Развитие какой отрасли было определяющим в индустриализации
Перейти к содержимому

Развитие какой отрасли было определяющим в индустриализации

  • автор:

Экономическая теория индустриализации Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА / РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ / АГРЕГАТНЫЙ КРИТЕРИЙ / СТРАТЕГИИ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ ЭКОНОМИКИ / ECONOMIC SYSTEM / RESTRUCTURING / AGGREGATE CRITERION / STRATEGIES OF INDUSTRIALIZATION OF ECONOMY

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Сухарев О.С.

Предлагаются принципы формирования индустриальной политики, исходя из анализа опыта её проведения в советский период, а также вводится агрегатный критерий реструктуризации крупномасштабной экономической системы с приложением к задаче индустриализации экономики. Определены виды стратегий по изменению структурных пропорций экономической системы . Условие индустриализации и деиндустриализации получено для изначально сырьевой и индустриальной системы в наиболее простой агрегированной форме, а также в зависимости от структуры производства на старых и новых технологиях, и в дальнейшем может быть усложнено на предмет вводимых в этот процесс и управление им ограничений. Определён темп экономического роста хозяйственной системы, состоящей из добывающего, обрабатывающего и трансакционного сектора. Раскрыто содержание принципа «2Д» — деиндустриализации и деквалификации, а также необходимого для реализации экономической стратегии принципа «2А» — адекватности и адаптивности. Кроме того, предложена логическая последовательность при формировании стратегии индустриализации, что и обеспечит реализацию в практике планирования указанного принципа «2А». Полученные теоретические условия индустриализации и девять стратегий индустриализации, которые возникают для сырьевой экономической системы (индустриализация возможна и в сугубо индустриальной экономической системе) по существу формируют каркас современной экономической теории индустриализации, которая вместе с теорией размещения факторов производства составит интеллектуальную основу исследования процесса индустриализации экономических систем и технологических изменений (общей технологичности системы).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Сухарев О.С.

Экономическая стратегия индустриализации: анализ, эмпирика, рекомендации
Деиндустриализация экономики: содержание, формы проявления и последствия
Индустриальная политика и развитие промышленных систем
Индустриальная политика и развитие транспортной инфраструктуры в России
Структурный анализ развития промышленной системы
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ECONOMIC THEORY OF INDUSTRIALIZATION

The article proposes principles of industrial policy, basing on the analysis of the experience of its implementation in the Soviet period, and also introduces the aggregate criterion for a large-scale economic system restructuring , with application to the problem of industrialization of the economy. The types of strategies for changing structural proportions of the economic system are defined. The conditions for industrialization and deindustrialization are obtained for the originally resource-based and industrial system in the simplest aggregate form, and also depending on the structure of production while using old and new technologies, and can further be complicated by inputting constraints on the process and constraint management. The economic growth rate is determined for the economic system consisting of mining, processing and transaction sectors. The content of the principle of «2D» (deindustrialization and deskilling), as well as the principle of «2A» (adequacy and adaptability), necessary for implementation of the economic strategy, is exposed. In addition, a logical sequence for the development of an industrialization strategy is proposed, which will ensure implementation of the principle of «2A» in planning practice. The theoretical conditions of industrialization and nine industrialization strategies that arise for a resource-based economic system (industrialization is possible in a purely industrial economic system ) actually form the framework for modern economic theory of industrialization, which, along with the theory of factors of production location, will form the intellectual basis for the study of the process of industrialization of economic systems and technological changes (general adaptability of the system).

Текст научной работы на тему «Экономическая теория индустриализации»

ВЕСТНИК ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

2015 ЭКОНОМИКА Вып. 2(25)

РАЗДЕЛ I. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ

УДК 330.341.424 ББК 65.011

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ

О.С. Сухарев, д-р экон. наук, проф., зав. сектором

Электронный адрес: о sukharev@list.ru

Институт экономики Российской академии наук, 117218, г. Москва, Нахимовский проспект, 32

Предлагаются принципы формирования индустриальной политики, исходя из анализа опыта её проведения в советский период, а также вводится агрегатный критерий реструктуризации крупномасштабной экономической системы с приложением к задаче индустриализации экономики. Определены виды стратегий по изменению структурных пропорций экономической системы. Условие индустриализации и деиндустриализации получено для изначально сырьевой и индустриальной системы в наиболее простой агрегированной форме, а также в зависимости от структуры производства на старых и новых технологиях, и в дальнейшем может быть усложнено на предмет вводимых в этот процесс и управление им ограничений. Определён темп экономического роста хозяйственной системы, состоящей из добывающего, обрабатывающего и трансакционного сектора. Раскрыто содержание принципа «2Д» — деиндустриализации и деквалификации, а также необходимого для реализации экономической стратегии принципа «2А» — адекватности и адаптивности. Кроме того, предложена логическая последовательность при формировании стратегии индустриализации, что и обеспечит реализацию в практике планирования указанного принципа «2А». Полученные теоретические условия индустриализации и девять стратегий индустриализации, которые возникают для сырьевой экономической системы (индустриализация возможна и в сугубо индустриальной экономической системе) по существу формируют каркас современной экономической теории индустриализации, которая вместе с теорией размещения факторов производства составит интеллектуальную основу исследования процесса индустриализации экономических систем и технологических изменений (общей технологичности системы).

Ключевые слова: экономическая система, реструктуризация, агрегатный критерий, стратегии индустриализации экономики.

1. Теоретическая дискуссия по индустриализации в России

Во второй половине 1920-х гг. в СССР была развёрнута дискуссия об индустриализации, которая позже нашла отражение в известной работе А.Эрлиха и продолжилась до начала 1930-х гг. Необходимость индустриализации признавалась многими советскими экономистами и политическим руководством. Однако по базисной концепции, а также средствам и методам её осуществления подходы существенно отличались [8].

Первый подход предполагал решение задачи индустриализации через укрепление результатов новой экономической политики, по сути, через стимулирование потребления и потребительского сектора, что означало стимулирование спроса и сбережений, которые затем следовало пустить на задачу развёртывания производства в государственном секторе.

Второй подход означал свёртывание новой экономической политики, усиление контроля за сельскими ресурсами с подчинением их задаче индустриализации. Для этого нужны были крупные коллективные хозяйства на селе, что облегчало контроль и концентрацию ресурса. Нужен был

большой объём ресурса, который нельзя аккумулировать через потребительский сектор и стимулирование спроса. Задача состояла в том, чтобы не просто осуществить индустриализацию, а создать почти с нуля современную индустрию, поскольку бывшие буржуазные промышленные предприятия были разрушены в ходе гражданской войны либо влачили жалкое существование и сильно отставали по технико-технологическому уровню от западных стран, воспользовавшихся первой мировой войной для стимулирования развития своей промышленности и научно-технического прогресса, а резко и быстро сократить индустриально-технологическое и образовательное отставание в условиях разгорающейся новой войны (ожидаемой). Второй вариант индустриализации был болезненным, но в условиях ограничений по времени перед советским правительством не было альтернатив, что и показала дискуссия, хотя А.Эрлих даёт понять в своей книге, что именно первый Бухаринский вариант был

предпочтительнее. Однако он наверняка не дал бы контроля над аналогичным по величине ресурсом и не позволил бы осуществить модернизацию за 10 лет, включая подготовку новых кадров, резкое повышение образовательного уровня. Учитывая

© Сухарев О.С, 2015

уровень индустриальных технологий той эпохи, можно утверждать, что современная индустриализация совершенно иная по своему содержанию и возможным методам проведения [8].

Дискуссия по поводу индустриализации в советское время выявила ряд центральных теоретических проблем, которые крайне актуальны в настоящее время и, более того, являются, к сожалению, нерешёнными задачами экономической науки. Остановимся на некоторых наиболее важных из них, представив их в виде неких принципов, перейдя затем к оценке возможностей индустриализации российской экономики в двадцать первом веке.

1. Принцип противопоставления рынка и

Данное противопоставление сильно критиковалось Е.А. Преображенским, отмечавшим, что у него отсутствует всякий смысл, поскольку не определяются возможности плана и отдельно рынка. В реалиях эти возможности и область приложения различны, следовательно, и противопоставление неадекватно, так как одна форма не может заменить другую [2, 8]. Планирование индустриализации, по сути, свелось к двум подходам:

а) развитие сельского хозяйства на начальном этапе, что можно считать подготовкой для основного этапа индустриализации, то есть инвестирование небольшого ресурса в сельское хозяйство дало бы прирост продукции, следовательно, и дохода граждан, что повысило бы нормы накопления в экономке, тем самым создав те финансовые основы для инвестирования индустриализации — создание тяжёлой промышленности;

б) становление тяжёлой индустрии за счёт ресурсов села, урбанизации, создания институциональных условий для повышения образовательного и научного уровня России, с тем чтобы дать сельскому хозяйству новые машины, оборудование, развивать инфраструктуру, создать необходимую оборону. Представляется, что реалии того периода просто обрекли страну и её политическое руководство на решение такой крупной народнохозяйственной проблемы этим вторым способом, не считаясь с вероятностью возникновения опасных структурных перекосов в будущем, способных повлиять на развитие и само существование экономической системы данного типа.

Первый вариант был рискован, поскольку зависел от урожайности, состояния почв, агротехнологий, которых не было, семенного материала, избыточного труда и др. Действие всех этих факторов способно было не допустить существенного увеличения нормы накопления в обозримом периоде, чтобы она была достаточной для мощной индустриализации. Тем самым зависимость от импорта оборудования и технологий сохранялась, что в условиях антагонистического окружения ограничивало возможности развития страны, даже её

сельскохозяйственного сектора, сильно зависимого также от массы внутренних и внешних факторов. Таким образом, такой сценарий был неправдоподобен, хотя и имел некие научные основания. Закономерный выбор второго варианта индустриализации был продиктован не только элементами плана и стоящих задач, но и факторами экзогенного характера — по этой причине он оказался более правдоподобным с практической точки зрения.

2. Принцип развития от оценки существующего производственного потенциала

Реструктуризация экономики должна осуществляться поэтапно, имеются несколько видов такой реструктуризации, но главным остаётся то, что, в первую очередь, необходимо обеспечить средствами производства отрасли, создающие предметы широкого потребления. Для этого понадобится создавать новые заводы, что обеспечит массовый характер производства и развитие средств производства.

3. Принцип кривой В.А. Базарова

По теории «затухающей кривой» [8] экономика, обладающая свободными

производственными мощностями и интенсивно их использующая (интенсивное использование факторов экономического роста), обнаружит эффект снижения темпа экономического роста соразмерно исчерпанию данных свободных мощностей либо интенсивно используемых факторов производства. Именно этот эффект обнаружился перед Великой отечественной войной, а именно в 1938-1940 гг., когда в течение трёх лет наблюдалось снижение темпа роста советской экономики, что обеспечило специальное совещание политического руководства страны по этому вопросу (о чём имеются исторические свидетельства и документы).

4. Принцип ускоренного развития (скорости индустриализации)

Индустриализация в СССР проводилась как быстрый процесс, поскольку политическое руководство обозначило эту проблему так: либо за 10 лет преодолеем технологическое отставание, либо навсегда проиграем конкуренцию капитализму. Недоразвитость производительных сил была очевидной, что противоречило марксистскому подходу о строительстве социализма, который не мог развиваться в исторически отстающей стране. Считалось, что быстрая индустриализация расширит производство средств производства за счёт оттока избыточной рабочей силы из деревни, одновременно, село и расширение городов (урбанизация) могут совместно смягчить эффект вытеснения рабочей силы при внедрении производственных инноваций (трудосберегающих) как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. Тем самым скорость индустриализации фактически гасит увеличение безработицы при внедрении трудосберегающих инноваций в ходе индустриализации, поскольку масштаб самой индустриализации поглощает высвобождаемую рабочую силу, а село

освобождается от избыточного

низкоквалифицированного труда, направляя его в города, где происходит обучение кадров и трудоустройство для дальнейшей

индустриализации. Иными словами, такая стратегия индустриализации является

самоподдерживающей, исчерпание происходит в соответствии с принципом кривой затухания.

5. Принцип трансформации

экономической структуры и приоритетов индустриализации

В рамках советской индустриализации неявно, но проводилась идея «блоков развития», то есть планируемого обеспечения взаимосвязанного

развития секторов промышленности и экономики в целом. Иными словами, электрификация страны, развитие металлургии и станкостроения были согласованы, причём последовательность создания секторов индустрии была выверена задачами развёртывания конкретных производств и тем самым формировала потребность в новых мощностях в народном хозяйстве.

Выделенные выше принципы, а также накопленный опыт индустриализации требуют для реализации политики индустриализации страны сформировать теоретический каркас (теория развития, факторов производства, размещения ресурсов, организаций и др.) — см. рис. 1.

Теоретический базис индустриализации

(теория индустриального развития, факторов производства, эффективности распределения ресурсов, теория организаций и др.)

Условия индустриализации и текущее состояние экономической системы

Типы промышленного развития

(индустриализация с нуля, деиндустриализация нескольких типов, реиндустриализация, реструктуризация)

Адекватная модель индустриализации

Изменение модели на практике — коррекция теорий развития

Рис. 1. Логика формирования модели индустриализации

Далее необходимо исследовать вопрос относительно условий индустриализации и оценить текущее состояние и возможности экономической системы по принципу «2-А». Исходя из этого анализа, нужно определить тип «индустриализация с нуля» (советский вариант), либо реиндустриализация в значении «перестройка индустрии, преобразование и переоснащение», либо реструктуризация, сводимая к изменению пропорций между производственными секторами и/или системы управления и организации и т.д. Деиндустриализация также может принимать различные формы.

Нужно отметить, что ещё в середине 1990-х гг. в России имелось множество работ по реструктуризации промышленности и

промышленной политики, включая диссертации. Однако макроструктурные и институциональные изменения оказались сильнее, нежели рекомендации, вытекающие из этих работ по реструктуризации, так что множество секторов промышленности по истечении более чем 15 лет утеряны, но требуют своего восстановления. Конечно, восстановление может принимать различную форму, да и не все секторы могут быть восстановлены в прежнем объёме, более того, требуется восстановление сразу на ином, высоком, технологическом уровне, что определит специфику данного процесса.

Приведу цитату из своей собственной книги 2000 г., написанной в 1998-1999 гг., «Экономическая методология и политика реструктуризации промышленности»: «В широком

смысле под реструктуризацией можно понимать целенаправленное, то есть управляемое -являющееся результатом мероприятий

правительственной политики — изменение экономических, социально-демографических,

производственно-технологических, региональных и т.д. пропорций, необходимое для повышения устойчивости и эффективности функционирования национального хозяйства.

В условиях смены модели хозяйственного развития реструктуризация должна пониматься более конкретно — не только как целенаправленные изменения пропорций внутри и между различными экономическими подсистемами, но и как создание совершенно новых, не имеющихся до сих пор в наличии, экономических структур и целых секторов.

В узком смысле, применительно к задачам организации промышленной структуры, под реструктуризацией следует понимать такую совокупность мероприятий, применяющихся на уровне предприятия, региона, отрасли и всей экономики, которые бы приводили к образованию конкурентоспособных, растущих в области занятости, реальных доходов и инвестиций промышленных комплексов в условиях контролируемого государством и достаточного для обеспечения указанных параметров конкурентного прессинга — как со стороны отечественных производителей, так и иностранных соперничающих фирм.

Согласно нашим представлениям существует три главных направления

реструктуризации промышленности: продукт, схемы кредитно-денежных трансакций, группы стимулов и мотивов экономических агентов. Если будет установлена реальная картина взаимосвязей между этими компонентами, тогда задача реструктуризации из теоретической плавно перейдёт в политическую плоскость, станет объектом конкретных решений и действий» [1, 5].

Нужно отметить, что такой подход не был реализован на уровне мер экономической политики России. Сегодня три главных направления сохраняют свою актуальность, а проблема реструктуризации сводится к задачам

индустриализации экономики (разумеется, на новом технологическом фундаменте). Но проблема состоит в том, что ресурсы для решения данной задачи всё-таки ограничены, поэтому придётся распределять их между созданием новых направлений и восстановлением отдельных утраченных позиций и секторов, поскольку технологические контуры в силу своей специфики не могут развиваться, минуя некоторые этапы, так чтобы, теряя базовые технологии, страна обрела серьёзные преимущества по новым технологиям.

топлиена я промы шл енность —И— ма шиностроение

Рис. 2. Доля топливной промышленности и машиностроения в общем объёме производства РФ,

2000-2014 гг., % (по данным Росстата)

2. Постановка и возможные решения по формированию стратегии индустриализации (агрегированные критерии и условия)

Применяемые в России на протяжении 1990-х и 2000-х гг. меры экономической политики не отвечали принципу «2-А»1, поскольку ухудшали состояние обрабатывающих производств, усиливая уровень деиндустриализации российской экономики. Этот эффект регидности экономической структуры к различным методам воздействия на неё отражает рис. 2, где показана доля топливной промышленности и машиностроения в общем объёме промышленного производства в России в период 2000-2014 гг.

Таким образом, какие бы мероприятия ни планировались и ни осуществлялись в период 2000-2014 гг., эффект регидности указанной структуры к ним является очевидным фактом. Это означает, что принцип «2-А» не реализован, отсутствует должная адекватность применяемых

1 Принцип «2-А» означает, что экономическая система должна испытывать адекватные управленческие воздействия (решения) и проявлять высокую адаптивность. Адекватность означает, что применяемые инструменты не должны ухудшать состояние экономической системы, их воздействия должны быть соразмерны с возможностями применения и необходимостью изменения параметров функционирования на желательную величину. Адаптивность означает довольно высокую адаптивную эффективность, то есть ответ — реакцию системы на силу воздействия — такую, чтобы параметры функционирования системы изменялись в желательном направлении.

методов, поскольку задача выправления структуры не решена, и адаптация экономической системы такова, что все элементы подстраиваются под данную структуру и не дают ей измениться. Приспособление выполняет функцию

институционализации данной структуры, делая весь набор инструментов правительственной политики неадекватным относительно заявленных целей. Более того, именно в этот период, когда приведенная структура экономики окрепла, происходит перманентный процесс

Нужно отличать деиндустриализацию, вызванную высоким технологическим уровнем производств и сводимую к сокращению доли производства в общем объёме производимого продукта в стране, когда сектор услуг становится доминирующим. На Западе именно такая формулировка преобладает. Однако в общем смысле применительно к российской экономике, деиндустриализация представляет собой именно примитивизацию технологий, изделий,

инфраструктуры, что приводит только к деградации производств и сокращению их доли в ВВП. Более того, при деиндустриализации наблюдается эффект потери квалификации рабочей силы, что называется деквалификацией труда, а общий суммарный эффект согласно предложению автора ещё в 2008-2010 гг. получил наименование «эффекта 2-Д». Кроме того, если добавить к этим эффектам дисфункцию управления

промышленностью и экономикой, то вырисовывается эффект «3-Д» —

деиндустриализация, деквалификация и дисфункция управления [3, 4].

Первоначально в своих работах 20072011 гг. я обратил внимание на эффект «2-Д», представив его, выделив компоненты и дав соответствующие трактовки. Появившиеся позже трактовки добавили дезорганизацию и упрощение продукта (декомплицирвание) и деградацию технологий, то есть те три компоненты деиндустриализации в моей трактовке, которые итак в ней выделены, только не отдельно, а «внутри», как характеристика деиндустриализации. По существу произошло условное выделение «4-Д» (хронологически позже), но это не изменило сути первоначального эффекта «2-Д», согласно которому в компоненту «деиндустриализация» включается упрощение продукта, примитивизация технологий и дезорганизация (фрагментация в моём понимании) производств (см. перечисление позиций выше). Таким образом, осуществлено искусственное преобразование эффекта «2-Д», без

привнесения нового представления. Так можно было добавить, например, дисфункцию управления, о которой автор пишет много и давно, представив ситуацию как «3-Д». Но суть сводится к тому, как дается характеристика деиндустриализации и деквалификации в эффекте «2-Д», имеющем системно-синергетическую силу конкурентного поражения страны.

Как видно на рис. 3, возможны несколько вариантов движения экономики — для кривой : — по направлениям А,В,С, для кривой II — по направлениям Б, Е, Б, так что расстояние Х= -представляющее разницу между долями секторов, и изменение ёХ/Л задают режим реструктуризации. Движение представляется по девяти вариантам, составляющим ту или иную стратегию развития экономики (характеристику каждой стратегии см. в таблице).

Рис. 3. Задача изменения экономической структуры

Если кривая II отображает добывающий (сырьевой) сектор, а кривая I — обрабатывающий сектор (машиностроение), либо соответственно сырьевой и обработанный экспорт, либо совокупный для системы импорт (II) и экспорт (I), то, по сути, постановка задачи реструктуризации -это выбор стратегии движения (варианта по табл. 1), скорости выправления возникшей структурной диспропорции, по выправлению которой принято политическое решение. Именно такая постановка задачи означает выбор между индустриализацией и деиндустриализацией. Поэтому стоит не только обозначить возможные варианты изменений в экономической системе (специфика движения связана с инструментами воздействий экономической политики), но записать условие

изменяемому по существу, осуществления показанный на что кривая II нежелательного

реструктуризации системы по параметру Х(г), что составит, формальный критерий

индустриализации. Если разрыв, рис. 3, сокращается при том, отображает доминирование сектора, а кривая I — желательного, то это будет означать позитивный исход реструктуризации системы, а к случаю «несырьевого» развития — её индустриализацию. По параметрам Х(г) и а

также по девяти возможным сценариям реструктуризации можно классифицировать все регионы любой страны. Для одних из них задача будет сводиться к сокращению разрыва, но для других к увеличению — общая постановка задачи вполне предполагает такой вариант решения.

Виды стратегий реструктуризации экономической системы

Стратегия I — Машиностроение (обраб атыв ающий сектор) II — Топливная промышленность (добывающий сектор) Характеристика стратегии

1 В Е Сохраняется структурное соотношение секторов аХ!/Л=0

2(*) А Е Увеличивается доля обрабатывающих производств ёХ2/Л

3 С Е Сокращение обрабатывающих производств при сохранении ресурсной зависимости аХ3Л11>0

4 С Б «Экономическая эвтаназия», доля двух секторов снижается (в пользу услуг). аХ4ЛИ = 0 либо (1Х4Л11;0

5 В Б Сокращение сырьевой части при той же доле обрабатывающего сектора ёХ5/ёК0

Стратегия I — Машиностроение (обраб атыв ающий сектор) II — Топливная промышленность (добывающий сектор) Характеристика стратегии

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6 (**) A F Сокращение «разрыва» dX6/dt

7 C D Рост «разрыва», закрепление сырьевой зависимости, dX7/d1>0, с деградаций обрабатывающего сектора

8 B D Рост доли сырья при той же доле обрабатывающего сектора, (!Х8Л11>0, но ёХ^КёХ^

9(***) A D Общий рост секторов, но качество стратегии разделяется на три варианта: 1. ёХ9ЛИ0, когда сырьевой растёт быстрее обрабатывающего, разрыв увеличивается. 3. ¿Х9М1 = 0, Х-сош1, рост, при сохранении величины разрыва

Запишем задачу индустриализации в структурной постановке. Пусть X=dn-di, где dn доля сырьевого сектора, dI — доля обрабатывающего сектора, которую необходимо увеличить, K=dI/dII. Тогда задача индустриализации в общей постановке примет вид условия dX/dt < 0. Далее, преобразуя, учтя, что Уь YII - объём продукта, создаваемого в каждом секторе, N - число занятых, ib in - выработка (продукт на занятого), по существу отражающая масштаб сектора в экономике (т.к. продукт берётся на всех занятых, а не в секторе), находим2: X= (1-K) dn>dI= Yi/Y, dn= Yn/ Y, iI= YI/ N, iII= YII/N (N — число занятых), K = iI/in,

dX/dt0 — условие деиндустриализации, dX/dt = 0, X= const, X^0, то есть dI ф dn -структурная стабильность (при ней возможен вид индустриализации за счёт изменения соотношения между старыми и новыми технологиями),

X=0, dI = dII, dX/dt=0 — структурный паритет, который может возникнуть как при индустриализации, так и деиндустриализации.

Обозначим [1/dn] ddII/dt=s — относительное приращение доли сырьевого сектора и [(1/iI) diI/dt -(1/iII) diII/dt] = 1 — разницу относительных приращений масштаба производства

обрабатывающего и добывающего секторов. Осуществив подстановки, учтя, что dK/dt=K1, получим условие индустриализации экономической системы с доминантным сырьевым комплексом K> s/(1+s).

Иными словами, соотношение долей двух секторов, формирующих на сегодня сырьевую систему, должно превосходить отношение относительного изменения доли сырьевого сектора

Безусловно, в качестве параметра, определяющего

доминирование сектора, может быть, например,

созданная добавленная стоимость либо величина активов

и др. Снижение числа занятых, как и уровень технологичности системы, оказывает влияние на продукт. Однако для формулировки критерия в общем виде такая постановка задачи является необходимой, но не достаточной.

к сумме относительного приращения этого сектора и разницы относительных изменений общей выработки (масштаба производства) этих секторов.

Если ввести объём производства на старых и новых технологиях Оь N1 для первого сектора и О2 , N для второго сектора, так что У1 =О1 и У2 =О2+^ , тогда К = (О!+^ )/ (О2+^), и учтя, что а = О1 /О2 и у1 /О!, у2 /О2, соответственно соотношение старых и новых технологий и доля производства на новых технологиях в объёме производства на старых технологиях, получим:

К= а (1+у 1) /(1+7 2), Х= (1-К) ёп,

dK/dt = К [(1/а) dа/dt+ц(t)],

1 + y1 dt 1 + y2 dt

взвешенных изменений долей производства на новых технологиях в объёме производства на старых технологиях в первом и втором секторах.

Подставив выражение dK/dt в условие индустриализации, получим новый вид этого условия с учётом структуры «новые-старые технологии», обеспечивающие динамику создаваемого продукта. Это условие примет вид

Аналогом X будет выражение <(1/a) da/dt

Как видно из полученного условия, чем интенсивнее развиваются старые технологии в обрабатывающих секторах относительно сырьевых секторов, а также чем выше доля новых технологий в обрабатывающих секторах и чем выше изменение доли этих технологий, тем легче выполнить приведенное условие, то есть налицо процесс индустриализации экономической системы.

Данный агрегатный подход по введению условия политики индустриализации является

теоретическим, но для реальной экономической системы можно ввести соотношение между секторами услуг — спекулятивно-финансовым, добывающим (сырьевым) и обрабатывающим — и получить уточняющую форму данного условия. Полезность таких выкладок в том, что на следующем шаге исследования данной проблемы стоит озадачиться вопросом мер экономической политики, определяющих относительное изменение указанных агрегированных параметров

экономической системы с последующим выяснением структуры старых и новых технологий в каждом виде деятельности экономики.

Пусть продукт, создаваемый в экономической системе У = YI +УП +У0, где = YI -объём производства в обрабатывающих секторах, Уп — объём производства в добывающих секторах, У0 — объём производства трансакционного сектора (услуги, торговля, коммерческо-посреднические операции, банковско-финансовый сектор). Тогда можем записать, что У = (К+1) У+У0. Обозначим У0/У= 1 — (К+1) =у, тогда, продифференцировав У, получим

8 — 80 = — [К^ + Я) + 5].

Приняв, что (1/У)ёУ/аг = & (1/У0)ёУ0/аг = g0 и учтя значение для К, получим

й ш а(1 + уг)(Я + 5) + 5(1 + у2)

где — темп роста трансакционного сектора экономики.

Темп экономического роста хозяйственной системы [6-7, 10-12] равен сумме темпа роста трансакционного сектора и выражения, заданного отношением произведенного продукта в добывающем и трансакционном секторе, взвешенном неким сочетанием новых и старых технологий в обрабатывающем и добывающем секторах:

Условие структурных изменений для экономической системы в общем виде (рис. 4) сводится к следующей записи:

1. Для сырьевой системы (Х>0):

2. Для индустриальной системы (Х<0):

Это довольно грубые условия изменения состояния системы в зависимости от того, преобладает или нет в начальной точке добывающий сектор над обрабатывающим.

Рис. 4. Сырьевая и индустриальная экономика

Приведенные критерии являются необходимыми, но не достаточными критериями оценки процесса структурных изменений, поскольку пропорция между секторами может не изменяться либо изменяться в пользу какого-либо сектора, но при этом может ухудшаться соотношение по новым и старым технологиям в рамках этого сектора. Это будет означать технологическую деградацию, при сохранении масштаба сектора либо даже при его росте. Поэтому добавочными критериями

индустриализации должны быть такие условия:

Иными словами, в идеале экономическая система, охватываемая обрабатывающим и добывающим сектором соответственно, стремится к тому, чтобы все виды производств на старых технологиях были замещены более эффективными новыми технологиями. Конечно, и такая постановка не является полностью корректной, ибо

не по всем видам технологий целесообразна (либо возможна) замена старых на новые технологии на рассматриваемом интервале времени (^ и N2 — это новые отечественные технологии. Хотя можно ситуацию представить так, что это новые технологии, вне зависимости от того, где они созданы — внутри или вне страны. Однако такой подход исключит учёт компоненты «импортированной индустриализации»).

Следовательно, если dy1/dt >0, или, иными словами, у 1 увеличивается до единицы, то это обстоятельство является добавочным условием индустриализации экономической системы, так как повышается её технологический уровень. При этом может сокращаться доля обрабатывающих секторов в создаваемом продукте. Однако увеличение новых технологий в добывающем секторе совсем не означает реализации стратегии индустриализации, если это происходит за счёт импорта технологий («импортированная индустриализация») либо связано с повышением технологичности самого сектора (за счёт имеющихся специальных разработок для добывающего сектора). Вместе с тем эффективность функционирования данного сектора увеличится.

Когда экономическая система уже сырьевая (Х>0), то ограничение на параметр у1 имеет сопутствующее значение, поскольку важно не столько изменить структуры старых новых технологий в обрабатывающих производствах, сколько увеличить масштаб самого обрабатывающего производства как такового — и на первой фазе развития это можно сделать на старых технологических возможностях (если их состояние не катастрофическое). Одновременно придётся всё равно вводить новые технологии, вероятно, частично закупать по импорту. Однако, если система уже индустриальная (Х<0), то условие на у 1 становится определяющим, так как важно заменить старые технологии на новые. В этом состоит стратегия индустриального развития и реструктуризации экономики. Если в экономической системе доминируют

трансакционные секторы, то аналогично логика реструктуризации системы сводится к тому, чтобы обеспечить развитие технологической функции и повысить технологичность экономики за счёт замещения старых технологий новыми.

Используя выражение для К через параметры технологической структуры, можно записать

1 + 72 X = (1 — К)й11,

X = йц 1 + -а-а\ 1 + 72

Тогда характеристики сырьевой и индустриальной экономики можно записать следующим образом:

1. Сырьевая система (Х>0):

2. Индустриальная система (Х<0):

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таким образом, в индустриальной экономической системе доля новых технологий в старых технологиях (по производству) в обрабатывающем секторе должна превзойти приведенное соотношение справа в неравенстве (*) для индустриальной системы (с доминированием обрабатывающих секторов) плюс условие на параметр у 1, который отражает преобладание новых технологий в технологической структуре производства.

1. Авдонин Б.Н., Хрусталёв О.Е. Методология реструктуризации радиоэлектронной промышленности // Экономический анализ: теория и практика. 2013. № 43. C. 2-15.

2. Словарь современной экономической теории Макмиллана. М.: Инфра-М, 2003. 608 с.

3. Сухарев О.С. Экономическая динамика. Институциональные и структурные факторы. М.: Ленанд, 2015. 240 с.

4. Сухарев О.С. Экономический рост, институты и технологии. М.: Финансы и статистика, 2014. 464 с.

5. Сухарев О.С. Экономическая методология и политика реструктуризации промышленности. М.: АНЗ. 180 с.

6. Сухарев О.С., Стрижакова Е.Н. Индустриальная политика и развитие промышленных систем. М.: Ленанд, 2015. 160 с.

7. Сухарев О.С., Стрижакова Е.Н. Структурный анализ развития промышленной системы // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2014. № 41. С. 26-20.

8. Эрлих А. Дискуссии об индустриализации в СССР. 1924-1928 гг. М.: Дело, 2010. 248 с.

9. Sukharev O.S. Theory of Economic Change. Problems and Decisions. M.: KRASAND, 2013. 368 p.

10. Sukharev O.S. Elementary model of Institutional Change and Economic Welfare// Montenegrin Journal of Economics. 2011. Vol. 7, №2. P. 55-64.

11. Sukharev O.S. Institutional Theory of Economic Growth: Problem of Macrodisfunction and Monetary Range. URL: www.boeckler.de /pdf/v_2005_10_28_sukharev.pdf] (дата обращения: 12.01.2015).

1. Avdonin B.N. Hrustaljov O.E. Metodologija restrukturizacii radiojelektronnoj promyshlennosti [Methodology of electronic industry restructuring]. Jekonomicheskij analiz: teorija i praktika [The economic analysis: theory and practice], 2013, no 43, pp. 2-15.

2. Slovar’ sovremennoj jekonomicheskoj teorii Makmillana [Macmillan’s Dictionary of modern economics]. Moscow: Infra-M, 2003. 608 p.

3. Sukharev O.S. Jekonomicheskaja dinamika. Institucional’nye i strukturnye faktory [Economic dynamics. Institutional and structural factors]. Moscow: Lenand, 2015. 240 p.

4. Sukharev O.S. Jekonomicheskij rost, instituty i tehnologii [Economic growth, institutions and technologies]. Moscow: Finansy i statistika, 2014. 464 p.

5. Sukharev O.S. Jekonomicheskaja metodologija i politika restrukturizacii promyshlennosti [Economic methodology and policy of industrial restructuring]. Moscow: ANZ. 180 p.

6. Sukharev O.S., Strizhakova E.N. Industrial’naja politika i razvitie promyshlennyh system [Industrial policy and the development of industrial systems]. Moscow: Lenand, 2015. 160 p.

7. Sukharev O.S., Strizhakova E.N. Strukturnyj analiz razvitija promyshlennoj sistemy [Structural analysis of industrial systems]. Nacional’nye interesy: prioritety i bezopasnost’ [National interests priorities and safety], 2014, no 41, pp. 26-20.

8. Jerlih A. Diskussii ob industrializacii v SSSR. 1924-1928 gg. [Discussion on the industrialization of the Soviet Union. 1924-1928]. Moscow: Delo, 2010. 248 p.

9. Sukharev O.S. Theory of Economic Change. Problems and Decisions. Moscow: KRASAND, 2013. 368 p.

10. Sukharev O.S. Elementary model of Institutional Change and Economic Welfare. Montenegrin Journal of Economics, 2011, vol. 7, no 2, pp. 55-64.

11. Sukharev O.S. Institutional Theory of Economic Growth: Problem of Macrodisfunction and Monetary Range. 2005. Available at: www.boeckler.de /pdf/v_2005_10_28_sukharev.pdf (accessed 12.01.2015).

The date of the manuscript receipt: 11.04.2015

ECONOMIC THEORY OF INDUSTRIALIZATION

Oleg S. Sukharev, Doctor of Economic Sciences, Professor E-mail: o sukharev@list.ru

Institute of Economics of the Russian Academy of Sciences; 32, Nakhimovsky av., Moscow, 117218, Russia

The article proposes principles of industrial policy, basing on the analysis of the experience of its implementation in the Soviet period, and also introduces the aggregate criterion for a large-scale economic system restructuring, with application to the problem of industrialization of the economy. The types of strategies for changing structural proportions of the economic system are defined. The conditions for industrialization and deindustrialization are obtained for the originally resource-based and industrial system in the simplest aggregate form, and also depending on the structure of production while using old and new technologies, and can further be complicated by inputting constraints on the process and constraint management. The economic growth rate is determined for the economic system consisting of mining, processing and transaction sectors. The content of the principle of «2D» (deindustrialization and deskilling), as well as the principle of «2A» (adequacy and adaptability), necessary for implementation of the economic strategy, is exposed. In addition, a logical sequence for the development of an industrialization strategy is proposed, which will ensure implementation of the principle of «2A» in planning practice. The theoretical conditions of industrialization and nine industrialization strategies that arise for a resource-based economic system (industrialization is possible in a purely industrial economic system) actually form the framework for modern economic theory of industrialization, which, along with the theory of factors of production location, will form the intellectual basis for the study of the process of industrialization of economic systems and technological changes (general adaptability of the system).

Key words: economic system, restructuring, aggregate criterion, strategies of industrialization of economy.

Просьба ссылаться на эту статью в русскоязычных источниках следующим образом:

Сухарев О.С. Экономическая теория индустриализации // Вестник Пермского университета. Сер. «Экономика» = Perm University Herald. Economy. 2015. № 2(25). С. 6-14.

Please cite this article in English as:

Sukharev O.S. Economic theory of industrialization // Vestnik Permskogo universiteta. Seria Ekonomika = Perm University Herald. Economy. 2015. № 2(25). P. 6-14.

Индустриализация в СССР

Во второй половине 1920-х гг. важнейшей задачей экономического развития стало превращение страны из аграрной в индустриальную, обеспечение ее экономической независимости и укрепление обороноспособности. Неотложной потребностью была модернизация экономики, главным условием которой являлось техническое совершенствование (перевооружение) всего народного хозяйства.

Еще в декабре 1920 г. на VIII съезде Советов был принят Государственный план электрификации России (ГОЭЛРО), рассчитанный на десять лет. Речь шла о промышленном преобразовании страны. Со второй половины 1920-х гг. ставилась задача ускоренного развития промышленности. В поисках изыскания средств определилось два подхода. Президиум Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ), который после смерти Ф. Э. Дзержинского (1926) возглавлял В. В. Куйбышев, делал упор на первоочередное ускоренное развитие тяжелой промышленности, а внутри нее — на машиностроение и металлообработку. План был рассчитан на проведение индустриализации в кратчайшие сроки.

Госплан во главе с Г. М. Кржижановским предложил иной проект: а) развитие добывающей промышленности и производства технических культур в сельском хозяйстве; б) реконструкция транспорта; в) обеспечение правильного размещения производительных сил и общий подъем сельского хозяйства. На все требовалось 15 лет. Индустриализация в данном подходе рассматривалась как политика, охватывающая все отрасли народного хозяйства.

Со своей программой, изложенной в статье «Заметки экономиста. К началу нового хозяйственного года» (1928), выступил член Политбюро ЦК ВКП(б) Н. И. Бухарин. Его главный тезис — добиться гармоничного, сбалансированного развития индустриального и аграрного секторов («американский вариант»). Выход из кризиса он видел в нормализации экономики, повышении налогов на зажиточную часть деревни, гибкости заготовительных цен на хлеб, увеличении выпуска промышленных товаров. Не отрицая коллективизации, Н. И. Бухарин отводил ей вспомогательное место, считая, что основой аграрного сектора долго еще должны быть индивидуальные крестьянские хозяйства. Если в 1928 г. он признавал необходимость чрезвычайных мер как временных, то в 1929 г. категорически их отвергал. Это была взвешенная и реальная концепция, хотя и не лишенная недостатков.

Однако И. В. Сталин заявил, что подобные работы — лишь «игра в цифирь», а подлинную схему развития народного хозяйства «должны выработать революционные марксисты». Он провозгласил: «Мы отстали от передовых стран на 50—100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в 10 лет, либо нас сомнут». Этот лозунг стал определяющим на долгие годы.

Процесс индустриализации в СССР имел отличительные особенности по сравнению со странами Запада. Среди них следует выделить высокие темпы экономического роста, опору на собственные силы и средства осуществления индустриализации, первостепенное внимание оборонному комплексу. Кроме того, индустриализация в Советском Союзе началась в отраслях тяжелой промышленности, а не в легкой промышленности, как это было в капиталистических странах.

Курс на индустриализацию провозгласил в декабре 1925 г. XIV съезд ВКП(б). На съезде шла речь о необходимости превращения СССР из страны, ввозящей машины и оборудование, в страну, производящую их. В его документах обосновывалась потребность в максимальном развитии производства средств производства (группа «А») для обеспечения экономической независимости страны. Подчеркивалась важность создания социалистической промышленности на основе повышения ее технического оснащения. Начало политики индустриализации было законодательно закреплено в апреле 1927 г. IV съездом Советов СССР. Главное внимание в первые годы уделялось реконструкции старых промышленных предприятий.

Первый пятилетний план (1928/29—1932/33) вступил в действие с 1 октября 1928 г. К этому времени еще не были утверждены задания пятилетки, а разработка некоторых разделов (в частности, промышленности) продолжалась. Пятилетний план разрабатывался при участии крупнейших специалистов. К его составлению были привлечены А. Н. Бах — известный ученый-биохимик и общественный деятель, И. Г. Александров и А. В. Винтер — ведущие ученые-энергетики, Д. Н. Прянишников — основатель научной школы агрохимии и др.

План утвердили на V Всесоюзном съезде Советов в мае 1929 г. Главная задача пятилетки заключалась в том, чтобы превратить страну из аграрно-индустриальной в индустриальную. В соответствии с этим началось сооружение предприятий металлургии, тракторо-, автомобиле- и авиастроения (в Сталинграде, Магнитогорске, Кузнецке, Ростове-на-Дону, Керчи, Москве и других городах). Полным ходом шло строительство Днепрогэса и Турксиба.

Однако очень скоро начался пересмотр плановых заданий индустрии в сторону их повышения. Были скорректированы задания по производству строительных материалов, по выплавке чугуна и стали, по выпуску сельскохозяйственных машин. Пленум ЦК партии, состоявшийся в ноябре 1929 г., утвердил новые контрольные цифры развития промышленности в сторону их резкого увеличения. По мнению И. В. Сталина и его ближайшего окружения, к концу пятилетки можно было выплавить чугуна вместо планируемых 10 млн т — 17 млн, выпустить 170 тыс. тракторов вместо 55 тыс., произвести 200 тыс. автомобилей вместо 100 тыс. и т. д. Новые контрольные цифры не были продуманы и не имели под собой реальной основы.

Руководство страны выдвинуло лозунг — в кратчайший срок догнать и перегнать в технико-экономическом отношении передовые капиталистические страны. За ним стояло желание в кратчайшие сроки любой ценой ликвидировать отставание в развитии страны и построить новое общество. Промышленная отсталость и международная изоляция СССР стимулировали выбор плана форсированного развития тяжелой промышленности.

В первые два года пятилетки, пока не иссякли резервы НЭПа, промышленность развивалась в соответствии с плановыми заданиями, даже превышала их. В начале 1930-х гг. темпы ее роста значительно упали: в 1933 г. они составили 5 % против 23,7 % в 1928—1929 гг. Ускоренные темпы индустриализации потребовали увеличения капиталовложений. Субсидирование промышленности велось в основном за счет внутрипромышленного накопления и перераспределения национального дохода через госбюджет в ее пользу. Важнейшим источником ее финансирования стала перекачка средств из аграрного сектора в индустриальный. Кроме того, для получения дополнительных средств правительство начало выпускать займы, осуществило эмиссию денег, что вызвало резкое углубление инфляции. И хотя было объявлено о завершении пятилетки в четыре года и три месяца, скорректированные задания плана по выпуску большинства видов продукции выполнить не удалось.

Второй пятилетний план (1933—1937), утвержденный XVII съездом ВКП(б) в начале 1934 г., сохранил тенденцию к приоритетному развитию тяжелой индустрии в ущерб отраслям легкой промышленности. Его главная экономическая задача заключалась в завершении реконструкции народного хозяйства на основе новейшей техники для всех его отраслей. Плановые задания в области индустрии по сравнению с предыдущей пятилеткой были более умеренными и казались реальными для выполнения. За годы второй пятилетки были сооружены 4,5 тыс. крупных промышленных предприятий. Вошли в строй Уральский машиностроительный и Челябинский тракторный, Новотульский металлургический и другие заводы, десятки доменных и мартеновских печей, шахт и электростанций. В Москве была проложена первая линия метрополитена, ускоренными темпами развивалась индустрия союзных республик. На Украине возвели предприятия машиностроения, в Узбекистане — заводы по обработке металла.

Завершение выполнения второго пятилетнего плана было объявлено досрочным — снова за четыре года и три месяца. В некоторых отраслях промышленности действительно были достигнуты очень высокие результаты. В три раза выросла выплавка стали, в 2,5 раза — производство электроэнергии. Возникли мощные индустриальные центры и отрасли промышленности: химическая, станко-, тракторо-, авиастроительная. Вместе с тем развитию легкой промышленности, производящей предметы потребления, не уделялось должного внимания. Сюда направлялись ограниченные финансовые и материальные ресурсы, поэтому результаты выполнения второй пятилетки по группе «Б» оказались значительно ниже запланированных (от 40 до 80 % по разным отраслям).

Масштабы промышленного строительства заражали энтузиазмом многих советских людей. На призыв XVI конференции ВКП(б) организовать социалистическое соревнование откликнулись тысячи тружеников заводов и фабрик.

Индустриализация одним рывком вывела страну на качественно новый уровень. По абсолютным объемам промышленного производства СССР в конце 1930-х гг. вышел на второе место в мире после США (в 1913 г. — пятое место). Сократилось отставание от развитых капиталистических стран по производству продукции на душу населения: если в 1920-е гг. разрыв был в 5—10 раз, то в конце 1930-х гг. — в 1,5—4 раза. Среднегодовые темпы промышленного роста составляли 10,9 %. Международный опыт свидетельствовал, что это достаточно высокие показатели. В 1930-е гг. СССР стал одной из 3—4 стран, способных производить любой вид промышленной продукции, доступной в то время человечеству.

Однако скачок в развитии тяжелой индустрии был достигнут ценой отставания в легкой промышленности, стагнации аграрного сектора, сверхцентрализации экономической жизни и окончательного слома механизма саморегуляции экономики в конечном счете ценой формирования командно-административной системы.

Одним из критериев эффективности реформ является жизнеспособность общества, государства как системы. Если она повышается, то преобразования эффективны, если вслед за реформами она разрушается, происходит развал государства, ухудшение жизни людей, — реформы губительны.

Опираясь на конкретные экономические результаты, многие историки дают положительную оценку промышленной политике конца 1920-х — 1930-х гг. В концепции модернизации утверждается, что Советский Союз в предвоенный период обрел индустриальную экономику современного образца. Впервые она перестала зависеть от иностранных проектов и экспертов. СССР производил полный набор основных промышленных изделий собственными силами.

По другой оценке, упор делается на методы осуществления индустриализации и ее последствия. Несмотря на мощный промышленный рывок и определенные попытки приспособления к мировым реальностям, индустриализация обрекла народ на чрезмерное напряжение сил и непомерные утраты.

Многие исследователи отмечают быстрый рост военных отраслей в промышленном производстве.

К числу общих достижений многие относят то, что в межвоенные годы СССР вместе с Германией и Японией входил в группу наиболее динамично развивающихся больших держав.

Если обобщить все высказывания, то к завоеваниям индустриализации исследователи относят:

  • • переход России в число индустриальных держав, в результате чего на долю промышленности приходилось более половины созданного национального дохода;
  • • формирование нового социально-экономического уклада на базе государственной и кооперативной собственности, который даже в незавершенном виде позволил выиграть соревнование с развитыми капиталистическими странами по темпам экономического развития. Однако все еще сохранялся существенный разрыв в уровне экономической эффективности (производства национального дохода на душу населения);
  • • окрепшую обороноспособность страны, что в конечном итоге позволило выиграть Великую Отечественную войну.

К числу негативных последствий относят: ухудшение питания, сохранение только планового механизма и административных рычагов управления.

Всесторонне проанализирован вопрос об итогах и последствиях индустриализации. Историки отмечают, что в годы предвоенных пятилеток были построены «десятки тысяч современных промышленных предприятий», сформировалась новая промышленная география СССР, осуществлен сдвиг в преодолении технико-экономической отсталости, построены новые города, выросла численность рабочих и служащих, инженеров; СССР по структуре промышленного производства вышел на уровень развитых стран мира. Говоря о положительных результатах индустриализации, современные исследователи считают, что главным из них было создание многочисленных отраслей промышленности, ранее не существовавших в нашей стране, укрепление ее обороноспособности, развитие науки и образования и т. д. Вместе с тем ценой сверхчеловеческих усилий как широких народных масс, так и партийных и государственных руководителей всех уровней был заложен фундамент дальнейшего экономического, социального, культурного и научного прогресса советского общества.

Отраслевая структура промышленного производства, созданная в СССР в 1930-е гг., превратила его в экономически независимую, индустриально-развитую державу, способную обладать и динамично развивать все, без исключения, виды производства продукции военного потребления. Без преувеличения, это — выдающееся достижение для страны, совокупный общественный продукт которой еще в начале 1930-х гг. на две трети состоял из продукции крестьянского сельского хозяйства, а комплектование станочного парка и кузнечно-прессового оборудования немногочисленных строительных заводов почти на 100 % осуществлялось за счет импорта.

Итогом реконструкции народного хозяйства стало построение реального варианта социалистической экономики, народного по своей сути хозяйства, отличительной чертой которого была «командно нажимная экономическая система с внеэкономическими методами управления». Историки заметили, что хотя СССР утвердился в ряду самых могучих индустриальных государств, в социальной сфере итоги были не столь однозначны. Была ликвидирована безработица, расширилась сфера социального обеспечения, но зарплата оставалась низкой, ощущалась нехватка продовольственных и промышленных товаров, расширилось применение труда заключенных, в стране сложился авторитарный режим.

Существует многочисленная группа историков, которая пытается доказать, что индустриализации в СССР, в сущности, не произошло. Они указывают, что промышленный труд отсутствовал в сельском хозяйстве, наблюдалась высокая доля ручного труда в промышленности. То, что происходило в СССР в 1930-е гг. — это не модернизация, а разрушение всех прежних форм хозяйствования с установлением системы натурального хозяйства в масштабах всей страны под партийно-государственным контролем. В результате, по их мнению, Россия оказалась отброшенной назад в сфере организации промышленности к петровским временам.

В современных работах можно встретить указание на такое последствие индустриализации, как падение нравственности. Пьянство, прогулы, порча оборудования, травматизм в условиях огромной текучести кадров стали постоянным явлением. Кроме этого, бюрократия не только сохранила за собой постоянно расширяющиеся функции, но и обеспечила свой непрерывный численный рост. Результатом социалистической модернизации стало «отчуждение трудящихся от собственности».

В короткий срок город и деревня оказались во власти жесткой централизации, администрирования, приказов. Одновременно все звенья воспроизводства становились объектом прямого централизованного регламентирования. Результатом непродуманных и необоснованных решений в области экономической стратегии была невиданно высокая цена всех достижений в области индустриализации. Миллионы человеческих жизней, гигантские непроизводительные расходы, свертывание промышленности, производящей товары народного потребления, разорение аграрного сектора экономки и т. п. и как следствие всего этого — резкое падение жизненного уровня людей.

Соответственно, в исторической оценке итогов и последствий политики индустриализации наблюдается более взвешенный комплексный подход. Учитываются не только несомненные успехи советских пятилеток и задел на будущее в отечественной индустрии, но и издержки социального, экономического и политического характера.

1. Индустриализация

Восстановив народное хозяйство, СССР к концу 20-х годов оказался на той же начальной стадии индустриального преобразования экономики, на которой Россия была накануне мировой войны. В фабрично-заводской промышленности производилось лишь 20–25 % национального дохода, тогда как сельское хозяйство давало около 50 %. И в городе, и в деревне абсолютное большинство трудящихся было занято тяжелым ручным трудом.

Курс на индустриализацию был взят в декабре 1925 г. XIV съездом ВКП (б). Он отвечал историческим задачам страны и политическим задачам большевиков. Две войны, проигранные Россией в начале века, каждый раз отбрасывали ее на периферию мировой политики. Лишь индустриализация позволяла России встать вровень с промышленно развитыми странами. Монархисты и либералы оказались неспособными решить эту задачу в сжатые сроки. Новые политические силы, пришедшие к власти в ходе социальной революции, были единодушны, рассматривая индустриализацию в качестве единственного средства превращения страны в сильную военно-промышленную державу. С другой стороны, лишь индустриализация позволяла укрепить и расширить социальную базу большевиков, которой являлся современный фабрично-заводской пролетариат.

Большевики отвергли все рекомендации либеральных экономистов – А. В. Чаянова, Н. Д. Кондратьева, С. Н. Прокоповича и др. Последние видели в сельском хозяйстве главный источник национального богатства, «локомотив» российской экономики, а в мелкотоварном производителе, крестьянине-единоличнике – главного труженика страны. Буржуазные специалисты выступали против «плана-приказа», за «план-прогноз», за «самочинное» развитие экономической жизни. Они откровенно заявляли, что попытки преодолеть трудности рыночной экономики, товарно-денежного обращения внеэкономическими методами приведут к хозяйственным методам «военного коммунизма», к принудительной экономике.

Позиция экономистов дореволюционной выучки, которых поддержал нарком финансов Г. Я. Сокольников, была расценена как «аграрная», а сами они были заклеймены как «эпигоны народничества». Конъюнктурный институт, где работали идеологи мелкотоварной экономики, в марте 1928 г. был закрыт.

Руководство страны поставило задачу превратить СССР из страны, ввозящей машины и оборудование, в страну, их производящую, затем подвести новую машинную технику под все народное хозяйство и на этой основе добиться ускоренного развития. Это соответствовало последним ленинским установкам и объединяло всех большевиков. Разногласия возникли при выборе концепции индустриализации.

После XIV партсъезда определились две основные концепции индустриализации, которые были условно названы историками «бухаринской» и «сталинской». Н. И. Бухарин, по характеристике В. И. Ленина «ценнейший и крупнейший теоретик партии», являлся в середине 20-х годов «главным экономистом» партии. Его концепция была связана с продолжением нэпа. Она легла в основу директив XV съезда ВКП (б) (декабрь 1927 г.) по составлению плана первой пятилетки (1928/29-1932/33 гг.). Это была концепция триединой цели, предполагавшая создание тяжелой промышленности, добровольное кооперирование крестьян, повышение благосостояния народа. Бухарин считал, что одновременное решение трех задач составляет суть партийного курса на индустриализацию страны. Бухаринская концепция была закреплена в первом пятилетием плане, утвержденном в мае 1929 г. V съездом Советов СССР.

В январе 1929 г. к пятой годовщине памяти В. И. Ленина (до середины 50-х годов отмечался не день рождения, а день памяти вождя) в газете «Правда» была опубликована, а затем издана отдельной брошюрой статья Бухарина «Политическое завещание Ленина». В ней он последний раз публично попытался обосновать свою концепцию индустриализации и дальнейшего развития Советского Союза ссылками на Ленина. Однако в условиях хлебных очередей, развала хлебного рынка и принудительных хлебозаготовок мнение члена Политбюро ЦК Бухарина было хоть и важным, но не определяющим. В апреле того же года объединенный пленум ЦК и ЦКК осудил «фракционную деятельность» Бухарина, его «самые недопустимые клеветы на ЦК, на его политику, внутреннюю и внешнюю, на его организационное руководство».

После официального утверждения плана первой пятилетки на рубеже 1929-30-го гг. бухаринская концепция индустриализации была фактически отвергнута и осталась нереализованной. Впоследствии Бухарин сам отказался от нее, назвав свою настойчивость по ее реализации «преступной глупостью» (письмо членам Политбюро ЦК партии от 27 августа 1936 г.).

Вторая концепция была намечена в выступлениях разгромленной «левой оппозиции», но развита и реализована И. В. Сталиным, закреплена в решениях XVI (июнь-июль 1930 г.) и XVII (январь-февраль 1934 г.) съездов партии. Это была концепция решающей цели, концепция преимущественного и форсированного развития промышленности, прежде всего тяжелой (предприятия группы «А»). Одновременное достижение трех целей было признано нереальным и практически неосуществимым делом. Сталинская концепция предполагала свертывание нэпа, резкое усиление роли государства в развитии экономики (огосударствление народного хозяйства), открыто требовала от народа серьезных жертв. Она исходила из угрозы нового, неизбежного и скорого нашествия со стороны стран «капиталистического окружения».

Свою концепцию Сталин называл «планом наступления», а фактически (но не формально) отвергнутую – «планом отступления». Мы выбрали план наступления, говорил он в Кремле в мае 1935 г., в борьбе с товарищами, которые не ограничились критикой, а «угрожали нам пулями, восстанием в партии против ЦК». Пришлось «помять бока» кое-кому из этих товарищей. «Должен признать, что я тоже приложил руку к этому делу», – заявил Сталин под бурные аплодисменты и возгласы «ура» командиров Красной армии, выпускников военных академий.

Реализация сталинской концепции, ставшей на многие годы «генеральной линией» партии и государства, потребовала огромных капиталовложений, которые в условиях отсутствия иностранных кредитов предстояло изыскать в собственной стране. И они были изысканы через ликвидацию многоукладности, огосударствление экономики, резкое усиление государственной эксплуатации трудящихся, включая заключенных.

Первоначально апрельский (1926 г.) пленум ЦК ВКП (б) предполагал использовать в качестве главного источника накопления средств для индустриализации отчисления от прибыли государственных предприятий и доходы от внешней торговли. Его намеревались дополнить государственными займами, режимом экономии и рационализацией производства, ведущей к повышению производительности труда и снижению себестоимости продукции, прямыми и косвенными налогами на население. С начала 30-х годов главным источником накопления стала колхозная деревня.

Индустриальный рывок был совершен в годы довоенных пятилеток: 1-й (1928–1932 гг.), 2-й (1933–1937 гг.), 3-й (1938–1942 гг.). Третья пятилетка была прервана в июне 1941 г. германским нашествием.

Основы для рывка были заложены раньше. Уже в 1926–1927 гг. строилось более 500 новых предприятий. Первостепенное внимание уделялось строительству электростанций, которые стали энергетическим ядром создаваемых промышленных очагов. В 1927 г. по плану ГОЭЛРО начали строить 10 новых электростанций, в т. ч. крупнейшую в стране и Европе Днепровскую ГЭС (Днепрогэс). Базой индустриализации стали европейская часть РСФСР и Украина. Там располагались старые промышленные районы, проживала основная часть населения. Вместе с тем индустриальной перестройке подверглись районы Урала и Сибири, где с конца тридцатых годов усиленно велось строительство предприятий-дублеров. В Закавказье и Средней Азии упор делался на строительство предприятий группы «Б».

За неполные три пятилетки были созданы новые отрасли промышленности – станкостроительная, авиационная, тракторостроительная, автомобильная, химическая и др. Они заложили основы военно-промышленного комплекса СССР. Было построено 8900 предприятий союзного значения, в т. ч. 1500 в первой пятилетке, 4500 во второй, 2900 в мирные годы третьей. Капиталовложения превысили 370 млрд. руб.

Крупнейшими предприятиями, введенными в строй в 30-е годы, были Днепрогэс (1932 г.), Магнитогорский и Кузнецкий металлургические комбинаты (1932 г.), три тракторных завода (Сталинградский, 1930 г.; Харьковский, 1931 г.; Челябинский, 1933 г.), заводы сельскохозяйственного машиностроения в г. Ростов-на Дону (Ростсельмаш, 1930 г.) и комбайностроения в г. Запорожье («Коммунар», 1931 г.), Уральский и Ново-Краматорский машиностроительные заводы, Кузнецкий угольный бассейн (Кузбасс), Московский и Горьковский автомобильные заводы, Московский метрополитен, не отраженные в официальной статистике многие оборонные заводы. Были построены два канала: Беломорско-Балтийский (им. Сталина, 1933 г.) и Москва – Волга (им. Сталина, 1937 г.). Первый представлял собой рукотворную реку длиной в 227 км, второй, длиной в 128 км., решил проблему снабжения Москвы водой.

Рост промышленного производства в 30-е годы в среднем составлял 15–18 % в год, несмотря на попытку увеличить его в 1930–1931 гг. в два раза. Столь высокие темпы роста были обеспечены как низким стартовым уровнем, так и командными методами руководства плановой экономикой. Рыночные стимулы не могли обеспечить такого промышленного рывка. Тем не менее плановые показатели пятилеток не были достигнуты ни в целом, ни по отдельным отраслям, несмотря на официальные отчеты об успешном и досрочном выполнении пятилеток в области промышленного производства. Плановые задания были выше возможностей страны и народа.

Форсированная индустриализация позволила СССР достичь экономической независимости от Запада по стратегическим поставкам. Советский Союз преодолел абсолютное отставание от ведущих держав. По производству угля, нефти, чугуна, стали, цемента, древесины он вплотную приблизился к Германии, Англии, Франции и даже обогнал их. По производству электроэнергии он вышел на второе место в мире (после США). Но по производству главнейших видов промышленной продукции на душу населения СССР значительно отставал от этих стран.

В процессе индустриализации в экономике образовались серьезные диспропорции – между добывающей и обрабатывающей, тяжелой и легкой промышленностью, между промышленностью и сельским хозяйством. Наиболее опасный перекос возник в размещении производительных сил страны, которую руководство титаническими усилиями народа готовило к войне. В итоге, когда война разразилась, противник оккупировал основные промышленные районы. Победу пришлось ковать на востоке СССР.

Социалистическое соревнование. Форсированная индустриализация заставила руководство страны максимально использовать энтузиазм быстро растущего рабочего класса для выполнения напряженных народнохозяйственных планов. С этой целью было развернуто социалистическое соревнование, инициатива которого принадлежала ленинградской партийной организации во главе с С. М. Кировым и рабочим города.

Толчком к организации соревнования стала опубликованная в январе 1929 г. в «Правде» статья В. И. Ленина «Как организовать соревнование?», написанная еще в декабре 1917 г., в разгар саботажа чиновников и специалистов. Ленин рассматривал соревнование как средство выявления и продвижения на руководящую работу талантов из народа. В новых условиях основной целью соревнования стало досрочное выполнение государственного плана. Основным лозунгом соревнования был призыв «Пятилетку – в четыре года!». Отныне главной задачей профсоюзов стала не защита социально-экономических интересов рабочего класса, а выполнение и перевыполнение государственных планов путем организации социалистического соревнования. Оно не предполагало материального вознаграждения. Наоборот, создавая «маяки производства», которые показывали чудеса производительности труда, партийно-профсоюзные руководители помогали хозяйственным руководителям пересматривать тарифную сетку и повышать требования к остальным работникам.

До середины 30-х годов соцсоревнование существовало в форме движения ударников, в котором участвовало 3,5 млн. человек. Наиболее знаменитым из них был старый забойщик из Донбасса Никита Изотов, вырабатывавший в 1933 г. по пять норм за смену. С осени 1925 г. соревнование получило название стахановского движения, по имени нового «маяка производства» – молодого шахтера донецкой шахты «Центральная-Ирмино» Алексея Стаханова. В ночь на 31 августа 1935 г. за смену с помощью отбойного молотка он вырубил 102 т. угля, превысив норму в 14 раз. Осенью того же года Стаханов дважды побил свой рекорд и вскоре был переведен на административно-хозяйственную работу. Рекордным выработкам в угольной промышленности уделялось первостепенное внимание, т. к. уголь вышел на первое место в топливном балансе страны, потеснив дрова и торф.

Тщательно подготовленный трудовой подвиг Стаханова стал примером для тысяч. Появились стахановцы и в других отраслях промышленности. В автопромышленности кузнец Горьковского автозавода Александр Бусыгин отковал почти двойную норму коленчатых валов (1050 при норме 675), в текстильной промышленности подруги Евдокия и Мария Виноградовы, ткачихи Вичугской фабрики, стали инициаторами движения многостаночниц. Они обслуживали 144 ткацких станка при норме 40. На железнодорожном транспорте машинист Донецкой железной дороги Петр Кривонос увеличил среднюю скорость движения угольных составов с 13 до 18 км/ч.

В сельском хозяйстве прославилась рабочая-механизатор, трактористка Паша Ангелина. В 1933 г. в двадцатилетием возрасте она возглавила в Донецкой области первую женскую тракторную бригаду. В 1938 г. Ангелина обратилась с призывом: «Сто тысяч подруг – на трактор!». На него откликнулось 200 тыс. женщин. Это было массовое движение по овладению сложной машинной техникой, обслуживающей колхозную деревню. Среди колхозников «маяков» было мало. Наиболее известной стала Мария Демченко, звеньевая колхоза им. Коминтерна (Черкасская обл., Украина). В 1935 г. она взяла обязательство вырастить не менее 500 центнеров сахарной свеклы на 1 га и перевыполнила его, став зачинателем движения «пятисотниц».

Стахановцам не только помогали, но и противодействовали. Так, например, инициатива машиниста Кривоноса вначале была подавлена ответственными работниками наркомата путей сообщения. Они ссылались на то, что она противоречит техническим и технологическим нормам эксплуатации тяжелых грузовых составов. Тогда машинист обратился за поддержкой к самому Сталину. Об этом случае стало широко известно на Первом всесоюзном совещании стахановцев промышленности и транспорта, состоявшемся в Москве в ноябре 1935 г. Сталин рассказал, что «профессора» из НКПС были вызваны в ЦК партии, где, опираясь на мнение практиков железнодорожного дела, им попытались объяснить, что 13–14 км. коммерческой скорости в час не является пределом. В ответ на это специалисты бросились в борьбу. «Понятно, что нам пришлось дать этим уважаемым людям слегка в зубы, – признался Сталин под гром оваций трехтысячного зала. – И что же? Мы имеем теперь коммерческую скорость 18–19 км/ч».

Отныне метод «физического кулака» как стимул социалистического соревнования был взят на вооружение. Вскоре наркомом железнодорожного транспорта стал Л. М. Каганович, который провел грандиозную чистку центрального аппарата НКПС, всех отделений дорог и выявил среди сотрудников до 80 % «врагов народа». Многие из них были репрессированы.

С конца 30-х годов победители соревнования удостаивались звания Героя Социалистического Труда, введенного в декабре 1938 г. вместо прежнего звания Герой Труда. Первым высокого звания был удостоен накануне своего 60-летия И. В. Сталин.

Соревнование было и в трудовых концлагерях. После гражданской войны дешевый труд заключенных стал использоваться в 1928 г. на заготовках леса, экспорт которого давал значительную часть валютных поступлений. Начало этому положил Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН). В 1930 г. было создано Управление лагерей ОГПУ, вскоре переименованное в Главное управление (ГУЛАГ) ОГПУ, с 1934 г. НКВД. В 1934 г. число заключенных в лагерях ГУЛАГ составляло 500 тыс. человек, в 1940 г. – более 1,5 млн.

Впервые массовое социалистическое соревнование среди 100 тыс. заключенных, которых называли заключенными каналоармейцами (зэка), было организовано на строительстве Беломорско-Балтийского канала им. И. Сталина (сентябрь 1931 г. – апрель 1933 г.). Писатель М. М. Зощенко, посетивший Беломорканал в 1933 г., назвал этот процесс «перестройкой сознания на самом деле». Спустя 40 лет писатель А. И. Солженицын методы организации работы на строительстве первого советского канала охарактеризовал как «перестройку сознания» в короткие сроки по призыву Сталина и при помощи ОГПУ «на дичайшей стройке XX века».

Трудовую повинность партийные идеологи называли «перевоспитанием трудом», а образованные концлагеря – исправительно-трудовыми (ИТЛ). Победители лагерных «социалистических соревнований» имели возможность досрочного освобождения. Например, в 1935 г. на строительстве второго советского канала Москва – Волга работало около 200 тыс. заключенных. В 1937 г. 55 тыс. из них были досрочно освобождены за ударный труд.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

1. Индустриализация

1. Индустриализация Восстановив народное хозяйство, СССР к концу 20-х годов оказался на той же начальной стадии индустриального преобразования экономики, на которой Россия была накануне мировой войны. В фабрично-заводской промышленности производилось лишь 20–25 %

§ 2. Индустриализация

§ 2. Индустриализация Основой первого пятилетнего плана стала обширная строительная программа. Новое строительство поглотило безработицу (1365 тыс. человек на 1 октября 1928 г.) и аграрное перенаселение (около 9 млн человек — по оценкам на середину 20-х гг.). В 1931 г. была

ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ

ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ На XIV съезде (декабрь 1925-го) ВКП(б) провозгласила курс на индустриализацию страны в качестве генеральной линии экономического строительства. Съезд дал установку: «…держать курс на индустриализацию страны, развитие производства средств

Индустриализация Швеции

Индустриализация Швеции /205/ Бурное развитие индустриализации в Швеции наблюдалось во второй половине XIX века. Обычно различают три ее фазы. Первая относится к 1850-м годам и характеризуется увеличением спроса на пиломатериалы в европейских странах. Район лесопильных

Индустриализация

Индустриализация Ликвидация крепостного права наконец открыла путь к модернизации и индустриализации Российской империи. К тому времени уже многие страны Западной Европы и Америки прошли этим путем, однако опыт России оказался своеобразным во многих важных

Индустриализация и коллективизация

Индустриализация и коллективизация Так нужна ли была России коллективизация и индустриализация? Слово имеет товарищ Сталин: «Задержать темпы — это значит отстать. (Старую Россию)… непрерывно били за отсталость. Били монгольские ханы… Били шведские феодалы… Били

§ 5. ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ

§ 5. ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ 60-е годы, являясь продолжением крепостной эпохи, представляли собой весьма бледный фон промышленной деятельности. Массу городского и местечкового населения обслуживают еще ремесленники, которых в 60-х годах насчитывается 36 тыс. человек.

Индустриализация Японии

Индустриализация Японии Продукция сельского хозяйства и промышленности в стоимостном выражении в Японии в 1913 г. была одинаковой. За годы войны продукция обрабатывающей и горнодобывающей промышленности увеличилась почти в четыре раза и к 1930 г. составляла более двух

Индустриализация как импортозамещение

Индустриализация как импортозамещение Важнейшим признаком экономической отсталости России, а затем СССР в 1920-х гг. была зависимость от импорта очень широкого круга товаров – как потребительских, так и инвестиционных. В 1926–1928 гг. потребности в металлорежущих станках,

Индустриализация и ее источники

Индустриализация и ее источники Индустриализация и коллективизация — вот два важнейших экономических события в жизни страны, которые придали «командной» экономике окончательный облик. Формально начало индустриализации связывается с 1925 г. Именно тогда XIV конференция

а) Индустриализация как война

а) Индустриализация как война Перед молодыми инженерами, которые в начале 1930-х гг. устремились на заводы и фабрики, чтобы работать непосредственно на производстве и заменить старое поколение, правительство поставило великую задачу: в кратчайший срок превратить отсталую

Индустриализация

Индустриализация В конце 1920-х годов в стране развернулось огромное строительство, проходившее по заранее подготовленному плану, рассчитанному на пять лет. За 4—5 лет в стране должны были возникнуть целые отрасли промышленности. В этой ситуации руководители партии

Индустриализация

Индустриализация В конце 1920-х годов в стране развернулось огромное строительство, проходившее по заранее подготовленному плану, рассчитанному на пять лет. За 4–5 лет в стране должны были возникнуть целые отрасли промышленности. В этой ситуации руководители партии

Индустриализация удается

Индустриализация удается Середина 30-х гг. ознаменовалась в СССР великим результатом: индустриализация становилась реальным фактом. Материальные и человеческие затраты оставались очень высокими, диспропорции – тревожно большими, достижения – не всегда

2. СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ

2. СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ Повседневное внимание, уделяемое Коммунистической партией и Советским правительством развитию края, высокая политическая сознательность и возрастающая трудовая активность масс, постоянно расширяющаяся помощь братских народов

Индустриализация

Индустриализация — это процесс интенсивного перехода от традиционного (аграрного) общества к индустриальному (промышленному) обществу. Этот процесс сопровождается ускоренным научно-техническим прогрессом, а также бурным развитием энергетической и металлургической отраслей промышленности.
Суть индустриализации заключается в том, что производство товаров из сырья получает значительное преимущество над сельским хозяйством и добычей ресурсов.
Рассматривая индустриализацию как глобальный процесс, можно сказать, что он происходил во всём мире с конца 18-го до начала 20 века. Но зачастую имеют ввиду конкретные промышленные революции, происходившие в разных странах в разное время, например, Великобритания стала индустриальной к концу 19 века, а Россия и Франция – в начале 20.
Индустриализация зачастую ассоциируется с европейской промышленной революцией конца 18 – начала 19 веков. Также она произошла в США между 1880-ми годами и Великой депрессией. К значительной индустриализации также привело начало Второй мировой войны, в процессе и по итогу которой произошел рост и развитие крупных городских центров и пригородов.
На примере СССР индустриализация имела форсированный характер, то есть имела следующие особенности: высокие темпы, сжатые сроки, акцент на развитие тяжелой промышленности в ущемление легкой, источником выступали внутренние накопления (займы у населения, переброс средств из деревни и т.д.).
Считается, что курс на индустриализацию определил XIV съезд ВКП(б) в декабре 1925 г., поставивший задачу превращения СССР из страны, ввозящей машины и оборудование, в страну, производящую их. Это предполагало достижение экономической независимости от капиталистических стран, укрепление обороноспособности. Форсированная индустриализация промышленного потенциала СССР, осуществлялась с мая 1929 года по июнь 1941 года в четыре этапа: подготовка (1926-1928), первая пятилетка (1928-1932), вторая пятилетка (1933-1937), третья пятилетка (1938-1942).
Основные причины индустриализации в СССР:
• Значительная отсталость экономики от западных стран. Большая часть населения СССР в конце 1920-х всё ещё была занята в аграрном секторе, а доля промышленного сектора в доходе страны не превышала 20-25%;

• Техническая отсталость. Политические стычки и гражданская война привели к значительному отставанию в сфере науки и техники, большая часть учёных и инженеров покинули страну за предыдущее десятилетие;

• Экономическая изоляция. После прихода к власти большевиков, СССР оказался в практически полной дипломатической и экономической изоляции, что не позволяло импортировать стратегически важные товары;

• Отставание в военной сфере. По указанным выше причинам невозможно было вооружить армию современным оружием;

• Преобладание простых и устаревших средств производства. Сельское хозяйство по-прежнему использовало устаревшие технологии, что делало невозможным производство необходимого количества продукции.
Индустриализация – это процесс, в результате которого есть возможность построить мощную экономику и быстро перейти от традиционного аграрного общества к современному индустриальному. Её рассматривают на разных уровнях: как глобальных процесс, происходивший во всём мире с конца 18 века, и как локальный переход каждый страны к современной промышленности от устаревшего производства. В процессе индустриализации меняется не только экономика, но и общество в целом. Люди получают не только рост благосостояния, но и гораздо большие возможности для самореализации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *