Контролируемое банкротство что это означает
Перейти к содержимому

Контролируемое банкротство что это означает

  • автор:

Контролируемое банкротство: что делать миноритарному кредитору?

Эксперты и практики в области банкротства из России и зарубежных стран обсуждают, как меняется российское банкротное право в борьбе с контролируемым банкротством, как уже сегодня защититься миноритарным кредиторам и какие изменения нужны, чтобы забыть использование термина «контролируемое банкротство» в негативном контексте.

Поделиться
Дискуссионная сессия

Понятие «контролируемое банкротство», к сожалению, не является чем-то экзотическим для российского банкротного права и все чаще используется в качестве обозначения злоупотребления правом в процедурах банкротства со стороны тех, кто имеет возможность определять судьбу должника на собрании кредиторов. Это стало возможным в том числе благодаря тому, что российское законодательство о банкротстве de jure является крайне прокредиторским: только от кредиторов зависит, какая процедура будет введена в отношении должника, кто будет арбитражным управляющим и как будет проводиться введенная процедура. Следствием этого стали нешуточные «войны» за то, чтобы иметь большинство голосов на собрании кредиторов. С другой стороны, именно злоупотребления «контролируемым банкротством» стали серьезным локомотивом развития российского банкротного права. Благодаря им, в частности, в российском банкротном праве появился такой институт, как субординация требований кредиторов при банкротстве, поскольку зачастую процедура банкротства при формально прокредиторском регулировании контролировалась de facto самим должником или аффилированными с ним лицами.

Cram Down – кардинальное решение проблемы контролируемого банкротства? Какие есть средства защиты у миноритарных кредиторов за рубежом? В чем особенности российской модели субординации требований? Можно ли выкупать требования кредиторов? Спикеры обсуждают эти и другие актуальные проблемы банкротного права в сфере борьбы с контролируемым банкротством.

Модератор:

Рустем Тимурович Мифтахутдинов

Доцент кафедры коммерческого права и процесса Российской школы частного права Исследовательского центра частного права им. С.С.Алексеева при Президенте Российской Федерации, к.ю.н., Учредитель и член наблюдательного совета Банкротного клуба

Спикеры:

Партнер, Юридическая практика КПМГ в СНГ

Адвокат, CMS Switzerland

Татьяна Александровна Жандарова

Начальник управления правового обеспечения корпоративного кредитования и расчетов юридических лиц, ПАО «МОСКОВСКИЙ КРЕДИТНЫЙ БАНК»

Дмитрий Станиславович Кочергин

Начальник Отдела методологии правового сопровождения Управления правового обеспечения корпоративного кредитования и расчетов юридических лиц, ПАО «МОСКОВСКИЙ КРЕДИТНЫЙ БАНК»

Максим Михайлович Стрижак

Адвокат, Управляющий партнер Независимой юридической группы «Стрижак и Партнеры»

Адвокат, Независимое юридическое бюро, Rechtsanwalt

Адвокат, Андрей Городисский и партнеры

Контролируемое банкротство: заинтересованные арбитражные управляющие

Контролируемое банкротство: заинтересованные арбитражные управляющие

Контроль в деле о банкротстве принадлежит тому, кто добился утверждения своего арбитражного управляющего. Для отклонения предложенной кандидатуры или отстранения управляющего от исполнения обязанностей необходимо лишь породить обоснованные сомнения в его независимости от должника или аффилированных с ним лиц, напомнил Верховный суд в октябре в обзоре судебной практики по вопросам участия арбитражного управляющего в деле о банкротстве. Когда у судей возникают те самые разумные сомнения — анализирует Римма Фатыхова, старший юрист АНП Зенит.

Арбитражный управляющий должен быть независим от должника и кредиторов, обоснованные сомнения в независимости арбитражного управляющего толкуются против его утверждения. На это в очередной раз указал Верховный суд в обзоре судебной практики по вопросам участия арбитражного управляющего в деле о банкротстве от 11 октября 2023 года.

Запрет на утверждение арбитражного управляющего, заинтересованного по отношению к должнику или кредиторам, прямо предусмотрен действующим законодательством (подп. 2 п. 2 ст. 20.2 закона № 127-ФЗ «О банкротстве»). Более того, ВАС расширил этот запрет, распространив его на ситуации, когда в отношении управляющего имеются существенные и обоснованные сомнения в его должной компетентности, добросовестности или независимости (п. 56 Постановления Пленума ВАС от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»).

Пониженный стандарт доказывания особенно актуален при введении процедуры, когда независимые кредиторы, как правило, еще не обладают информацией о деятельности должника в преддверии банкротства, его сделках, кредиторах, контролирующих лицах либо не имеют на руках допустимых доказательств.

Разумные сомнения

Ключевым условием для отклонения кандидатуры арбитражного управляющего или отстранения от исполнения обязанностей уже утвержденного управляющего будет наличие у суда разумных сомнений в независимости арбитражного управляющего.

В правоприменительной практике достаточными для порождения сомнений признаются следующие обстоятельства:

  • необычное поведение заявителя по делу — подача заявления с минимально необходимой для возбуждения дела задолженностью, одновременно с вхождением должника в процедуру ликвидации, настаивание на банкротстве должника после удовлетворения требования (п. 4.1 обзора судебной практики от 11 октября 2023 года и определение экономколлегии от 29 мая 2020 года по делу № А41-23442/2019);
  • приобретение прав требования к заведомо несостоятельному должнику по высокой цене, отказ от принятия погашения требования, необжалование должником решения, на основании которого возбуждено дело о его банкротстве (постановление АС Северо-Западного округа от 30 ноября 2020 года по делу № А56-370/2020 и определение экономколлегии от 28 ноября 2023 года по делу № А41-21914/2022);
  • последовательный выкуп требований для проведения собрания кредиторов и выбора управляющего в совокупности с его конфликтом между управляющим и иными кредиторами (определение экономколлегии от 28 августа 2023 года по делу № А40-18006/2020);
  • аффилированность с должником или заявителем по делу;
  • участие кандидата в управляющие в хозяйственном обществе наряду с руководителем одного из кредиторов должника;
  • содействие кандидата в управляющие прежнему конкурсному управляющему, отстраненному судом от исполнения обязанностей за противоправное ведение процедуры банкротства (п. 4.2 обзора судебной практики от 11 октября 2023 года).

Все эти дела объединяет заинтересованность управляющего через связи непосредственно должника и кредитора. Иначе складывается судебная практика по отстранению арбитражных управляющих, связанных с должником и кредиторами через представителей.

Общность представителей

Так, ВС и в упомянутом обзоре по вопросам участия арбитражного управляющего указал, что закон не запрещает кредитору систематически пользоваться услугами одного и того же арбитражного управляющего. И неоднократное предложение кредитором одной и той же кандидатуры арбитражного управляющего в делах о банкротстве разных должников не указывает на зависимость этого арбитражного управляющего от кредитора.

Приведенная правовая позиция оправдана при привлечении одних и тех же управляющих крупными организациями, часто выступающими заявителями в делах о банкротстве контрагентов и нацеленных на эффективное проведение процедуры с максимальным пополнением конкурсной массы. Деятельность таких управляющих, как правило, благоприятна и для миноритарных кредиторов.

В то же время контролируемое самим должником банкротство, осуществляемое командой юристов и управляющих, предоставляющими услуги банкротства под ключ, преследует противоположную цель. Между тем в таких делах взаимосвязь между должником и кредиторами прослеживается зачастую только через представителей.

В связи с этим примечательно определение экономколлегии от 26 августа 2020 года по делу № А53-30443/2016, где ВС указал, что для отклонения кандидатуры управляющего не нужно доказывать его аффилированность с должником, такой подход излишне строгий. По мнению коллегии, хотя наличия общих представителей у арбитражного управляющего и кредиторов недостаточно для констатации аффилированности управляющего с должником и связанными с ним лицами, это вызывает разумные подозрения в независимости предложенного управляющего.

Правовая позиция ВС в этом деле стала практикообразующей. Именно ее и определение экономколлегии от 29 мая 2020 года по делу № А41-23442/2019 приводят суды, когда обосновывают отстранение управляющего при наличии подозрений в заинтересованности, основанных на общности представителей (постановление АС Центрального округа от 1 сентября 2022 года по делу № А08-5391/2020, постановление 17-го ААС от 11 августа 2022 года по делу № А60-37869/2021 и постановление АС Поволжского округа от 31 октября 2022 года по делу № А65-12450/2019).

При отстранении управляющего с указанием на общность представителей с должником или кредитором суды также отмечают, что выдача доверенности носит фидуциарный характер. Это свидетельствует о наличии доверительных отношений между представителем и доверителями (постановление 13-го ААС от 11 сентября 2023 года по делу № А21-1166-9/2021). А длительные деловые и партнерские отношения между арбитражным управляющим и кредитором, оказывавшим ему юруслуги, не могут не свидетельствовать о косвенной заинтересованности указанных лиц по отношению друг к другу (постановление 14-го ААС от 6 марта 2023 года по делу № А13-10308/2020). Еще суды обращают внимание на нахождение управляющих, сменяющих друг друга в деле, в составе региональной комиссии СРО и тесное сотрудничество друг с другом (постановление АС Поволжского округа от 12 апреля 2022 года по делу № А12-38635/2019). Кроме того, суды указывают, что предложение одной и той же кандидатуры управляющего при отрицательных результатах ее деятельности для кредитора выходит за рамки стандартного поведения любого независимого кредитора (определение экономколлегии от 28 октября 2019 года по делу № А31-8779/2018).

В целом отстранение арбитражного управляющего от исполнения обязанностей в деле о банкротстве — это крайняя мера, и суды редко пользуются этим правом, указывая на отсутствие доказательств аффилированности должника, кредитора и арбитражного управляющего либо действий управляющего в ущерб интересам кредиторов.

  • Право.ru

Контроль над процедурой банкротства

Недобросовестные кредиторы, так или иначе связанные с должником, часто включаются в реестр, чтобы установить контроль над процедурой банкротства. Специалисты в банкротстве рассказывают, как распознать такого кредитора и какие аргументы использовать против его требований

20 декабря 2022
20 декабря 2022
Рассказать:
Другие дискуссии

Принудительная госпитализация в психиатрический стационар

Спорные аспекты проектов приказов, касающихся госпитализации в психлечебницу
14 марта 2024

Проблема учета расходов в адвокатском кабинете, и что могло бы помочь в ее решении
21 февраля 2024

Родительские права

Долевой механизм взыскания алиментов vs твердая денежная сумма
19 февраля 2024

Уголовное преследование адвокатов АП КБР Дианы Ципиновой и Ратмира Жилокова

Ранее апелляция изменила приговор, заменив наказание в виде полутора лет лишения свободы штрафом в размере 100 тыс. руб.

12 февраля 2024
Другие материалы дискуссии

Внутригрупповая задолженность и контроль банкротства

20 декабря 2022

Дело о «гонке кредиторов»

21 августа 2019

Если кредитор пытается включиться в реестр на основании решения третейского суда

09 ноября 2018

Борьба между контролирующим лицом и внешними кредиторами

18 октября 2018

Контроль в деле о банкротстве

15 октября 2018

Недобросовестный кредитор в банкротстве: как распознать

01 октября 2018
Материалы дискуссии (6)
Внутригрупповая задолженность и контроль банкротства
20 декабря 2022
Дело о «гонке кредиторов»
21 августа 2019
Если кредитор пытается включиться в реестр на основании решения третейского суда
09 ноября 2018
Борьба между контролирующим лицом и внешними кредиторами
18 октября 2018
Контроль в деле о банкротстве
15 октября 2018
Недобросовестный кредитор в банкротстве: как распознать
01 октября 2018

  • Адвокатура
  • Адвокатская деятельность
  • Правосудие
  • Законодательство
  • Судебная практика
  • Legal tech
  • История адвокатуры
  • Юридический рынок
  • Юридическая наука
  • Юридическое образование
  • «АГ-эксперт»
    • Права автовладельцев
    • Семейные правоотношения
    • Отношения с органами государственной и муниципальной власти
    • Наследственные правоотношения
    • Вопросы недвижимости, ЖКХ и земельных правоотношений
    • Трудовые правоотношения
    • Защита и правовое сопровождение бизнеса
    • Защита прав потребителей
    • Налоги
    • Пособия, пенсии, льготы
    • Административная и уголовная ответственность
    • Новости
      • Главные новости
      • Колонки
      • Прислать новость
      • Все авторы
      • Стать автором
      • АГ-эксперт
      • Защитники, которых никто не защитил
      • Обзоры и аналитика
      • Интервью
      • Дискуссии
      • Мероприятия и объявления
      • Фоторепортажи
      • Подписка
      • Выпуски «АГ»
      • Редакция
      • Авторам
      • Реклама
      • Контакты

      © 2007—2017 «Новая адвокатская газета»
      © 2017—2024 «Адвокатская газета»

      Учредитель – Федеральная палата адвокатов Российской Федерации
      Главный редактор – Мария Вениаминовна Петелина, petelina@advgazeta.ru, 8(495)787-28-35, доб. 519

      Периодическое печатное издание «Новая адвокатская газета» зарегистрировано Роскомнадзором 13 апреля 2007 г., перерегистрировано Роскомнадзором под наименованием «Адвокатская газета» 23 ноября 2017 г.(свидетельство ПИ № ФС77-71704), выходит два раза в месяц, адрес сайта – www.advgazeta.ru.
      Сетевое издание «Адвокатская газета» зарегистрировано Роскомнадзором 23 ноября 2017 г. (свидетельство Эл № ФС77-71702), доменное имя сайта – advgazeta.ru.

      Воспроизведение материалов полностью или частично без разрешения редакции запрещено. При воспроизведении материалов необходима ссылка на источник публикации – «Адвокатскую газету». Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов. Присланные материалы не рецензируются и не возвращаются.

      Редакция «Адвокатской газеты» не предоставляет юридические консультации, контакты адвокатов и материалы дел.

      Метка * означает упоминание лиц, внесенных в реестр иностранных агентов.
      Метка ** означает упоминание организации, запрещенной в РФ.
      Метка *** означает упоминание лиц, внесенных Росфинмониторингом в реестр экстремистов и террористов.

      18 +

      Отдельные публикации могут содержать информацию, не предназначенную для пользователей до 18 лет.

      Адрес и контакты редакции:
      119002, г. Москва, пер. Сивцев Вражек, д. 43, +7 (495) 787-28-35, advgazeta@mail.ru
      По вопросам оформления подписки обращайтесь по адресу podpiska@advgazeta.ru,
      по вопросам регистрации на сайте – по адресу info@advgazeta.ru

      Контролируемое банкротство как одна из форм злоупотребления правом арбитражного управляющего

      Вотев, А. А. Контролируемое банкротство как одна из форм злоупотребления правом арбитражного управляющего / А. А. Вотев. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 52 (342). — С. 167-169. — URL: https://moluch.ru/archive/342/77034/ (дата обращения: 17.03.2024).

      В данной статье автор освящает проблему злоупотребления правом арбитражного управляющего в процедуре банкротства, в частности участие арбитражного управляющего в контролируемом банкротстве. Автор анализирует последние изменения в судебной практике на этот счет.

      Ключевые слова: злоупотребление правом, банкротство, арбитражный управляющий.

      Процедуру несостоятельности можно охарактеризовать как сложную систему, состоящую из множества стадий и отдельных этапов с вовлечением разных многочисленных участников с целью достижения конечного результата [1, с. 12]. Эффективность процедуры банкротства зависит во многом от стабильности ее участников. Однако на практике, когда между собой сталкивается множество интересов и возникает конфликт осуществить такую стабильность достаточно сложно.

      Конфликт интересов участников процедуры банкротства провоцирует их к совершению недобросовестных действий направленных на удовлетворение в первую очередь своих задач. Совокупность действий арбитражного управляющего, должна быть нацелена на предотвращение таких злоупотреблений через реализацию его прав и обязанностей, по смыслу п. 4 ст. 20.3 Закона о несостоятельности банкротстве арбитражный управляющий должен действовать добросовестно и разумно [11].

      Однако участие арбитражного управляющего в недобросовестных действиях должника или кредиторов, взаимодействие с иными лицами в негативных целях на практике не редкость.

      В юридической литературе выделяют, к примеру, такие формы злоупотребления правом в банкротстве, как вывод активов, манипулирование механизмом торгов, преднамеренное банкротство, контролируемое банкротство [3, с.71].

      Контролируемое банкротство судебная практика и юридическая литература выделяют, как одну из ключевых форм злоупотреблений с участием арбитражного управляющего. Так, Д. О. Османова считает, что дестабилизирующим фактором таких нарушений следует считать слабость норм об ответственности арбитражного управляющего [4, с. 67].

      Контролируемое банкротство характеризуется сговором должника, кредитора или группы кредиторов с арбитражным управляющим. Который сам или через «дружественных кредиторов» инициирует свою кандидатуру в деле о банкротстве [5, c. 39].

      Так, в рамках дела судом исследовался вопрос о возможности в некоторых случаях (к примеру, при косвенных признаках аффилированности должника и первого кредитора) ко второму заявителю по делу о банкротстве переходить право на предложение своей кандидатуры арбитражного управляющего, отличной от кандидатуры, предложенной первым заявителем [10]. В итоге Верховный Суд Российской Федерации (далее ВС РФ) пояснил, что не подлежит рассмотрению кандидатура временного управляющего, предложенная вторым заявителем после погашения требований первого заявителя, процессуального правопреемства и отказа от требования, принадлежавшего первому заявителю [6].

      В отдельных случаях судами выявляются со стороны заинтересованных лиц попытки взять процедуру банкротства в свои руки [9].

      Контролируемое банкротство, по мнению Р. Т. Мифтахутдинова, А. И. Шайдуллина это инструмент для аффилированных лиц. Можно согласиться с исследователями, что данная форма злоупотребления правом в банкротстве имеет системный характер. Они отмечают, что практику в связи с выходом Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц (утв. Президиумом ВС РФ 29.01.2020) [7] ждут серьезные изменения. В России существует, благодаря рецепции немецкого законодательства о банкротстве, прокредиторская модель несостоятельности. Жесткая прокредиторская модель не оставляет должнику выбора, он бесправен и связан волей кредиторов, как кредиторы решили так и будет, т. е. кредитор голосует как правило за конкурсное производство и должник не может предлагать свою программу реабилитационных мер, должник выведен из банкротного процесса. Акционер, участник общества, собственник унитарного предприятия не могут получать информацию из дела о банкротстве. Они могут избрать представителя, но полномочия его также ограничены. В немецком законе действовало полное бесправие должника. Но современная российская практика не пошла по немецкой модели, допуская аффилированных лиц в реестре требований кредиторов. Рецепция немецкого законодательства не оказала должного влияния. Должник в России мог контролировать свои требования, голосовать на собрании кредиторов, принимать решения о судьбе должника. Если должник нарастит свою задолженность, он будет контролировать банкротство, кредитор воспользуется такой возможностью — он будет управлять. Банки — основной финансовый инструмент, в том случае, когда кредиторы менее весомы, должник получает возможность такого управления. По этой причине отсутствует развитие института несостоятельности, не работают реабилитационные процедуры. Но в результате выхода Обзора ВС РФ от 29.01.2020 года, по мнению Р. Т. Мифтахутдинова нас ждет еще более прокредиторская модель [2]. Кредиторы сейчас могут влиять на саморегулируемые организации арбитражных управляющих (далее СРО) и на арбитражных управляющих, в первую очередь на арбитражных управляющих. Экономическая коллегия ВС РФ изменила сложившийся подход к применению метода случайной выборки СРО и арбитражных управляющих.

      Подход закрепленный в Определении ВС РФ от 26.08.2020 г. № 308-ЭС20–2721[8]утвердил свою позицию обозначенную в нескольких предыдущих Определениях ВС РФ суть которого в том, что «стороне, возражающей против утверждения конкретной кандидатуры арбитражного управляющего (либо СРО), достаточно подтвердить существенные и обоснованные сомнения в независимости управляющего», иными словами, вызвать у суда подозрения в разумности выбора и относительной приемлемости названной кандидатуры. В целях отклонения кандидатуры управляющего отсутствует необходимость доказывать его аффилированность с должником ввиду излишней строгости данного подхода.

      Таким образом, ВС РФ упростил для кредиторов бремя доказывания аффилированности арбитражных управляющих, так сейчас вместо доказывания подконтрольности лица заявившего кандидатуру арбитражного управляющего достаточно зародить у суда разумные сомнения относительно конкретной кандидатуры управляющего. С одной стороны это позволяет независимым добросовестным кредиторам защитить себя от контролируемого банкротства, но с другой стороны в условиях отсутствия разумности критериев суда готовит поле для злоупотреблений со стороны недобросовестных кредиторов в делах о банкротстве.

      1. Карелина С. А. Механизм правового регулирования отношений несостоятельности. М.: Волтерс Клувер, 2008. 551 с.

      2. Мифтахутдинов, Р. Т. Понижение в очередности (субординация) требований контролирующих должника или аффилированных с ним лиц в российском банкротном праве / Мифтахутдинов, Р. Т. Шайдуллин А. И. // Вестник экономического правосудия РФ. 2020. № 9. URL: https://zakon.ru /publication/igzakon/8334 (дата обращения 20.10.2020).

      3. Османова Д. О. Злоупотребления при несостоятельности банкротстве: дис. … канд. юрид. наук. Москва, 2018. 206 с.

      4. Османова Д. О. Несовершенство законодательной техники при определении признаков банкротства: возможности для злоупотреблений // Человеческий капитал. 2016. № 12(96). С. 65–69.

      5. Чесноков А. А. Некоторые особенности доказывания фактов преднамеренного банкротства // Алтайский юридический вестник. 2013. № 1. С. 34–39.

      6. Обзор судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства (утв. Президиумом ВС РФ 20.12.2016) (ред. от 26.12.2018) [Электронный ресурс]. В данном виде документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения 13.09.2020).

      7. Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц (утв. Президиумом ВС РФ 29.01.2020) // Бюллетень ВС РФ. 2020. № 7.

      8. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 26.08.2020 № 308-ЭС-2721 по делу № А53–30443/2016 [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения 17.12.2020).

      9. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.11.2018 № 17АП-12365/2014-АК по делу № А60–48146/2013 [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения 25.10.2020).

      10. Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 16.10.2019 № 10АП-20554/2019, 10АП-15742/2019 по делу № А41–23442/2019 [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения 12.09.2020).

      11. О несостоятельности (банкротстве): Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ (ред. от 31.07.2020) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2020) // СЗ РФ. 28.10.2002. № 43. ст. 4190.

      Основные термины (генерируются автоматически): контролируемое банкротство, управляющий, ВС РФ, кредитор, банкротство, должник, немецкое законодательство, Россия, судебная практика, юридическая литература.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *