Что такое втс в истории
Перейти к содержимому

Что такое втс в истории

  • автор:

В Санкт-Петербурге пройдет конференция «Военно-техническое сотрудничество России: история и современность»

300-летний опыт военно-технического сотрудничества России с зарубежными государствами проанализируют ведущие ученые России на научной конференции, которая начнется 25 октября 2012 г. в Доме офицеров Западного военного округа.

В ходе работы конференции ученые Военно-космической академии имени А.Ф. Можайского, Санкт-Петербургского государственного университета, военного учебно-научного центра ВМФ и других ведущих вузов России обсудят актуальные проблемы, связанные с зарождением и развитием одного из важнейших направлений военной политики России.

Впервые в современной истории России предметом научного анализа станет опыт военно-технического сотрудничества России не только с геополитическими союзниками, но и с государствами — конкурентами в этой сфере, а также его влияние на уровень развития промышленного производства в нашей стране и роста качества отечественного вооружения и военной техники.

В конференции принимают участие известные российские ученые: глава администрации космодрома «Байконур» генерал-майор запаса Александр Мезенцев, директор по развитию открытого акционерного общества «НПО «Аврора» Владимир Бобрович и другие. С докладом о текущей военно-экспортной политике ведущих мировых держав и ее влиянии на развитие отечественной оборонной промышленности выступит профессор факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета, доктор политических наук Валерий Конышев.

Конференция «Военно-техническое сотрудничество России: история и современность» открыта для всех желающих.

Что такое втс в истории

Скачать
пресс-релиз

QR код:

Новости по теме
29 марта 2016
13 февраля 2013
29 марта 2016
20 апреля 2018
3 февраля 2014
Рособоронэкспорт представляет историю военно-технического сотрудничества с Индией в фотографиях
29.01.2018 Пресс-релиз

29 января 2018 года в пресс-центре МИД России состоялась презентация книги-фотоальбома «Россия-Индия: вехи военно-технического сотрудничества». Мероприятие организовано совместно МИД России и АО «Рособоронэкспорт» (входит в Госкорпорацию Ростех).

В мероприятии приняли участие заместитель генерального директора Рособоронэкспорта Сергей Гореславский и руководитель Аппарата генерального директора компании Юрий Каптелкин, Чрезвычайный и Полномочный Посол Индии в России Панкадж Саран, а также представители МИД России, ФСВТС России, Госкорпорации Ростех, и российских оборонных предприятий – субъектов военно-технического сотрудничества.

«В книге очень наглядно и исчерпывающе представлена история военно-технического сотрудничества России и Индии, насчитывающая почти шесть десятилетий. Это сотрудничество началось со скромного эпизода передачи главой советского государства в дар индийскому правительству двух самолетов Ил-14С в варианте «Салон». Оно развивалось динамично и сегодня в рамках стратегического партнерства двух стран показывает широчайшее многообразие форм и видов отношений: поставки продукции военного и двойного назначения, организация совместных предприятий, лицензионного производства вооружения и военной техники, а также проведение совместных НИОКР по перспективным видам оружия», — заявил Сергей Гореславский.

Книга-фотоальбом подготовлена при спонсорской поддержке Рособоронэкспорта и при содействии работников компании, чья профессиональная деятельность десятки лет непрерывно связана с Индией. В нее вошли прежде нигде не публиковавшиеся фотографии двусторонних встреч и переговоров, в том числе на высшем уровне, церемоний передачи военной техники, ее эксплуатации, фотохроника совместных учений и многие другие. На 230 страницах своеобразной фотолетописи охвачен весь период российско-индийского военно-технического сотрудничества. Текст книги рассказывает о становлении, развитии и современном состоянии партнерства двух стран.

Речь Е.П. г-на Панкадж Сарана, Чрезвычайного и Полномочного Посла Индии в России на презентации книги: «Россия-Индия: вехи военно-технического сотрудничества» 29 января 2018 года в 12:00.

Уважаемый г-н С.С. Гореславский, Заместитель генерального директора АО «Рособоронэкспорт», г-н А.Л. Рахманов, Президент Объединенной Судостроительной Компании, Уважаемые ветераны ВТС, представители различных российских ведомств, присутствующие здесь представители предприятий оборонного сектора, друзья из печатных и электронных СМИ, дамы и господа.

Прежде всего, позвольте поблагодарить Генерального Директора АО «Рособоронэкспорт» и г-на С.С. Гореславского, Заместителя генерального директора АО «Рособоронэкспорт», за приглашение присутствовать на данной церемонии в компании выдающихся должностных лиц Российской Федерации, ветеранов и других гостей – всех тех, кто внес значительный вклад в развитие проверенной временем дружбы Индии и России и выводит данные отношения на новый уровень.

Сегодня презентация книги «Россия-Индия: вехи военно-технического сотрудничества» – доказательство духа партнерства и крепкой дружбы между нашими странами, на которые, за последние 70 лет, не повлияла часто меняющаяся ситуация в мире. Я рад тому, что книга посвящена 70-й годовщине дипломатических отношений между Индией и Россией. Стратегическое партнерство между Индией и Россией является краеугольным камнем нашего многолетнего сотрудничества во многих областях и оба наши народа смогли воспользоваться преимуществом силы друг друга.

Я поздравляю АО «Рособоронэкспорт» и всех, кто имел отношение к выпуску данной книги.

Россия – наш давний, особенный, привилегированный и близкий партнер. Сотрудничество в области обороны – важная составляющая нашего стратегического сотрудничества. Индия признает вклад России в военное и технологическое развитие Индии с момента обретения ею независимости в 1947 году. У нас есть положительный опыт многолетнего сотрудничества в области военно-технического сотрудничества. Мы признаем компетенцию России в области оборонных исследований, развития и производства военного оборудования и платформ мирового уровня. Мы хотели бы и далее развивать и укреплять наше сотрудничество.

Россия – естественный партнер Индии в инициативе «Делай в Индии». Фактически, Россия стала первой страной, которая много лет в той или иной мере поддерживает программу «Делай в Индии». Ракетная система БраМос, лицензионное производство самолета Су-30 и танка Т-90 – только некоторые примеры нашего удачного сотрудничества.

Наше военно-техническое сотрудничество происходит в рамках программы по военно-техническому сотрудничеству (ВТС), подписанной между двумя странами. Она отражает интересы обоих правительств по дальнейшему развитию и укреплению военно-технического сотрудничества в области исследований и развития, производства и послепродажной поддержки систем вооружения и различного военного оборудования. Я уверен, что наше проверенное временем сотрудничество в области обороны, основанное на взаимной выгоде и взаимном уважении, будет и дальше развиваться.

Наши правительства создали специальную структуру для отслеживания всех вопросов по военно-техническому сотрудничеству. Я хотел бы отметить, что Индийско-Российская Межправительственная Комиссия по Военно-Техническому Сотрудничеству (ИРМПК-ВТС) с момента ее основания (в 2000 году) играла решающую роль в установлении двусторонних связей по сотрудничеству в оборонной сфере под руководством наших Министров Обороны. Два Министра обороны встречаются ежегодно, поочередно: то в России, то в Индии, чтобы обсудить и оценить состояние текущих проектов и других вопросов военно-технического сотрудничества. Регулярные встречи нашего руководства являются хорошим стимулом для развития индийско-российских отношений и играют важную роль в расширении и укреплении нашего сотрудничества. Следующая встреча Комиссии пройдет в Индии.

Стороны рассматривают предложение по реструктуризации Индийско-Российской Межправительственной Комиссии по Военному и Военно-Техническому Сотрудничеству. Данное изменение поможет укрепить наше военное сотрудничество.

Индийско-российское военно-техническое сотрудничество переходит от уровня покупатель-продавец, к сотрудничеству, предполагающему совместные исследования, развитие и производство передовых оборонных технологий и систем. Все мы знаем об успехе БраМос. Есть и другие подобные проекты на рассмотрении сторон.

Вооруженные силы Индии используют большое количество оборудования российского производства. В связи с этим, необходимо иметь отлаженный и надежный механизм послепродажного обслуживания для более удобного технического обслуживания оборудования российского происхождения по доступной и предсказуемой цене. Надлежащее содержание и своевременное техническое обслуживание – важны для готовности к обороне.

Для обеспечения соответствующего технического обслуживания и, в то же время, для поддержания программы «Делай в Индии», необходимо принять целостный подход к послепродажному обслуживанию, которое может осуществляться индийско-российскими Совместными Предприятиями в Индии и на основании соглашений о долгосрочной поддержке.

Российская сторона поддерживает инициативу «Делай в Индии» и уже сообщила о своей готовности участия в ней путем создания Совместных Предприятий между индийскими и российскими компаниями. Для обсуждения данного вопроса, в 2017 году в Дели и Москве прошло две совместные военно-промышленные конференции. Во время недавнего визита г-на Д.О. Рогозина, заместителя Председателя Правительства Российской Федерации в Индию, стороны договорились провести третий этап индийско-российской военно-промышленной конференции в 2018 году.

Основные цели военно-промышленной конференции:

  • Установить прямой контакт между индийскими частными компаниями оборонного сектора и российскими производителями оригинального оборудования.
  • Решить вопросы, связанные с запасными частями к оборудованию российского производства/ платформам и
  • Содействовать привлечению инвестиций в рамках инициативы «Делай в Индии».

Я уверен, что все переговоры, проведенные во время военно-промышленной конференции, и принятые решения будут иметь свое логическое завершение, и приведут к более комфортному техническому обслуживанию и большей доступности оборудования для вооруженных сил Индии.

Одно из главных мероприятий от Министерства Обороны – «Дефекспо-2018» – пройдет в Ченнае, в Индии с 11 по 14 апреля 2018 года. Я хотел бы пригласить всех представителей Российской Федерации, имеющих отношение к данной выставке, а также производителей оригинального оборудования принять участие в этом важнейшем событии, организованном индийской стороной.

Я хотел бы лично поблагодарить Посла В. И. Трубникова за его богатый и ценный вклад в военно-техническое сотрудничество между Индией и Россией.

Я еще раз поздравляю АО «Рособоронэкспорт» и выражаю вам благодарность за то, что вы взяли на себя инициативу по изданию истории нашего военного сотрудничества.

Итоги и уроки новейшей истории военно-технического сотрудничества РФ и кнр в области самолетостроения Текст научной статьи по специальности «История и археология»

ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО / MILITARY-TECHNICAL COOPERATION / СОВМЕСТНЫЕ РАЗРАБОТКИ / JOINT DEVELOPMENT / КОНТРАФАКТ / COUNTERFEIT / ПРИБЫЛЬ / INCOME / ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ КОМПЛЕКС / MILITARY-INDUSTRIAL COMPLEX / ЭКСПОРТ / EXPORT

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Гагин В.В.

Успехи или убытки приносит России ВТС между РФ и КНР в последние годы? На примере военной авиации в статье дается краткий анализ определенного баланса плюсов и минусов той или иной сделки с необходимым учетом и их военно-политической актуальности, дающих серьезные последствия в международных отношениях.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Гагин В.В.

Отношения России и Китая на современном этапе. Перспективы развития экономических отношений и многостороннего сотрудничества

Роль НОАК в защите политических и экономических интересов КНР за рубежом
Военный потенциал китайской Народной Республики
На пути к глобальной военной державе: эволюция военной политики КНР в 1949-2014 гг
Политика Венесуэлы по повышению обороноспособности: втс, нефтяной фактор и геополитические дивиденды
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

RESULTS AND LESSONS OF CONTEMPORARY HISTORY OF MILITARY-TECHNICAL COOPERATION OF RUSSIA AND CHINA IN THE FIELDOF AIRCRAFT

Success or loss brings the Russian military-technical cooperation between Russia and China in recent years? For example, if consider military aviation this article provides a brief analysis of a balance of pros and cons of a particular transaction, with the necessary accounting and their military and political relevance, giving serious consequences in international relations.

Текст научной работы на тему «Итоги и уроки новейшей истории военно-технического сотрудничества РФ и кнр в области самолетостроения»

УДК 947.085(471.324) ГРНТИ 78.09.20

итоги и уроки новейшей истории военно-технического сотрудничества рф и кнр в области самолетостроения

В.В. ГАГИН, кандидат исторических наук

ВУНЦВВС «ВВА имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина» (г. Воронеж)

Успехи или убытки приносит России ВТС между РФ и КНР в последние годы? На примере военной авиации в статье дается краткий анализ определенного баланса плюсов и минусов той или иной сделки с необходимым учетом и их военно-политической актуальности, дающих серьезные последствия в международных отношениях.

Ключевые слова: военно-техническое сотрудничество; совместные разработки; контрафакт; прибыль; военно-промышленный комплекс; экспорт.

RESULTS AND LESSONS OF CONTEMPORARY HISTORY OF MILITARYTECHNICAL COOPERATION OF RUSSIA AND CHINA IN THE FIELD

V.V GAGIN, Candidate of Historical Sciences

MESC AF «N.E. Zhukovsky and Y.A. Gagarin Air Force Academy» (Voronezh)

Success or loss brings the Russian military-technical cooperation between Russia and China in recent years? For example, if consider military aviation this article provides a brief analysis of a balance of pros and cons of a particular transaction, with the necessary accounting and their military and political relevance, giving serious consequences in international relations.

Keywords: military-technical cooperation; joint development; counterfeit; income; military-industrial complex; export.

После многолетнего перерыва военно-техническое сотрудничество (ВТС) между Россией и Китаем возобновилось лишь в 1990 г. Оно основывается на положениях межправительственного Соглашения о военно-техническом сотрудничестве, подписанном 24 ноября 1992 г., и Меморандуме о понимании между правительствами России и КНР о военно-техническом сотрудничестве, который был подписан 18 декабря 1992 г.

РФ и КНР осуществляют кооперацию, совместную разработку, передачу технологий, что позволяет наращивать объемы сотрудничества в области военной авиации. КНР интересуется технологиями и самой новой техникой — той, которая только начинает поступать на вооружение ВВС России.

Автор статьи сопровождает китайскую делегацию во время визита в Военно-воздушную академию

Также ВТС в этой области между Китаем и РФ развивается по другим многочисленным направлениям, включая подготовку китайских военных специалистов: в российских вузах обучаются военнослужащие Китая, в российских учебных центрах проходят обучение летчики и расчеты противовоздушной обороны. Расширяется обмен военными делегациями, взаимными визитами, проводятся совместные учения.

Многие отечественные специалисты считают, что достигнутый на сегодняшний день уровень российско-китайских отношений в военной и военно-технической области, в том числе и в области военной авиации, отвечает современным потребностям обеспечения национальной безопасности Российской Федерации и Китайской Народной Республики.

Однако в настоящее время интенсивно обсуждается вопрос: чего больше в военно-техническом сотрудничестве РФ и КНР в области военной авиации для России — пользы или вреда?

На первый взгляд, pro и contra составляют определенный баланс, однако необходимо учитывать и политическую актуальность той или иной сделки и их (сделок) последствия в международных отношениях — они быстро меняются. Соответственно, могут (и весьма динамично) изменяться и наши оценки: то, что еще 1-2 года назад казалось очень полезным и необходимым, в настоящий момент объективно представляется для нас чуть ли не вредительством, и наоборот. И все же, Россия и ее ВПК, при умелом управлении процессом ВТС, способны от него только выиграть.

В 1991-1997 гг. в КНР было поставлено 50 самолетов-истребителей Су-27 (в том числе 38 единиц Су-27СК и 12 единиц Су-27УБК) на сумму порядка 1,7 млрд. долларов (по взаимной договоренности сторон содержание сделок, включая их стоимость, не разглашается; в СМИ приводились лишь оценочные данные). В 2000-2001 гг. поставлено 38 многоцелевых истребителей Су-30ММК по контракту 1999 г. на сумму порядка 1,5 млрд. долларов. В период 2000-2002 гг. Китаю в рамках погашения госдолга РФ были поставлены 28 единиц Су-27УБК. В 2003 г. выполнен второй поставочный контракт на 38 единиц Су-30МКК. Осенью 2004 г. завершена поставка 24 единиц самолетов Су-30МК2 для китайских ВМС. В общей сложности в Китай с 1991 г. по 2012 г. было поставлено 178 самолетов-истребителей семейства Су-27/Су-30, в том числе 38 одноместных истребителей Су-27СК, 40 двухместных учебно-боевых Су-27УБК, 76 многоцелевых истребителей Су-30МКК и 24 самолета-истребителя Су-30МК2.

Кроме того, в 1996 г. Китай приобрел лицензию на выпуск 200 истребителей Су-27СК без права реэкспорта в третьи страны. Стоимость этой сделки составила около

2,5 млрд. долларов. Сборка истребителей осуществлялась на авиастроительном заводе в Шэньяне (провинция Ляонин), построенном по российскому проекту, основное его оборудование — также российского производства. К концу 2007 г. из российских машинокомплектов было собрано 105 самолетов. От оставшихся 95 комплектов для сборки Су-27СК Китай отказался, создав собственную версию этого самолета-истребителя Shenyang J-11. С учетом собранных по лицензии 105 Су-27СК, общее количество истребителей марки «Су» в Китае составляет 283 машины. Россия поставляла в КНР запчасти и вооружение к самолетам и предоставляла помощь по обслуживанию и ремонту авиационной техники.

В 1993 г. Россия экспортировала в Китай десять военно-транспортных самолетов Ил-76М. В 2005 г. был подписан контракт на покупку еще 34 самолетов Ил-76 и четырех самолетов-заправщиков Ил-78 общей стоимостью порядка 1,5 млрд. долларов. Заказ не был выполнен из-за проблем с изготовлением самолетов на Ташкентском авиационном производственном объединении (ныне — Ташкентский механический завод, Узбекистан), стороны вели переговоры о пересмотре условий сделки. В конце 2011 г. Россия и Китай договорились о поставках трех бывших в эксплуатации самолетов Ил-76МД, в 2012 г. число машин было увеличено до десяти. Они приобретались «Рособоронэкспортом» в России и модернизировались в Белоруссии.

Наиболее крупные недавние программы военно-технического сотрудничества касаются поставок из России в Китай авиационных двигателей разных моделей (РД-93, Д-30КП-2, АЛ-31Ф) [1].

В результате КНР не только закупает у России готовую технику и оборудование, но создает на их базе новые образцы конкурентоспособных летательных аппаратов.

Военной промышленности Китая удалось разработать многоцелевой истребитель J-16, который по многим параметрам аналогичен российскому современному боевому самолету Су-35. Истребитель J-16 был разработан корпорацией Shenyang (Shenyang Aircraft является крупнейшим производителем военных самолетов в Китае) на базе самолета J-11BS, который в свою очередь является дальнейшим развитием Су-30МКК. Самолет получил тактико-технические характеристики самолетов поколения 4++. Основная проблема нового китайского самолета — это двигатель, так как национальные разработки имеют не высокий ресурс и надежность. Далее Китай решил развивать свой собственный самолет, основанный на российских технологиях, и прекратил импорт Су-30ММК / MK2 после создания китайского самолета J-16.

Впервые информация о J-16 появилась в 2013 г. и, по сообщениям китайских средств массовой информации, на данный момент уже изготовлено около 40 самолетов данного типа [2].

Та же ситуация и с тяжелым самолетостроением. Кроме прямых закупок военно-транспортных самолетов Ил-76, КНР последовательно реализует свою программу развития военно-транспортной авиации. В Китае вплотную подошли к серийному производству тяжелого ВТС. Как заявил в интервью изданию «Наньфан дэйли» (Nanfang Daily) авиационный эксперт, старший полковник (в прошлом главный летчик-испытатель программы J-10) Сюй Юнлин, по своей грузоподъемности Y-20 аналогичен тяжелым военно-транспортным самолетам признанных мировых лидеров. Его создание обеспечит Китаю возможность проецировать военную силу в нужные регионы мира.

До недавнего времени наиболее «вместительным» транспортным самолетом в КНР являлся «Юнь-8» (его прототип — советский Ан-12) грузоподъемностью 20 т. По этому показателю новый «Юнь-20» значительно превосходит своего предшественника и может войти в пятерку крупнейших ВТС мира. Первое место в мире по грузоподъемности на протяжении многих лет удерживает Ан-124 «Руслан» российско-украинского производ-

Китайский истребитель J-7 — пиратская копия советского МиГ-21Ф13

ства, способный перевозить до 150 т. Второе и третье места занимают американские военно-транспортные самолеты С-5 и С-17 грузоподъемностью 120 т и 76 т соответственно. Борьба за 4 место может развернуться между «Юнь-20» и российским транспортным самолетом Ил-76МД-90А (Ил-476), надеются китайские эксперты. Грузоподъемность последнего, по предварительным оценкам, составляет около 52 т. У «Юнь-20» этот показатель может составлять от 40 т до 66 т. В настоящее время Китай исследует экспортный потенциал Y-20.

Самолеты, состоящие на вооружении ВВС НОАК, в подавляющем большинстве скопированы с советских и российских прототипов, а также изготовлены по российской лицензии или спроектированы с помощью специалистов РФ. Некоторые перспективные разработки реализованы «комбинированным» способом.

Яркий пример такой комбинации — Hongdu L-15 — китайский учебно-боевой самолет. Разработка сверхзвукового учебно-боевого самолета L-15 была начата в начале 2000-х гг. совместно с российским ОКБ Яковлева и украинским ЗМКБ «Прогресс». Российское КБ предоставило техническую документацию на самолет Як-130, а украинское — поставило двигатели ДВ-2 для испытания прототипов. В 2004 г. широкой публике была впервые продемонстрирована модель L-15 на авиашоу в Чжухае. В 2006 г. опытный образец самолета выполнил свой первый полет. Благодаря модернизации, маневренность L-15 улучшилась до уровня истребителей третьего поколения, а по скороподъемности самолет не уступает американскому F-16 и французскому Mirage 2000.

1 мая 2012 г. Ян Липин, главный экономист компании Hongdu Aviation Industry Group, заявил про контракты на поставку L-15 в страны Латинской Америки и Африки. В 2012 г. зарубежным заказчикам планировалось поставить не менее 12 L-15. Таким образом, Украина и Китай вытеснили РФ с рынка легких штурмовиков. Сборка будет проводиться на мощностях одесского предприятия «Одесавиаремсервис» концерна «Укроборонпром». Этот самолет оснащен украинским двигателем, который ранее поставлялся для ныне приостановленного российского проекта Як-130. Теперь вместо РФ украинские двигатели покупают два крупнейших потребителя: это завод их лицензионной сборки в КНР, где они выходят под маркой WJ, а также завод китайской компании Hongdu в Пакистане, который собирает прототип L-15 Lift — самолет L8 под местной маркой Karakorum 8.

Легкие штурмовики имеют боевую нагрузку до 3 т и предназначены для ракетных ударов по поверхности не в рамках полномасштабных войн, а локальных боевых действий малой интенсивности. Секрет популярности самолетов этого класса на мировом рынке заключается в том, что параллельно с локальными боевыми операциями они выполняют функцию основного учебно-боевого самолета (УБС) для подготовки пилотов. А непревзойденность УБС в локальных антитеррористических операциях малой ин-

«Воздушно-космические силы. Теория и практика» 356 № 1, март 2017

тенсивности (дешевизна и многофункциональность) делает их самой востребованной моделью военной авиатехники. В 2015 г. неудовлетворенный спрос мирового рынка на самолеты класса «легкие штурмовики-УБС» составлял 2500 единиц и оценивался в среднем от 75 млрд. долларов. Этот сегмент рынка авиатехники продолжает стремительно расти из-за слишком ограниченного клуба основных производителей. Сейчас в него входят пять компаний из Великобритании, Италии, Чехии, КНР и Южной Кореи. России, к сожалению, вероятно придется покинуть этот клуб (из-за срыва целого ряда поставок в 2011-2015 гг.).

В 2015 г. неудовлетворенный спрос мирового рынка на самолеты класса «легкие штурмовики-УБС» составлял 2500 единиц и оценивался в среднем от 75 млрд. долларов.

Потребность ВКС РФ в самолетах Як-130 составляет 225 единиц. Из-за невозможности наладить серийное производство спроектированного на Украине авиадвигателя и истощения собственных складских запасов моторов Россия вынуждена отодвигать сроки ранее заключенных внешних контрактов. В минувшем году, например, России пришлось приостановить контракт на поставку самолетов этой марки в Сирию. Он предусматривал поставку в 2014-2015 гг. 36 самолетов под кредит на сумму 550 млн. долларов. Годом ранее, в 2013 г., по той же причине был аннулирован контракт на поставку Ливии восьми самолетов этой марки на сумму 50 млн. долларов. И это далеко не единственные случаи. Портфель внешних заказов РФ в секторе производства легких штурмовиков теперь формируют только две страны — Алжир и Беларусь. Они согласны покупать по четыре — восемь самолетов в год исключительно под кредит производителя и в непроектной комплектации — российскими копиями украинских разработок. Это влечет, вероятно, сбои в эксплуатации и весьма дорогой ремонт, что особенно проблематично в случае с гидравлическими системами. Некоторые СМИ высказывали предположение, что обе страны идут на это исключительно потому, что имеют возможность закупать у Украины двигатели и некоторое другое оборудование самостоятельно.

После появления сообщений, что КНР и Украина готовятся начать совместное производство штурмовиков с украинскими двигателями, российская пресса с грустью констатировала, что в варианте сборки штурмовиков L8 в Пакистане, оснащенных лицензионными двигателями WJ, Китай смог вытеснить российские авиастроительные компании с целого ряда рынков УБС, которые ранее считались российской нишей. По количеству поставок китайских штурмовиков пакистанской сборки это — Египет, Марокко, Венесуэла, Замбия, Зимбабве, Намибия, Мьянма, Гана, Боливия, Зимбабве, Шри-Ланка. Если в Пекине и Киеве договорятся перенести китайско-пакистанский опыт с самолетом L8 на проект L-15 Lift, вполне возможно, что эти страны захотят обновить свой авиапарк на самолеты более нового поколения. Среди них, наряду с китайским экспортом, может найтись место и будущим самолетам украинско-китайской сборки. Для понимания истинного ущерба России в этой области необходимо подчеркнуть — контракт предполагает поставку тысяч двигателей АИ-222 [3].

Второй пример настораживающих последствий советско-российско-китайского военно-технического сотрудничества в этой области — история создания китайского штурмовика Nanchang Q-5.

Nanchang Q-5 (код НАТО: Fantan) — китайский штурмовик, представляющий собой глубокую модернизацию Shenyang J-6, китайской лицензионной копии истребителя МиГ-19. Q-5 — первый боевой самолет китайской разработки, строившийся серийно. Китайским конструкторам удалось создать недорогой, простой и надежный тактический ударный самолет, опередив своих коллег в США и России, где разработка аналогичных машин — Чэнс Воут А-7 «Корсар II» и МиГ-23Б началась значительно позже [4].

Серийный выпуск Q-5 начался в конце 1969 г., в период наибольшего обострения

Китайский многоцелевой самолет Q-5 — глубокая модернизация советского истребителя МиГ-19: перемещение носовых воздухозаборников по бортам самолета позволило установить на машину мощную РЛС, что вкупе с новыми английскими двигателями подняло тактико-технические данные на качественно новый уровень

советско-китайских отношений. Поставка в строевые части началась в 1970 г. Важно отметить: в первую очередь новые самолеты получили авиационные полки, расположенные в северных районах Китая и нацеленные на Советский Союз.

История создания многоцелевого истребителя J-10 ^-10) также дает повод для скептических оценок российским специалистам по ВТС.

В начале 1990-х гг. в Китае развернулись работы по созданию истребителя нового поколения, по своему боевому потенциалу приближающегося к таким самолетам, как «Рафаль», EF2000 или МиГ-29М. Столь сложную задачу в КНР могли решить лишь в кооперации с зарубежными фирмами, владеющими наиболее современными технологиями самолетостроения. При создании этой машины возник необычный международный симбиоз, объединивший идеей создания нового самолета китайских, российских и израильских специалистов.

За основу конструкции нового китайского истребителя был взят израильский самолет 1А1 «Лави», работы над которыми в Израиле были прекращены под давлением США в 1987 г. По линии спецслужб, как считают эксперты, Израиль передал Китаю чертежи по истребителю «Лави» и на этом сотрудничество прекратилось.

Но китайцы и не планировали слепо копировать «Лави». Они тщательно изучали аэродинамику самолета и интегральные технические решения, которые были на нем использованы. Мощный толчок программе создания китайского истребителя J-10 придала активизация военно-технического сотрудничества с Россией (еще в 1960-х гг. в Советском Союзе был облетан опытный Е-152, построенный по данной схеме). Китайцы были заинтересованы и в авиадвигателе АЛ-31Ф, которым оснащались современные самолеты Су-27.

В конце 1995 г. было официально заявлено об участии России в программе создания J-10. В связи с этим значительно поменялся внешний облик J-10. Сообщалось, что свои наработки по схеме «утка» китайцам предоставило ОКБ им. Микояна, а ОКБ им. Сухого предложило свои услуги по использованию в истребителе модификации ТРДДФ АЛ-31Ф — АЛ-31ФН (Н — нижнее расположение коробки приводов). Как полагают западные эксперты, к 2003 г. Китай располагал уже 16 истребителями J-10.

Для основного серийного парка J-10 китайцы, вероятнее всего, остановятся на РЛС РП-35 «Жемчуг» с более высокими ТТХ, модернизированной специалистами компании «Фазотрон-НИИР». Рассматривалась также модель израильской РЛС Ека EL/M-2032 для южноафриканского самолета-истребителя «Чита», но этот вариант вряд ли будет иметь

Китайский истребитель J-11 — пиратская копия российского Су-27СК

перспективу. Таким образом, снова подтверждается высокий класс российской авионики, выполненной, судя по сообщениям СМИ, на самом современном техническом уровне — 3 жидкокристаллических индикатора отображения тактической информации, боковая ручка управления самолетом и нашлемный прицел для пилота, что практически соответствует оснащению американского истребителя F-16С блок 52.

Китай планирует построить не менее 300 самолетов, включая двухместный ударный J-10B и истребитель для ВВС и авиации ВМС J-10A (возможно, двухдвигательный с РД-33/РД-93). Последний вариант самолета был официально представлен на пресс-конференции в Пекине 7 января 2007 г. Серийное производство J-10A было организовано в 2003 г. Темп производства J-10 составляет порядка 24-36 самолетов в год, что позволяет перевооружать на J-10 ежегодно один полк.

Исторически оборонная промышленность Китая ориентировалась на достижения советских оружейников. Вплоть до конца 1990-х гг. практически все вооружение Народно-освободительной армии Китая являлось либо лицензионными копиями, либо нелицензионными клонами советского оружия.

Вот краткий обзор безлицензионного, грубо говоря, пиратского копирования со стороны китайцев: многоцелевой истребитель Су-27Л-11 — Москва назвала такое «им-портозамещение» неприкрытым пиратством, в ответ Китай построил еще три модификации J-11; зенитно-ракетный комплекс «Тор М1»/Н^17 — многие западные эксперты, наоборот, полагают, что «китаец» обладает лучшими боевыми возможностями за счет более совершенной радиолокационной станции и компонентной базы. Что неудивительно, «китаец» был принят на вооружение на 20 лет позже своего прародителя; ЗРК С-300/ HQ-9 стал самым грозным «звонком» об опасности китайских вариаций на тему российских зенитно-ракетных комплексов. Многие эксперты называют его прямой копией «трехсотки» (комплексы поставляются в Китай с 1996 г.). Между тем, HQ-9 уже составил конкуренцию российским системам ПВО на международном рынке вооружений. В начале 2015 г. прошла информация, что Китай поставил несколько комплексов HQ-9 в Туркменистан и Узбекистан. Ранее HQ-9 победили С-300 в большом тендере на поставку зенитно-ракетных систем Турции на общую сумму в 4 млрд. долларов. Правда, в итоге Турецкая республика отказалась от китайских систем, сделав ставку на зенитно-ракет-ные комплексы собственного производства.

Не обошли своим вниманием китайские конструкторы и другой «конек» российского оборонно-промышленного комплекса — реактивные системы залпового огня. Китайские РСЗО А-100 и ее модернизированный вариант РНЬ-03 являются прямыми потомками российской системы 9К58 «Смерч», вплоть до полной взаимозаменяемости ракет в направляющих. Что интересно, в отличие от указанных выше систем, официально Россия «Смерчи» в Китай не поставляла, в китайских СМИ проходила информация о том,

«Воздушно-космические силы. Теория и практика» 359 № 1, март 2017

что в начале «нулевых» годов три машины были закуплены в «одной из третьих стран». Возможно, это была Украина.

Китайское безлицензионное копирование российской техники распространяется не только на авиационные и ракетные комплексы. В 2004 г. американские спутники сделали снимок неизвестной китайской подводной лодки, которая как выяснится позже, оказалась несколько переработанной российской субмариной проекта 877 ЭКМ «Палтус». Несколько дизель-электрических «Палтусов» были поставлены «Адмиралтейскими верфями» в Китай еще в середине 1990-х гг. Эксперты обратили внимание на то, что новый китайский корабль, получивший шифр «тип 041», имеет схожие характеристики с российским аналогом. Всего в Китае было построено около десяти таких подлодок, а в 2013 г. китайцы презентовали уменьшенный вариант российской подлодки — «проект S-20». Новый корабль уже заинтересовал потенциальных зарубежных покупателей.

Конечно, Россия не единственная страна, которая терпит убытки из-за китайского военного «контрафакта». Китай — это главный технологический пират планеты и военная техника не может быть для него исключением. То же самое и с широко рекламируемым легким истребителем пятого поколения — он представляет собой нечто среднее между американскими F-22 и F-35 [5].

При этом многие специалисты считают, что в современных условиях проще, выгоднее и эффективнее не заниматься технологическим воровством, а налаживать совместное сотрудничество в области высоких технологий. Чем, кстати, Россия сейчас и занимается. Хочется думать, что в Китае, кажется, тоже поняли, что лучше выстраивать совместные проекты, чем просто копировать российские самолеты и ракеты [6].

Описанные случаи свидетельствуют о все той же проблеме: оборонная промышленность Китая развивается по пути заимствования чужих технологий посредством либо воровства, либо копирования лицензионных изделий. Справедливости ради, необходимо указать, что в КНР истинно государственный подход позволяет весьма экономично использовать скопированные научно-технические разработки: Китай производил и по возможности развивал образцы российских вооружений всех видов — стрелковое оружие, минометы, артиллерийские системы, бронированные боевые машины, включая танки, системы ПВО и даже летательные аппараты, вплоть до дальних бомбардировщиков-ракетоносцев Ту-16, которые под индексом Н-6, пройдя глубокую модернизацию, составляют основу дальней авиации Китая и сегодня (в России самолеты Ту-16 бесхозяйственно списаны из состава ВВС и сданы в качестве цветного металлолома еще в начале 1990-х гг.).

Причем, вся воспроизведенная китайцами советская техника активно экспортировалась либо в страны третьего мира, не имеющие финансовой возможности приобретать российское вооружение, либо в страны, которые не могли закупать оружие у СССР или Запада по политическим причинам (Албания, Кампучия во времена Пол Пота и др.). Это оружие применялось, в том числе и против самого СССР. К примеру, 90 % стрелкового оружия и минометов, используемых бандами мятежников в ходе конфликта в Афганистане, были произведены в КНР.

По опыту последних международных выставок и салонов вооружений, специалисты разных стран приходят к однозначному выводу — ВПК КНР уже достиг того уровня, при котором может быть и должен быть реализован принцип: «Сначала скопировать, а затем — превзойти» [7, 8].

Несмотря на то, что китайская авиационная промышленность до настоящего времени продолжает практику копирования и дальнейшей модернизации зарубежных образцов АТ, в последние пять-десять лет наметилась тенденция перехода от копирования к

Бомбардировщик Н-6М — глубоко модернизированный советский Ту-16. Внешне, по сравнению с предшественником, Н-6 отличает увеличенный обтекатель антенны носовой РЛС и

воздухозаборники двигателей, что говорит об установке более совершенного оборудования и агрегатов. Может нести крылатые ракеты, аналогичные по характеристикам российским Х-55

заимствованию конструкторских идей по созданию современных образцов авиатехники, что подтверждает намерение КНР постепенно формировать национальную конструкторскую школу. При условии сохранения существующих темпов развития боевой авиации Китая, в среднесрочной перспективе стоит ожидать появления не только нового мощного конкурента, способного диктовать свои условия на мировом рынке авиастроения, но и возможного лидера в этой области [9].

Многие специалисты высказывают беспокойство, что, продавая современное оружие Пекину, Москва совершает стратегическую ошибку, повышая вероятность встречи со своим собственным вооружением в обстановке потенциального конфликта. Однако большую важность имеет и политико-дипломатический аспект. Россия пытается закрепить Китай как военно-стратегического и политического союзника. Политике санкций со стороны Европы и США противопоставляется поворот на Восток — дружба с Китаем, отношения с БРИКС, с Индией. Не нужно забывать, что в конце 1990-х — начале 2000-х гг. китайские заказы спасли заводы авиационного объединения Комсомольска-на-Амуре.

1. Военно-техническое сотрудничество России и Китая [Электронный ресурс]. URL: http://tass.ru/info/2454199 (дата обращения: 14.07.2016).

2. В Китае разработали аналог российского истребителя Су-35 [Электронный ресурс] // Военно-промышленный курьер. 2015. № 2 (568) URL: http://vpk-news.ru/ articles/23466 (дата обращения: 04.08.2015).

3. Карпенко А.В. ВТС КНР и РФ [Электронный ресурс] // Невский бастион. URL: http://nevskii-bastion.ru/jl-8k-8-karakorum (дата обращения: 10.10.2015).

4. Ильин В. Авиация великого соседа. J-10 // Вестник Авиации и космонавтики». 1999. № 10. С. 25-27.

5. Сарбашева А. Поднебесный контрафакт. Китай продолжает развитие военной технологии своими традиционными способами [Электронный ресурс] // Силовые структуры. URL: https://lenta.ru/articles/2015/10/29/reverseengineering/ (дата обращения: 18.04.2016).

6. Милованова Л., Федюшко Д. Скопировать, затем превзойти. Именно этим путем идет сегодня китайская «оборонка» [Электронный ресурс] // Военно-промышленный курьер. 2014. № 45 (563). URL: http://vpk-news.ru/articles/22943 (дата обращения: 6.12.2014).

7. Моисеев С. Высокоточное оружие класса «воздух-поверхность ВВС Китая // Авиация и космонавтика. 2008. № 4. С. 28-34.

8. Растренин О. Высокоточное оружие класса «воздух-поверхность» ВВС КНР [Электронный ресурс]. URL: http://milita.jofo.ru/301691.html. (дата обращения: 10.06.2015).

9. Китай предлагает России электронику в обмен на ракетные двигатели [Электронный ресурс] // Информагентство «Военное РФ». URL: http://военное.рф/2016/Китай9 (дата обращения: 19.04.2016).

1. Military-technical cooperation between Russia and China [Electronic resource]. URL: http://tass.ru/info/2454199 (accessed 14.07.2016).

2. China has developed an analogue of the Russian Su-35 [Electronic resource] // Military-Industrial Courier. 2015. № 2 (568). URL: http://vpk-news.ru/articles/23466 (accessed 04.08.2015).

3. Karpenko A.V. MTC China and Russia [Electronic resource] // Nevsky Bastion // URL: http://nevskii-bastion.ru/jl-8k-8-karakorum/ (accessed 10.10.2015).

4. Ilyin great neighbor Aviation / J-10 // Bulletin of Aviation and Space. 1999. № 10. C. 25-27.

5. Sarbasheva A. Podnebesny counterfeit. China continues to develop military technology for its traditional methods [Electronic resource] // Power structures. URL: https://lenta.ru/ articles/2015/10/29/reverseengineering/ (accessed 18.04.2016).

6. Milovanova L. Fedyushka D. Copy, and then surpass. It is in this way is now Chinese «defense industry» [Electronic resource] // Military-Industrial Courier. 2014. №2 45 (563). URL: http://vpk-news.ru/articles/22943 (accessed 12.06.2014).

7. Moiseev S. Precision weapons class «air-surface» Air China // Aerospace. 2008. № 4. P. 28-34.

8. Rastrenin O. Precision weapon class «air-surface» Air China [Electronic resource] // URL: http://milita.jofo.ru/301691.html. (accessed 10.06.2015).

9. China offers Russia electronics in exchange for rocket engines [Electronic resource] // News agency «Russian military». URL: http://военное.рф/2016/Китай9 (accessed 19.04.2016).

Гагин Владимир Владимирович , кандидат исторических наук, научный сотрудник научно-исследовательского центра (проблем применения, обеспечения и управления авиацией Военно-воздушных сил), Военный учебно-научный центр Военно-воздушных сил «Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина» (г. Воронеж), Россия, 394064, г. Воронеж, ул. Старых Большевиков, 54А, vaiu@mil.ru

История ВТС России

В конце ХIХ – начале ХХ веков Россия считалась отсталой в техническом отношении страной, и основную массу оружия экспортировала из стран Запада. Однако в XX веке произошел резкий рост национальной промышленности. В короткий исторический период государство превратилось в мощную державу с огромным военно-техническим потенциалом и одного из крупнейших экспортёров самого высокотехнологичного вида промышленной продукции – современного вооружения и военной техники.

Это способствовало реализации суверенного права каждого государства – партнёра России на индивидуальную и коллективную оборону, согласно статьи 51 Устава Организации Объединенных Наций, а также сохранению и укреплению роли России во всем мире. Для России ВТС с другими государствами стало особой областью внешнеторговой деятельности, находящейся на стыке глобальной политики и мировой торговли оружием. Важными целями BTC России с иностранными государствами сегодня являются укрепление военно-политических позиций страны в различных регионах мира, а также поддержание на необходимом уровне экспортного потенциала на международном оружейном рынке. Поэтому специалисты, работающие в этой сфере, постоянно совершенствуют формы и методы своей деятельности.

Сегодня мир динамично развивается, постепенно изменяется и содержание ВТС. Отношения купли-продажи вооружения и военной техники трансформируются в совместную с партнёрами разработку их образцов, производство, реализацию и сервисное обслуживание. Результаты этой работы определяются гибкостью законов, регулирующих систему ВТС, способностью предприятий создавать продукцию военного назначения, конкурентоспособную по критериям «эффективность – стоимость», а также обеспечением надлежащей и постоянной поддержки со стороны государства учёных, конструкторов, инженеров, техников и рабочих, создающих эту продукцию.

По сути, современный процесс экспорта продукции военного назначения включает в себя анализ глобальной рыночной конъюнктуры, выявление потребностей конкретной страны-покупателя, целевой маркетинг, подготовку коммерческих предложений, многоступенчатые и часто продолжительные переговоры, заключение контрактов, производство и доставку образцов вооружения заказчику, а в последующем — их послепродажное обслуживание и модернизацию. Помимо этих основных этапов существует множество важных нюансов, от которых порой зависят судьба многомиллиардных контрактов и авторитет России как надежного партнера в мире.



Ключевые даты истории ВТС России

1917 г., 20 мая (2 июня)

Для координации действий в вопросах заграничного снабжения создан Межведомственный комитет по заграничному снабжению под председательством помощника военного министра генерала от артиллерии А.А.Маниковского. В качестве исполнительного органа Межведомственного комитета было создано Главное управление по заграничному снабжению (Главзагран). Его начальником был назначен генерал-майор А.А.Михельсон.

1919 г., 1 марта

Приказом Реввоенсовета Республики (РВСР) вместо Главзаграна образован Особый отдел заграничных военных заготовлений во главе с А.Н.Олехновичем. Особому отделу были предоставлены права Главного управления Военного ведомства во взаимодействии с другими учреждениями.

1924 г.

Для выполнения импортных заказов военного ведомства и других госучреждений в составе Наркомата внешней торговли был создан Специальный отдел экстренных заказов (Спотэкзак) во главе с В.П.Мартыновым. Для исполнения его поручений за границей при торгпредствах были созданы особые Инженерные отделы. Спотэкзак в 1924–1925 гг., находясь в оперативном подчинении уполномоченному Реввоенсовета СССР при Наркомторге. Спотэкзак был упразднен в 1927 г.

1927 г.

Приказом РВС СССР № 23/4 от 20 января учрежден Отдел валютных расчётов в составе Финансово-планового управления УС РККА. Во главе Валютно-расчетного отдела (так он стал именоваться в штате) находился заместитель начальника ФПУ Г.Г.Бокис. Особый отдел заграничных военных заготовлений, осуществлявший составление импортного плана НКВМ по заказам довольствующих управлений, вошёл в состав Финансово-планового управления как 5-й отдел, которым руководил Л.А.Родов.

1927 г, 16 ноября

Приказом № 121 по Управлению снабжения Валютно-расчетный отдел был переименован в Отдел внешних заказов (ОВЗ), а в декабре 1927 г. была введена должность заместителя начальника снабжений, на которую был назначен В.Е.Гарф.

1928 г., 24 июля

Приказом РВС СССР уполномоченным Наркомвоенмора при Наркомторге был назначен Н.Н.Ворошилов. Согласно Положению, утверждённому Наркомвоенмором, Отдел внешних заказов переходил под его руководство. Уполномоченный подчинялся непосредственно первому заместителю народного комиссара по военным и морским делам И.С.Уншлихту.

1929 г. 20 ноября

Все функции по заграничному снабжению перешли в Военно-хозяйственное управление Красной Армии.

1930 г.

В ноябре новым уполномоченным и начальником Отдела внешних заказов (ОВЗ) стал комкор В.К.Гиттис. В декабре 1930 г. была утверждена новая структура Отдела внешних заказов. Приказом по НКВТ № 1255 предписывалось: «…Инженерные отделы Торгпредств СССР за границей полагать спецотделами ОВЗ и содержать их по смете последнего».

1936 г. 23 декабря

ОВЗ вошел в состав центрального аппарата Наркомата обороны СССР. Начальник ОВЗ являлся уполномоченным НКО при НКВТ СССР. В тот период Отдел возглавлял комбриг А.Н.Редкин-Рымашевский.

1939 г., 5 января

Согласно решению Комитета обороны при Совнаркоме СССР ОВЗ был передан из Наркомата обороны в Наркомвнешторг под названием Спецотдел НКВТ. Наркомы К.Е.Ворошилов (обороны) и А.И.Микоян (внешней торговли) 17 января подписали акт передачи отдела. В этом документе он впервые был назван Инженерным отделом (ИО), и такое название закрепилось за его последующими модификациями. В 1939–1941 гг. ИО НКВТ СССР последовательно возглавляли инженер-полковники Маштаков и Кормилицын.

1942 г, 27 апреля

Инженерный отдел переименован в Инженерное управление (ИУ) НКВТ СССР, возглавил которое генерал-майор инженерно-технических войск И.Ф.Семичастнов, одновременно являвшийся заместителем наркома внешней торговли.

1953 г, 8 мая

С целью координации деятельности структур, занимающихся экспортом и импортом ВВТ (ИУ Минвнешторга, 9-е Управление Военного министерства, 10-е Управление Генерального штаба Советской Армии и 10-й отдел Морского Генерального штаба), 8 мая 1953 года распоряжением Совета Министров СССР было создано Главное инженерное управление (ГИУ) в составе МВВТ. Первым начальником ГИУ был назначен генерал-майор танковых войск Г.С.Сидорович (до 1959 года). Его сменил генерал-майор (позже — генерал-полковник) М.А.Сергейчик, который руководил ГИУ ГКЭС наиболее продолжительное время (с 1959 по 1975 г).

1955 г., 15 января

ГИУ было выведено из Минвнешторга и включено в состав вновь созданного Главного управления по делам экономических связей со странами народной демократии (ГУДЭС) при Совете Министров СССР.

1957 г., 1 июля

Согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР ГУДЭС был преобразован в Государственный комитет СССР по внешним экономическим связям (ГКЭС), в который и вошло ГИУ.

1968 г., 8 апреля

Распоряжением правительства в рамках ГКЭС создано Главное техническое управление (ГТУ), образованное на базе 5-го управления ГИУ. Первым начальником ГТУ был назначен Д.Г.Казюков.

1969 г., 14 апреля

Распоряжением Совета Министров СССР от 25 декабря 1968 года и приказом министра оборонной промышленности СССР от 14 апреля 1969 года образовано Объединение «Промзагранпоставка» — головное предприятие оборонной отрасли в сфере внешнеэкономической деятельности.

1988 г., январь

Учреждено Министерство внешних экономических связей (МВЭС) на базе ликвидированных Министерств внешней торговли и Государственного комитета СССР по внешним экономическим связям. В МВЭС вошли ГИУ и ГТУ.

1988 г., 24 марта

Постановлением Совета Министров СССР от 24 марта 1988 года «О совершенствовании организационной структуры внешнеэкономических организаций министерств и ведомств» на базе «Промзагранпоставки» было создано Внешнеторговое объединение «Промэкспорт», которому были переданы экспортно-импортные функции ряда внешнеэкономических объединений, в том числе «Техноинторга», «Машприборинторга», «Техмашэкспорта», «Машиноэкспорта», «Разноэкспорта».

1989 г., февраль

Распоряжением Совета Министров СССР от 1.02.1989 из состава ГИУ было выделено Главное управление по сотрудничеству и кооперации (ГУСК) второй – самостоятельный Главк МВЭС. Первым начальником ГУСК был назначен полковник (впоследствии генерал-майор авиации) В.Д.Осипов.

1991 г., ноябрь

Указом Президента Российской Федерации от 15 ноября 1991 ГИУ и ГТУ МВЭС были реорганизованы в Российское государственное внешнеэкономическое объединение по экспорту и импорту продукции и услуг военного назначения (ВО) «Оборонэкспорт» и Государственную внешнеэкономическую компанию по экспорту и импорту вооружения и военной техники (ГВК) «Спецвнештехника». Общее руководство «Оборонэкспортом» и «Спецвнештехникой» осуществлялось Главным управлением военно-технического сотрудничества (ГУ ВТС). Исполняющим обязанности председателя «Оборонэкспорта» был назначен капитан I ранга И.М. Мисник, а «Спецвнештехнику» возглавил контр-адмирал С.Н.Краснов. «Оборонэкспорт», «Спецвнештехника» и ГУСК (аббревиатура осталась прежней) сохранили статус структурных подразделений МВЭС России.

1993 г., 18 ноября

Указом Президента Российской Федерации № 1932-С на базе ГВК «Спецвнештехника», ВО «Оборонэкспорт» и ГУСК МВЭС России была образована Государственная компания (ГК) по экспорту и импорту вооружений и военной техники «Росвооружение» со статусом самостоятельной коммерческой организации, деятельность которой не была подконтрольной федеральным органам исполнительной власти. Первым генеральным директором Госкомпании был назначен генерал-лейтенант В.И.Самойлов.

1997 г., 20 августа

Указами Президента Российской Федерации от 20 августа 1997 года № 907 и 908 Внешнеторговое объединение «Промэкспорт» было преобразовано в Федеральное государственное унитарное предприятие «Промэкспорт». Предприятие было наделено всеми правами государственного посредника по экспорту (импорту) вооружения, военной техники, специальных технических средств, услуг военного назначения, информации и результатов интеллектуальной деятельности в военно-технической области. Генеральным директором ФГУП «Промэкспорт» был назначен В.Е.Филимонов. Образовано ФГУП «Российские технологии».

2000 г., 27 апреля

Указом Президента Российской Федерации № 750 ФГУП «Российские технологии» присоединено к ФГУП «Промэкспорт».

2000 г, 4 ноября

Указом Президента Российской Федерации № 1834 о слиянии ФГУП «Росвооружение» и ФГУП «Промэкспорт» образовано ФГУП «Рособоронэкспорт». Первым генеральным директором ФГУП «Рособоронэкспорт» был назначен А.Ю.Бельянинов.

2004 г.

В 2004 г. ФГУП «Рособоронэкспорт» возглавил С.В.Чемезов.

2007 г.

В 2007 году Рособоронэкспорт возглавил А.П.Исайкин.

На основании федеральных законов «О Государственной корпорации „Ростехнологии“» и «Об акционерных обществах» подписан Указ Президента Российской Федерации от 26 ноября 2007 г. №1577 «Об открытом акционерном обществе „Рособоронэкспорт“» путем преобразования федерального государственного унитарного предприятия «Рособоронэкспорт».

2011 г., 1 июля

Государственная регистрация Общества была проведена 1 июля 2011 г. ОАО «Рособоронэкспорт» включено в реестр организаций, получивших право на осуществление внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного назначения. С 1 июля 2011 года «Рособоронэкспорт» осуществляет свою деятельность в составе «Ростехнологий» в качестве открытого акционерного общества (ОАО «Рособоронэкспорт»), 100 % акций которого принадлежат корпорации. Возглавляет Общество А.П.Исайкин.

2014 г., 1 сентября

В соответствии с Федеральным законом от 1 сентября 2014 года №99ФЗ решением Госкорпорации Ростех от 10 ноября 2015 года внесены изменения в Устав Общества в части его наименования. В соответствии с этими изменениями полное наименование Общества: акционерное общество «Рособоронэкспорт», сокращенное – АО «Рособоронэкспорт». Указанное изменение не является реорганизацией Общества и не порождает отношения правопреемства.

2017 г., 10 января

В соответствии с решением единственного акционера, Госкорпорации Ростех, от 26 декабря 2016 года к исполнению обязанностей генерального директора АО «Рособоронэкспорт» приступил А.А.Михеев.

На основании федеральных законов «О Государственной корпорации Ростехнологии» и «Об акционерных обществах» подписан Указ Президента Российской Федерации от 26 ноября 2007 г. № 1577 «Об открытом акционерном обществе «Рособоронэкспорт» путем преобразования федерального государственного унитарного предприятия «Рособоронэкспорт».

Государственная регистрация Общества была проведена 1 июля 2011 г. ОАО «Рособоронэкспорт» включено в реестр организаций, получивших право на осуществление внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного назначения. С 1 июля 2011 года Рособоронэкспорт осуществлял свою деятельность в составе Госкорпорации Ростех в качестве открытого акционерного общества (ОАО «Рособоронэкспорт»), 100 % акций которого принадлежат корпорации.

В соответствии с Федеральным законом от 1 сентября 2014 года №99-ФЗ решением Госкорпорации Ростех от 10 ноября 2015 года внесены изменения в Устав Общества в части его наименования. В соответствии с этими изменениями полное наименование Общества: акционерное общество «Рособоронэкспорт», сокращенное – АО «Рособоронэкспорт». Указанное изменение не является реорганизацией Общества и не порождает отношения правопреемства.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *