комментариев получилось: Азербайджан, Великобритания, Канада, Япония, Чили, КНДР.
И нашел блок стран, привязавших валюту к йене: Южная Корея, Индонезия, Малайзия, Филиппины, Тайвань, Сингапур и Таиланд.
Да, из ссылки BL45538 еще Мексика, Норвегия, Польша, Швеция.
Приходится самому писать, что накопал.

Какие валюты мира НЕ привязаны к доллару?

По окончанию Второй мировой войны 44 страны приняли решение привязывать свои валюты к доллару США. Как сейчас обстоит ситуация? В сети нашел только информацию, что валюты 60 государств мира «привязаны» к доллару, 40 — к евро.
А в каких странах сейчас собственная национальная валюта? По поиску в сети почему-то нахожу только, что определенные страны, отказались от привязки к доллару, НО привязались к валютной корзине. НО это же то же самое. В сети нашел только информацию, что центробанк Азербайджана отказался от привязки маната к доллару.
В каких странах ведется собственная монетарная политика?

Комментарии
Сначала старые
Добавить комментарий
6 марта 2016 в 16:33
Скажу спасибо, если хотя бы ссылку дадите, где имеется список стран.
6 марта 2016 в 17:01

zlat118 пишет:
В каких странах ведется собственная монетарная политика?

———-

Много таких.
Великобритания, Еврозона, Австралия, Канада, Япония, Чили, Таиланд.
См. https://en.wikipedia.org/wiki/List_of_countries_by_exchange_rate_regime
разделы Floating, Free Floating
Данные на 2014 год из отчёта МВФ, там более подробно на стр. 6
https://www.imf.org/external/pubs/nft/2014/areaers/ar2014.pdf

Алексеич2008
6 марта 2016 в 20:05
У саудитов, их тугрик прявязан к доллару.
Papa vyshli 200
6 марта 2016 в 21:59
По факту наверно только дензнаки КНДР не привязаны к зеленому:)
6 марта 2016 в 22:55

Нельзя жить в мире, где взаимодействие экономик велико и быть полностью независимым в своей денежной политике. Такая независимость обычно в мире приводила к инфляции и катастрофам. Один из последних примеров — кончина суверенной валюты Зимбабве.
Другое дело, что привязка может быть к доллару, к евро, к корзине валют. Даже к юаню, но по факту все равно получим доллар и евро!

and-Rey-1975
7 марта 2016 в 01:46

Гектор пишет:
Такая независимость обычно в мире приводила к инфляции и катастрофам. Один из последних примеров — кончина суверенной валюты Зимбабве.

———-

Это как раз «фатальная генетическая» ошибка текущей экономической парадигмы мира. И рано или поздно мир от этого и пострадает. Лучше поздно конечно 😉 но сейчас все валюты зависят от доллара США и это может очень плохо сказаться не только на странах имеющих ЗВР в зелени, но и на самих же США. Но пока реальной альтернативы баксу нет. И Китай и РФ и множество других стран, которые «далеко не Зимбабве» это понимают и уже не хотят принимать риск — когда их валюта это производная от доллара. Но сколько ещё времени пройдёт для создания — » новой валютной системы » непонятно. 😉

7 марта 2016 в 02:50

nordwings пишет:
По факту наверно только дензнаки КНДР не привязаны к зеленому:)

———-
Это почему? КНДР тоже чем-то торгует с внешним миром, рассчитываясь твердой валютой. По факту доллар и евро- валюты, наиболее обеспеченные доверием участников сделок. Бартер не слишком удобен, да и золота не напасешься, при современных объемах торговли. Вот Антарктида, действительно, не привязана ни к доллару, ни к евро. Местные пингвины обходятся без денег. И метр с килограммом им тоже не нужен.

Papa vyshli 200
7 марта 2016 в 04:46

HD4125 пишет:
Это почему? КНДР тоже чем-то торгует с внешним миром, рассчитываясь твердой валютой.

———-

Потому, что дензнаки КНДР обращаются на территории КНДР, обмену на валюту не подлежат. Что люди на них могут купить и по какой цене решает правительство КНДР. Так что ни какой привязки к доллару там нет.

7 марта 2016 в 08:42

Гектор пишет:
Нельзя жить в мире, где взаимодействие экономик велико и быть полностью независимым в своей денежной политике.

———-

Речь идет о привязке к доллару. То есть когда государства(как в нашем случае подконтрольные МВФ структуры, а не государства) печатают столько внутренних денег, сколько продали своих ресурсов за внешнюю валюту(доллары). Т.е фактически денег на внутреннее производство и нет, только на внешнюю торговлю.

BL45538 пишет:
Много таких.Великобритания, Еврозона, Австралия, Канада, Япония, Чили, Таиланд.

———-

Еврозона — Германия взяла в долг у МВФ, и печатает также в счет заимствованных долларов. То есть евро это производная доллара. Австралия — с 1971 г привязка к доллару, Таиланд — вроде с 1984 года привязан(хотя не уверен).
Ну и в итоге пока из данных здесь комментариев получилось: Азербайджан, Великобритания, Канада, Япония, Чили, КНДР.
И нашел блок стран, привязавших валюту к йене: Южная Корея, Индонезия, Малайзия, Филиппины, Тайвань, Сингапур и Таиланд.
Да, из ссылки BL45538 еще Мексика, Норвегия, Польша, Швеция.
Приходится самому писать, что накопал.

Соперники доллара

Почему доллар остается ведущей международной валютой, сменит ли его юань, «триумвират» или пул валют, или даже золото и биткоин: Джеффри Фрэнкель, один из крупнейших экспертов по валютам и денежной политике, подводит итоги дискуссий о будущем системы мировых валют.

26 июля 2023 | Эконс

Почему доллар остается ведущей международной валютой, сменит ли его юань, «триумвират» или пул валют, или даже золото и биткоин: Джеффри Фрэнкель, один из крупнейших экспертов по валютам и денежной политике, подводит итоги дискуссий о будущем системы мировых валют.

26 июля 2023 | Эконс

Дискуссии о статусе доллара как ведущей мировой валюты и альтернативах однополярной долларовой системе в последние несколько лет привлекают как ученых, так и неакадемических экспертов – и спустя эти несколько лет, имея больше информации, чем когда-либо прежде, самое время подвести итоги, считает Джеффри Фрэнкель , профессор Гарвардской школы Кеннеди. В своем обзоре он рассматривает этот вопрос с четырех сторон: 1) способы использования международной валюты; 2) потенциальные соперники доллара; 3) сетевые эффекты и степень их влияния; 4) адекватность золота и криптовалют как альтернатив «обычным» валютам.

Международный макроэкономист

Джеффри Фрэнкель, которому в этом году исполнится 71 год, примерно треть своей жизни преподает в Гарварде. Он также работал в МВФ, Всемирном банке, был членом Совета экономических консультантов при президенте США Билле Клинтоне. Фрэнкель много лет занимается темой мировых валют и валютных курсов. Еще самые первые его работы в 1970-х были посвящены валютным курсам; позже он изучал в том числе причины их волатильности и обвалов. Он пришел к выводу, что повысить стабильность валютных курсов помогает открытость международной торговли: она делает курсы менее подверженными влиянию притоков и оттоков капитала и позволяет корректировать курс, если условия торговли изменились. Торговля делает выгодным и объединение стран в валютные зоны, доказал Фрэнкель. Более подробно с обзором его исследований можно ознакомиться здесь.

Использование международной валюты

Существует несколько направлений использования международных валют, перечисляет Фрэнкель: валюты, в которых центральные банки и суверенные фонды национального благосостояния хранят свои международные резервы и активы; якорная валюта, к которой могут быть привязаны валюты более мелких стран; валюта, в которой выставляются счета по торговым и финансовым операциям; основная валюта для валютных операций.

Фрэнкель, известный своим умением простыми и наглядными аналогиями объяснять сложные взаимосвязи, приводит такой пример. Филиппинцы вряд ли говорят по-португальски, на государственном языке Бразилии, а бразильцы вряд ли говорят по-тагальски, на одном из основных языков Филиппин: общаться друг с другом им, скорее всего, будет удобнее на каком-то третьем языке – английском или испанском. Точно так же, если одна из этих стран хочет вести бизнес с другой страной, ей будет удобнее проводить сделки в какой-то более распространенной третьей валюте – долларах или евро.

Три классические функции денег – средство сбережения (сохранения стоимости), средство обмена и средство платежа. Международные валюты выполняют эти функции на мировом рынке, продолжает Фрэнкель.

В 1999 г., когда новорожденный евро заменил французский франк и немецкую марку, доля доллара в международных резервах стран составляла 71%, к концу 2022 г. она снизилась до 58% (в так называемых распределенных резервах, то есть структура которых известна МВФ, – это порядка 93% всех мировых резервов). Таким образом, снижение составляло примерно по 0,5 п.п. в год. Однако доля доллара в резервах по-прежнему намного опережает долю его ближайшего «соперника», занимающего второе место: доля евро составляет 20% и не демонстрирует тенденции к заметному росту. Если доля доллара продолжит снижаться прежним темпом, то понадобится 70 лет, чтобы она сократилась до нынешней доли евро.

Евро, в свою очередь, намного опережает занимающую третье место иену (с долей 5,5% на конец 2022 г.), за которой следует фунт стерлингов (5%) и, на пятом месте, юань с долей 2,6%, относительно недавно обошедший канадскую и австралийскую валюты.

Использование в качестве средства сбережения каждой из мировых валют сильно коррелирует с их использованием для остальных функций. Доллар остается на первом месте не только как валюта резервов, но и как валюта торговых счетов , внешнего долга и кредитов, оборота валютного рынка и глобальных платежей. Согласно показателю совокупного использования мировых валют , рассчитанному ФРС, доллар остается почти втрое важнее, чем евро, и в 8–30 раз важнее остальных участников «мировой пятерки».

Лишь в SWIFT-платежах евро приблизился к доллару: 31,25% платежей против 42% на июнь 2023 г. (.pdf) . Юань тут также на пятом месте с долей 2,77%. Однако доля юаня может оказаться больше, если можно будет учесть данные трансграничной межбанковской платежной системы, которую Китай запустил в 2015 г., или других альтернативных платежных систем, отличных от SWIFT, отмечает Фрэнкель.

Все конкуренты доллара

Когда полвека назад рухнула Бреттон-Вудская система, казалось, что доллар утратил свой особый статус, и некоторые полагали, что эту роль на себя возьмут SDR МВФ, вспоминает Фрэнкель. Собственно, SDR (Special Drawing Rights, специальные права заимствования, – международный резервный актив, стоимость которого привязана к корзине валют) изначально и были задуманы как средство «исправления» Бреттон-Вудской системы и замена долларовым резервам.

Но эта синтетическая единица так и не прижилась в качестве международной валюты. Хотя к 1982 г. 16 стран, преимущественно африканских, привязали свои валюты к SDR, уже к 1995 г. таких стран осталось три. SDR практически перестали использоваться, за исключением того, что в них хранится часть (крайне небольшая) резервов центральных банков.

SDR лишены преимущества «домашней базы» – экономики, где они бы являлись национальной валютой. Образно говоря, если доллар сродни английскому языку как мировому lingua franca, то SDR – это эсперанто, сравнивает Фрэнкель: и SDR, и эсперанто были созданы искусственно для максимальной пользы, но оба практически не используются как раз в силу своего искусственного происхождения.

Все последние полвека дискуссии о конкурирующих валютах, как правило, сопровождались выражением пессимизма в отношении роли доллара, помнит Фрэнкель. За это время на роль главных конкурентов претендовали немецкая марка (с 1973 по 1990 г.), японская иена (с 1984 по 1991 г.) и евро в 2000-х гг. Примерно с 2009 г. настала очередь юаня .

Несмотря на желание китайского правительства сделать юань глобальной валютой, оно не стремится отказываться от контроля за движением капитала и добиться свободной конвертируемости китайской валюты. В частности, Китай фактически приостановил усилия по интернационализации своих финансовых рынков после 2014 г., когда десятилетие чистого притока капитала сменилось на десятилетие чистого оттока. Кроме того, исследователи отмечали, что в Китае нет демократической формы правления, свободных СМИ и независимого центрального банка, которые характерны для большинства международных валют, добавляет Фрэнкель.

В 2023 г. пять стран БРИКС – Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка – заговорили о создании новой валюты , которая должна стать альтернативой доллару. Деталей крайне мало, отмечает Фрэнкель, но трудно представить, что пять столь разных стран могли бы жить с единой валютой, будь то китайский юань, в силу размера экономики Китая, или корзина из пяти валют. Если такая синтетическая валюта появится, наряду с пятью существующими валютами стран БРИКС, то ее ждет такая же неудача, какая постигла SDR, считает Фрэнкель.

Продолжающаяся диверсификация резервов центробанков происходит не в пользу какого-либо «глобального соперника» доллара – а в пользу относительно небольших резервных валют, таких как канадский доллар, австралийский доллар, шведская крона, южнокорейская вона. Кроме того, некоторые другие относительно небольшие валюты, такие как сингапурский доллар, южноафриканский рэнд и новозеландский доллар, используются в качестве резервов или в качестве якоря для привязки валют некоторых менее крупных стран тех же самых регионов. Такие валюты можно было бы добавить в список международных, но явно не в качестве кандидатов в лидеры, рассуждает Фрэнкель: «Интересно отметить, что доллар может неопределенное время продолжать терять долю рынка, оставаясь при этом на первом месте».

Сетевые эффекты: так ли велико их значение

Традиционный взгляд на международные валюты отводит крайне важную роль сетевым внешним эффектам: по аналогии с английским языком – доллар удобен в использовании потому, что им пользуются все. Использование единой валюты на международном уровне эффективно по тем же причинам, что и использование единой валюты внутри страны. Этот факт подразумевает наличие веских причин для глобального доминирования какой-либо одной валюты в каждый момент времени – будь то фунт, доллар или какой-то будущий конкурент доллара.

Одно из следствий сетевых эффектов – большая инерция в «выборе» мировой валюты. Может случиться, что фундаментальные характеристики одной валюты – например, размер экономики страны-эмитента – превосходят характеристики другой, однако в силу инерции эта «другая» валюта продолжает доминировать. Исследования, например, структуры международных резервов стран подтверждают сильное влияние подобной инерции. С традиционной точки зрения это объясняет, почему фунт не полностью вытеснился долларом даже к 1950 г., хотя экономика США превзошла экономику Великобритании еще в 1872 г., а в результате заимствований в ходе Первой мировой войны Великобритания потеряла силу, необходимую для того, чтобы оставаться крупным международным кредитором: инерция задержала «ниспровержение» старого порядка. Аналогично сейчас роль доллара в мировой финансовой системе превосходит роль американской экономики в мировом производстве и торговле.

Однако более новый взгляд предполагает, что сетевые эффекты не так уж велики, как считалось ранее. Например, исследования показывают, что доллар превзошел в мировом использовании британский фунт намного раньше середины прошлого века – к концу 1920-х гг. Исходя из этого менее традиционного взгляда, которого придерживается, в частности, один из крупнейших в мире экспертов по мировым валютам Барри Эйхенгрин, в каждый момент времени могут сосуществовать несколько ведущих международных валют.

Глобальную валютную систему можно рассматривать как компромисс между преимуществами единой валюты (такими как сетевые эффекты) и ее недостатками – а именно возможностью страны-эмитента злоупотреблять своими привилегиями, продолжает Фрэнкель. Под злоупотреблением обычно подразумевалось «снижение качества» валюты – чрезмерные дефицит бюджета и рост денежной массы, дефицит текущего счета, инфляция и девальвация. Таким образом, детерминантами статуса мировой валюты, помимо размера экономики и ликвидности и глубины финансовых рынков страны-эмитента, являлась также способность валюты сохранять свою стоимость.

Однако в последнее время понятие злоупотребления привилегиями приобрело второе значение, отмечает Фрэнкель: США все чаще стали применять финансовые санкции, что заставило говорить об использовании доллара в качестве оружия и о том, что это может спровоцировать некоторые страны отказаться от американской валюты.

Исторически сложилось так, что большинство международных санкций приносили относительно мало пользы, и эксперты обычно рассматривали их как способ для страны заявить четкий протест, выбирая из немногих вариантов между вооруженным вмешательством и полным бездействием, пишет Фрэнкель. Однако санкции потеряли большую часть многосторонней поддержки после того, как Дональд Трамп восстановил их в 2020 г. в отношении Ирана, обвинив эту страну в нарушении соглашения, которое она не нарушала: после этого в глазах международного сообщества стало труднее оправдывать санкции глобальным общественным благом и легче – характеризовать их как злоупотребление США своими привилегиями. В тот период не только Китай, но и Европа искала каналы для оплаты закупок иранской нефти за пределами контролируемой США банковской системы, пишет Фрэнкель. Этот эпизод породил опасения, что доллар может потерять свое давнее первенство.

Влияние санкций, введенных в отношении России в 2014 г., осталось ограниченным, оценивает Фрэнкель: «Более того, Москва последующие семь лет посвятила укреплению своей финансовой защиты». Банк России накопил резервов на впечатляющие 40% ВВП и едва ли не единственный из всех центральных банков перевел значительную их часть из долларов в юани, другие валюты и золото. До 2022 г. отрезание российских банков от мировой финансовой системы выглядело маловозможным, однако США и их союзники, включая страны «Большой семерки», Швейцарию, Корею, Сингапур, сумели добиться и этого, и многого другого, в том числе отказа российским властям в доступе к накопленным валютным резервам, что обезоружило тщательно подготовленную оборону, продолжает Фрэнкель. Тем не менее, даже несмотря на все это, эффект от санкций по состоянию на 2023 г. оказался, похоже, скромнее, чем предполагалось, а их обходу способствует расширение альтернативных платежных механизмов в юанях или других недолларовых валютах, считает эксперт.

В нескольких недавних исследованиях рассматривается вопрос о том, являются ли страны, которые геополитически наименее связаны с США и, следовательно, наиболее подвержены риску санкций, теми странами, которые отказываются от долларов в структуре своих резервов. Барри Эйхенгрин с соавторами в качестве показателя уровня такого риска рассматривают наличие или отсутствие у страны оборонного договора с США, эксперты Центра экономических исследований (CESifo, глобальная сеть независимых исследователей) – то, как страна голосует по резолюциям Генеральной Ассамблеи ООН, эксперты МВФ и Калифорнийского университета в Беркли в еще одном исследовании с участием Эйхенгрина – оба этих показателя. Несмотря на российский кейс, общий вывод всех исследований заключается в том, что влияние геополитических факторов на долю долларовых резервов незначительно.

Альтернативы национальным валютам

Национальные валюты – вовсе не обязательно единственный вид международных резервов и даже не обязательно единственное средство международных платежей и расчетов, рассуждает Фрэнкель. И одна из таких альтернатив, еще недавно считавшаяся большинством экономистов «пережитком варварского прошлого», снова начинает играть активную роль в качестве компонента международных резервов: это золото. Другая альтернатива – криптовалюты (возможно, признак «варварского будущего», замечает Фрэнкель).

Экономисты привыкли думать, что золото в резервах центробанков – это анахронизм, и центробанки действительно не рассматривали его в качестве активной части своих операций. Однако в последние годы отношение к золоту денежно-кредитных органов, особенно стран Азии, изменилось: с 2016 г. страны, сталкивающиеся с более высоким риском санкций со стороны США, наращивали долю золота в своих резервах активнее, чем страны, для которых такой риск относительно низок, показало исследование Мэттью Ферранти из Гарварда.

В этом же исследовании Ферранти задается вопросом, разумно ли для страны, сталкивающейся с умеренным риском санкций, диверсифицировать часть резервов в пользу криптовалют, таких как биткоин, за счет сокращения долларовых активов. Неожиданно автор приходит к положительному ответу: учитывая, что биткоин является активом, который властям США довольно трудно заблокировать, вероятность санкций открывает перед биткоином дверь в резервные портфели центробанков и придает ему фундаментальную долгосрочную ценность.

Как цифровые валюты повлияют на статус главной глобальной валюты?

Ответ на этот вопрос – «никак». Цифровые валюты центральных банков (CBDC) – это технологическое новшество, подобное прокладыванию в 1865 г. первого трансатлантического кабеля, позволившего торговать долларами за фунты в режиме реального времени, сравнивает Фрэнкель. CBDC не устранят потребности в единой валюте для трансграничных операций, которой сейчас является доллар.

Валюта США за последние пять десятилетий своего доминирования выдержала множество ударов, большинство из которых, правда, были нанесены самой Америкой: «Великую инфляцию» 1970-х, кризис субстандартного ипотечного кредитования 2008 г., потерю Америкой интереса к мировому лидерству 2017–2020 гг., ответные удары от санкций против России 2022 г., перечисляет Фрэнкель. И пока мало признаков того, что доллар теряет свои позиции в качестве ведущей мировой валюты, заключает он. Наоборот – при каждом глобальном шоке инвесторы устремляются в долларовые активы как в убежище, даже если шок исходит от самих США, как было, например, в случае глобального финансового кризиса 2008 г.

Найти объяснение живучести доллара легко – это отсутствие альтернативы, заключает Фрэнкель:

  • евро все еще страдает от последствий долгового кризиса 2010 г. периферийных стран еврозоны; кроме того, существует нехватка государственных облигаций с высоким рейтингом, выпущенных в евро;
  • экономики Японии, Великобритании и Швейцарии недостаточно велики, чтобы поддерживать для своих валют роль главной валюты в мире;
  • Китай достаточно велик, но ему не хватает финансовых рынков, которые были бы достаточно глубокими, открытыми и ликвидными;
  • золото вполне может стать в будущем более важным, чем было в недавнем прошлом, и даже биткоин может претендовать на более важную роль. Но эти два актива не могут выполнять функции расчетной единицы или платежного средства, по крайней мере не могут настолько же эффективно, как доллар.

Важно помнить о разнице между международной валютой и ведущей международной валютой, уточняет Фрэнкель. Например, для таких крупных экономик, как еврозона или Китай, нормально вести торговлю в своей собственной валюте, а не только в долларах. Более того, использование валют крупных экономик в транзакциях между другими парами стран в своем регионе тоже вполне закономерно. Это придает таким валютам статус международных, но не делает их адекватными кандидатами на замену доллару как международной валюте номер один.

Возможно, необходимость сбалансировать сетевые эффекты с опасностью злоупотребления привилегиями может привести к равновесию, в котором будет существовать несколько международных валют одинакового статуса. Например, таких валют будет три – доллар, евро и юань, размышляет Фрэнкель. Тогда каждый раз, когда, например, двое эмитентов не устоят перед искушением злоупотребить статусом своих валют, третий с помощью более жесткой денежной дисциплины сможет «переманить» держателей первых двух валют в свою валюту – и осознание этой возможности будет дисциплинировать всех эмитентов.

Однако лучшим вариантом, чем валютный триумвират, было бы равновесие, в котором доллар играет существенно большую роль, чем евро, евро играет существенно большую роль, чем «валюта номер три», и так далее, в соответствии с законом Ципфа для валют, считает Фрэнкель. То есть оптимальна такая ситуация, которая и складывается сейчас. Скорее всего, даже если доллар и будет медленно уступать свою долю рынка другим валютам, он останется в лидерах, заключает эксперт.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *