Каковы ключевые архитектурные принципы сбера что они означают
Перейти к содержимому

Каковы ключевые архитектурные принципы сбера что они означают

  • автор:

Сбер одним из первых в РФ утвердил принципы этики искусственного интеллекта

Правление Сбербанка утвердило принципы этики разработки и применения технологий искусственного интеллекта (ИИ) в Группе Сбер.

Принцип № 1 «Контролируемость и управляемость систем ИИ» (Secure AI)

· Разработка и применение технологий ИИ в Сбере являются безопасными, управляемыми и контролируемыми в максимальной возможной степени.

· Сбер учитывает возможные риски, связанные с безопасностью технологий ИИ, и не допускает их выхода из-под контроля или причинения системой ИИ вреда человеку.

· Внедрение ИИ в Сбере никогда не является самоцелью, а применяемые технологии должны пользоваться доверием клиентов, сотрудников и общества.

Принцип № 2 «Прозрачность и предсказуемость функционирования технологий ИИ» (Explainable AI)

· Сбер несёт ответственность за применение систем ИИ в своей деятельности. Сбер стремится обеспечивать максимальную прозрачность, внутренний контроль и предсказуемость процесса и результатов их работы.

· Технологии ИИ применяются Сбером с соблюдением законодательства, в том числе требований конфиденциальности, и с уважением к частной жизни человека, а также к коммерческой тайне. При работе с технологиями ИИ обеспечивается безопасность данных, а системы ИИ никогда не используются для незаконной обработки персональной информации граждан или информации корпоративных клиентов Сбера.

Принцип № 3 «Стабильность и надёжность систем ИИ» (Reliable AI)

· Сбер обеспечивает стабильность и надёжность функционирования систем ИИ.

· Сбер обеспечивает необходимый уровень технического оснащения и создаёт условия наибольшего благоприятствования для разработки и внедрения надёжных систем ИИ в Сбере.

· Сбер реализует высочайший уровень гарантий всех прав и свобод человека при применении ИИ, поддерживая применение технологий ИИ исключительно на законных основаниях.

Принцип № 4 «Ответственное применение ИИ» (Responsible AI)

· При внедрении ИИ в центре внимания Сбера всегда находится потребность клиентов и сотрудников, а технологии ИИ должны использоваться для улучшения клиентского опыта.

· Сбер принимает во внимание и ответственно относится ко всем опасениям, которые возникают в связи с применением технологий ИИ.

Принцип № 5 «Непредвзятый ИИ» (Fair AI)

· Технологии ИИ применяются Сбером справедливо и объективно на равных для всех условиях.

· Сбер стремится к тому, чтобы технологии ИИ приносили пользу для развития человечества.

Для реализации данных принципов создана рабочая группа по этике разработки и применения технологий ИИ (в качестве подгруппы комитета ESG), которая:

· рассматривает спорные этические вопросы, связанные с разработкой, применением ИИ;

· способствует формированию корпоративной этики в сфере ИИ среди сотрудников Сбера;

· отвечает за реализацию принципов в Сбере;

· проводит по запросу внутреннего заказчика экспертизу рисков применения технологий ИИ в работе Сбера и оценку последствия их внедрения совместно с Комитетом по рискам Группы Сбер;

· осуществляет мониторинг эффективности реализации принципов и их восприятия в обществе.

Данные принципы обязательны для всех участников Группы Сбер и разработаны с учётом требований Национальной стратегии развития искусственного интеллекта на период до 2030 года, утверждённой Президентом РФ. Следование этим принципам поможет обеспечить безопасность и повысить доверие общества и клиентов Сбера к ИИ, который уже используется в большинстве процессов, продуктов и услуг компании.

«Технологии искусственного интеллекта, как и любые другие, несут с собой не только возможности, но и риски. Утверждая этические принципы разработки и применения технологий ИИ и создавая механизмы для их реализации, мы действуем в русле лучших мировых практик и в соответствии с Национальной стратегией развития ИИ. Этот вопрос масштабный и непростой, поэтому наши правила и принципы будут совершенствоваться, конкретизироваться. Мы открыты к мнению экспертного сообщества, которое будем учитывать при обновлении наших принципов. Для целого ряда этических проблем, возникающих при использовании ИИ, мы пока не нашли ответов даже с учётом изучения лучшего мирового опыта в этой сфере, поэтому наши принципы, безусловно, будут совершенствоваться по мере того, как человечество будет находить соответствующие решения. Особенно я хочу отметить, что это принципы Сбера и мы их никому за пределами нашей группы не навязываем, более того, не считаем эти принципы идеальными, и другим компаниям необязательно использовать их в своей деятельности», — Герман Греф, президент, Председатель Правления Сбербанка

Стала известна архитектура Политики Сбера в области ESG и устойчивого развития

Основные элементы архитектуры деятельности Сбера в области ESG и устойчивого развития закреплены во впервые опубликованной Политике в области социальной и экологической ответственности, корпоративного управления и устойчивого развития. Об этом «Ленте.ру» сообщили в пресс-службе Сбера.

Документ включая основную цель, сферы деятельности, принципы, направления и задачи с учётом степени влияния от деятельности Сбера, а также основы системы управления устойчивым развитием и взаимодействия с заинтересованными сторонами. В Политике описывается вклад Сбера в достижение релевантных целей ООН в области устойчивого развития (UN Sustainable Development Goals).

Политика готовилась с учетом ожиданий ключевых групп стейкхолдеров (инвесторов, акционеров, клиентов, сотрудников, НКО), а также мнения экспертного сообщества, рекомендаций рейтинговых агентств, норм российского законодательства и регуляторных требований. В процессе подготовки Политики был организован обширный консультативный процесс с участием всех заинтересованных сторон.

Основная цель Сбера в области ESG и устойчивого развития — стать лидером системных изменений в области ESG на национальном и международном уровнях для создания экономики процветания, эффективной для общества и сохранения окружающей среды, на основе заинтересованности, сотрудничества и творчества сотрудников, клиентов, инвесторов, акционеров, партнеров и государства.

Достижение этой цели базируется на семи принципах. Сбер руководствуется приоритетом создания долгосрочной экономической ценности для всех заинтересованных сторон. Сбер обеспечивает в своей деятельности соблюдение прав человека, инклюзивность, многообразие, справедливое и равное отношение ко всем. Сбер бережно относится к окружающей среде. Сбер развивает практики ответственного финансирования и эффективно управляет ESG-рисками. Сбер несет ответственность за воздействие, которое он оказывает, соблюдает все применимые законодательные нормы и выполняет взятые на себя обязательства. Сбер следует этичным деловым подходам и внедряет лучшие практики корпоративного управления. Сбер совершенствует информационную открытость и прозрачность.

Политика в области социальной и экологической ответственности, корпоративного управления и устойчивого развития выделяет 8 ключевых направлений деятельности Сбера в области ESG и устойчивого развития: минимизация воздействия на окружающую среду, развитие практик управления климатическими рисками и возможностями, создание условий для эффективного труда и развития человеческого потенциала, обеспечение соблюдения и защиты прав человека, инклюзивной среды и равного доступа к продуктам и услугам, поддержка местных сообществ и содействие социальному развитию, совершенствование практик корпоративного управления, обеспечения безопасности и управления ESG-рисками, в том числе в цепочке поставок, развитие практик ответственного финансирования, содействие экономическому благополучию и процветанию для всех.

Внутри этих направлений конкретизированы 45 задач, которые Сбер будет решать в своих четырех ролях: как организация, финансово-технологическая группа, системообразующий институт российской экономики, а также участник международного рынка и глобальных инициатив.

«Осознавая свою уникальную роль и возможности, Сбер стремится стать лидером в области ESG и устойчивого развития как в финансовой отрасли, так и в стране в целом. Для этого Сбер следует принятым на глобальном уровне принципам, положениям международных и национальных стандартов, внедряет новые подходы и механизмы деятельности в данной сфере, учитывает, применяет и распространяет лучшие мировые и отраслевые практики. Наша новая Политика в области социальной и экологической ответственности, корпоративного управления и устойчивого развития закрепляет многолетние успехи Сбера в этой сфере и создает основу для следующего важного шага в нашем развитии — занять лидирующие позиции в области ESG на российском и международном уровнях», — рассказал первый заместитель председателя правления Сбербанка Александр Ведяхин.

Политика размещена на интернет-ресурсах Сбера и на сайте уполномоченного информационного агентства. Ее утверждение вносит вклад в становление комплексной системы управления ESG и устойчивым развитием и продолжает систематизацию деятельности в данной сфере вслед за Стратегией развития Сбера 2023, принятой в 2020 году.

Зелёные и социальные: 7 принципов и 8 направлений ESG-политики Сбера

Всё больше компаний и инвесторов во всем мире присоединяются к международным инициативам ООН и других организаций в области устойчивого развития. Комплексный подход отражает аббревиатура ESG — environmental, social, corporate governance, обозначая ключевые направления развития: заботу об окружающей среде, решение социальных задач и повышение качества корпоративного управления.

Российский финансовый и корпоративный сектор в целом не могут оставаться в стороне от тренда. Крупнейший банк и поставщик нефинансовых услуг в рамках экосистемы — Сбер — сделал шаг в сторону ESG-трансформации и принял политику в области ESG и устойчивого развития. Ставки велики: драйвером повестки являются в первую очередь экологические проблемы и изменения климата, которые могут перейти в необратимую фазу через несколько десятков лет, мировая экономика уже сейчас теряет сотни миллиардов долларов в год из-за катаклизмов, обусловленных этими изменениями. Не менее важны преобразования и этичный подход и в других направлениях ESG.

Бизнесу это принесёт не только дополнительные расходы. В перспективе соблюдение принципов устойчивого развития приводит к более стабильной динамике основных показателей. Так, развитие социальной составляющей прямо и косвенно повлияет на обеспечение компании квалифицированными сотрудниками и отношение к бренду клиентов и партнёров по бизнесу.

8 ключевых направлений в области ESG и устойчивого развития

Минимизация воздействия на окружающую среду

Развитие практик управления климатическими рисками и возможностями

Создание условий для эффективного труда и развития человеческого потенциала

Обеспечение соблюдения и защиты прав человека, инклюзивной среды и равного доступа к продуктам и услугам

Поддержка местных сообществ и содействие социальному развитию

Совершенствование практик корпоративного управления, обеспечения безопасности и управления ESG-рисками, в том числе в цепочке поставок

Развитие практик ответственного финансирования

Содействие экономическому благополучию и процветанию всех

Снижение рисков в корпоративном управлении повышает доверие инвесторов, так как компании, придерживающейся принципов ESG, с гораздо меньшей вероятностью будет нанесён ущерб от судебных исков и недобросовестных действий менеджмента. Доверие инвесторов, в свою очередь, отражается на капитализации компаний и ставках долгового финансирования. К 2025 году, по данным Bloomberg, объём ESG-активов может превысить 53 трлн долларов, составив более трети от прогнозируемого общего объёма финансовых активов под управлением.

Треть крупнейших банков мира присоединилась к финансовой инициативе и принципам ответственного банкинга UNEP FI (United Nations Environment Programme Finance Initiative). Многие финансовые организации участвуют в дискуссиях по вопросам регулирования «зелёных» финансов. Goldman Sachs в течение следующего десятилетия потратит 750 млрд долларов на финансирование проектов и активов в сфере ESG. Этот план был озвучен в 2019 году и стал знаковым для отрасли, запустив цепную реакцию объявлений о подобных программах. Весной 2021 года Bank of America заявил об увеличении своего предыдущего плана вложений в ESG в 3 раза до 1 трлн долларов до 2030 года, что в совокупности с принятым им ранее планом потратить 500 млрд долларов на развитие социальных инклюзивных проектов вдвое превышает объём программы Goldman Sachs.

Во всех банковских программах речь идёт о широком спектре инструментов и направлений вложений. Для клиентов банков такой поворот означает появление новых продуктов и новых условий предоставления финансирования: особые ставки для ESG-займов, новые факторы в оценке рисков и так далее. «Руководители банков, советы директоров должны сделать так, чтобы риски ESG были призмой, через которую принимаются все решения. Особенно в отношении кредитных и оценочных рисков в их портфелях», — подчёркивают эксперты компании KMPG.

Какие основные причины стимулируют развитие устойчивой повестки в вашей компании? (Частота упоминания среди респондентов, %)

Значимое направление — сокращение углеродного следа и воздействия на изменение климата. Microsoft и Unilever объявили о планах стать углеродно-нейтральными к 2030 году, а компании Danone и Repsol — к 2050 году. В прошлом году 30% инвестиционных решений по строительству прибрежных ветряных электростанций были приняты крупными нефтегазовыми компаниями, а ранее ассоциировавшаяся только с рынком нефти Total стала второй по мощности электроэнергетической компанией Франции, отмечается в совместном исследовании Accenture, Ассоциации европейского бизнеса и других деловых объединений. Тренд находит отражение в названиях и слоганах компаний: BP из «международной нефтяной компании» реформируется в «международную энергетическую компанию», Shell заявляет о движении «от молекул к электронам».

Александр Ведяхин,

первый заместитель председателя правления Сбера

Чтобы стимулировать клиентов повышать устойчивость и внедрять ESG-повестку в бизнес, мы разработали специальные условия по процентным ставкам для корпоративных заёмщиков, которые следуют ESG, так называемые ESG-ковенанты. Например, мы выдали АФК «Система» ESG-кредит на 10 млрд рублей. Ставка по нему зависит от утверждения экологической политики и интеграции принципов ответственного инвестирования в инвестиционный процесс и бизнес-модель. Мы планируем нарастить портфель «зелёных» кредитов до конца этого года минимум до 100 млрд рублей и существенно увеличить его в 2022 году. К середине года показатель уже достиг 75 млрд.

Для частных инвесторов мы создаём индексные ESG-стратегии, вывели на рынок специальный продукт «Ответственное инвестирование»: средства вкладываются в акции устойчивых, платёжеспособных и растущих компаний, которые следуют международным принципам ESG. Кроме того, у нас есть сервис адресной благотворительности СберВместе, есть благотворительный фонд «Вклад в будущее», который содействует развитию образования и созданию инклюзивной среды. Есть розничные продукты, приобретая которые клиенты участвуют в решении экологических и социальных проблем. Например, при оплате картой «Подари жизнь» 0,3% с каждой покупки идёт в одноимённый фонд на помощь детям из средств клиента, и столько же на эти цели добавляет Сбербанк.

Как на практике Сбер внедряет ESG в свою работу?

Принципы управления архитектурой предприятия

Число изменений во внешней среде нарастает с высокой скоростью, и поэтому требования к адаптивности компаний повышаются год от года. В статье рассматриваются основные принципы управления архитектурой предприятия, наиболее известные методы в данной области и преимущества их применения.

Изменения и адаптивность компании

Число изменений во внешней среде нарастает с безумной скоростью, и поэтому требования к адаптивности компаний возрастают год от года. По различным аналитическим исследованиям топ-менеджеры большинства международных компаний больше всего напуганы тем фактом, что их компании не успевают адаптироваться к происходящим изменениям, при этом тренд в этой области отрицательный Во многих случаях основная проблема в обеспечении адаптивности компании – это согласование и контроль требуемых изменений в рамках всей организации. При изменении целей, меняется стратегия, что в свою очередь требует изменений в бизнес-процессах и приоритетах проектов, а также в организационной структуре.

Все это косвенным образом влияет на знания и полномочия внутри компании, а это в свою очередь может привести к изменениям в информационных потоках, которые в свою очередь потребуют изменений в существующих информационных системах. В качестве решения вышеозначенной проблемы, необходимо анализировать все элементы предприятия в целом, при этом такая совокупность элементов называется архитектурой предприятия. Управление архитектурой предприятия (Enterprise Architecture), создает основу для синхронизации всех вышеперечисленных объектов внутри организации, и в тоже время запускает цикл их непрерывного изменения для целей оптимизации бизнеса.

Архитектура предприятия устанавливает путь к достижению миссии организации благодаря оптимальному функционированию ее ключевых бизнес-процессов внутри эффективного ИТ- окружения.” Jaab Schekkerman, Institute For Enterprise Architecture Development (IFEAD).

Прослеживаемость изменений и согласованность всех элементов архитектуры внутри компании увеличивает ее адаптивность, что в настоящее время является наиболее важным фактором в конкурентной борьбе. При этом, фактором сдерживающим изменения, часто могут стать информационные системы, что требует особого внимания при синхронизации элементов бизнес -архитектуры и ИТ-архитектуры.

Для управления архитектурой предприятия используется стандартный цикл, состоящий из следующих шагов: описание существующей архитектуры, проектирование целевого состояния архитектуры, формирование плана перехода от существующей к целевой архитектуре. При этом на первом шаге основной сложностью является определение того, какие элементы архитектуры и в каком объеме нужно описывать.

С одной стороны детальность создаваемого описания означает более глубокую проработку отдельного, а с другой стороны излишние появляются излишние трудозатраты как на создание самого описания, так и на поддержку его в актуальном состоянии. Как говорится «лучшее враг хорошего», и поэтому слишком полное и подробное описание элементов архитектуры не приносит пользы. Именно поэтому «в начале пути» так важно определение ключевых элементов архитектуры предприятия из всех возможных и концентрация именно на их описании и анализе. Практика показывает, что первое рассогласование в архитектуре предприятия, как правило, возникает между целями, бизнес-процессами и организационной структурой. Во многих случаях множество целей не поддержаны необходимыми ресурсами и бизнес-процессами.

Поэтому уже на этом этапе анализа архитектуры предприятия можно определить план работ по оптимизации деятельности компании в этой части. Если проанализировать существующие в компании информационные технологии, то они также часто несогласованны с существующими, а тем более целевыми бизнес-процессами. И здесь тоже появляется обширное поле для оптимизации деятельности. Помимо несогласованности между ключевыми элементами архитектуры предприятия часто можно увидеть проблемы и внутри отдельного элемента, в первую очередь это дублирование, а также организационные и информационные разрывы и т.д.

Однако не только числом изменений и требованием к адаптивности компании вызвано столь серьезное внимание к вопросам управления архитектурой. Сложность технологических систем возрастает, что означает снижение их надежности. И здесь формализация архитектуры предприятия становится базой для обеспечения процедур управления операционными рисками и в компании. Ведь если основные элементы архитектуры предприятия формализованы, то определить риски и проанализировать эффективность процедур контроля уже не представляет особой сложности. Именно поэтому наиболее критично управление архитектурой в крупных компаниях, использующих сложные технологии, которые сопряжены с множеством операционных и технологических рисков.

Управление архитектурой предприятия

Сейчас можно отметить, что российские компании начали использовать архитектурный подход при совершенствовании своей деятельности и при внедрении ИТ- приложений, хотя нам еще далеко до таких лидеров в этой области как США. Архитектура предприятия должна стать основой для определения структуры компании (цели, ключевые показатели результативности, бизнес-процессы, организационная структура и т.д.), информации необходимой для ведения бизнеса (данные, документы, информация и т.д.) и информационных технологий используемых для поддержки бизнес-процессов.

Фактически можно выделить бизнес-архитектуру и ИТ- архитектуру компании. Согласованность всех элементов архитектуры между собой позволит «навести порядок», при этом для обеспечения адаптивности необходимо не только построение архитектуры, но и создание процесса управления изменениями в целях обеспечения соответствия существующей архитектуры предприятия изменяющейся внешней среде.

Для решения задач построения архитектуры предприятия создано множество методологий (Frameworks):

Модель Захмана (Framework for Information Systems Architecture) – методика описания архитектуры информационных систем;

DoDAF – Department of Defense Architecture Framework – методика описания архитектуры Министерства обороны США, ранее известная под названием C4ISR AF;

FEAF – Federal Enterprise Architecture Framework – Федеральная Архитектура Государственных организаций США;

TEAF — Treasury Enterprise Architecture Framework – методика описания архитектуры казначейства США;

TOGAF – The Open Group Architecture Framework – методика описания архитектуры разработанная Open Group;

NASCIO — National Association of State Chief Information Officers – методика, разработанная Национальной ассоциацией CIO США;

NATO Architecture Framework – методика описания архитектуры НАТО;
Enterprise Architecture Desk Reference – документ компании META Group;

Самой первой считается модель Захмана, созданная в 1987 году, на ее основе были разработаны многие существующие модели и методики в области управления архитектурой предприятия. Все эти наработки в той или иной степени задают классификацию основных элементов архитектуры и единые принципы для их описания во взаимной увязке друг с другом, а также используемые правила и модели, которые применяются для формализации элементов архитектуры на разных уровнях детализации. В качестве примера одной из методологий можно привести элементы архитектуры TOGAF, которая предложена некоммерческим объединением Open Group, в которое входит ряд ведущих производителей в области. При этом нужно отметить, что данная архитектура не является эталонной моделью, а скорее является методологией разработки архитектуры предприятия.

От бизнес- архитектуре к архитектуре ИТ

Согласование требований бизнеса и возможностей информационных технологий является одним из ключевых преимуществ от управления архитектурой предприятия. Сейчас развитие современного бизнеса трудно представить без применения информационных технологий, ведь результативность существующих бизнес-процессов зависит от качества их информационной поддержки. Часто в крупных компаниях каждое подразделение использует в работе «собственные» информационные системы, начиная от электронных таблиц и заканчивая «тяжелыми» ERP – системами. Однако во многих случаях отсутствует единый взгляд на использование информационных систем в рамках «сквозного» процесса компании.

При этом если автоматизацией бизнеса заниматься несистемно и без применения архитектурных подходов, то в скором времени компания столкнется с серьезными проблемами, связанными с использованием информационных технологий и их соответствию требованиям бизнеса. В начале развития компании использование множества различных информационных систем, иногда дублирующих друг друга, кажется не очень страшным. Однако, по мере увеличения размера компании «зоопарк» информационных систем увеличивается, и в какой-то момент, при попытке сделать требуемые изменение в бизнес-процессе, затрагивающем множество подразделений и информационных систем, придется изменять большое число различных ИТ- решений, что потребует серьезных ресурсов. К сожалению, эта проблема возникает от пренебрежения архитектурным подходом при планировании развития информационных технологий. Еще одной проблемой большинства компаний является отсутствие качественного документирования существующих ИТ – решений. Внедренные информационные системы должны быть документированы на требуемом уровне, иначе компания через некоторое время столкнется с «черным ящиком», работа которого непонятна никому.

В российской практике существует множество случаев, когда компании отказывались от внедренной информационной системы, из-за некачественного документирования и начинали внедрение новой системы. Это происходит по причине невозможности внесения изменений в такую систему, что делает ее неудобной для бизнеса. Таким образом, управление архитектурой предприятия может решить основную проблему автоматизации бизнес-процессов сократить «разрыв» между существующими бизнес-процессами и средствами их автоматизации. В большинстве случаев причиной такого разрыва является неформализованность бизнес-процессов и требований к информационной системе, а также сложность внесения изменений в существующие ИТ-решения. И если не предпринимать специальных действий, то этот «разрыв» будет только увеличиваться со временем, пока не произойдет отказ бизнеса от использования информационной системы, а значит потери сделанных инвестиций в развитие информационных технологий.

В настоящее время на ИТ- рынке окончилась «ERP-эйфория» – вера в возможность полной автоматизации бизнеса одной монолитной информационной системой. Множество компаний, вложив миллионы долларов в автоматизацию, так и не получили требуемых преимуществ. И теперь понятно, что «зоопарк» информационных систем в компании неизбежен. Именно поэтому сегодня необходимо описывать и анализировать существующую ИТ- архитектуру компании и синхронизировать ее с бизнес- архитектурой, а не надеяться на полномасштабную автоматизацию с помощью одной информационной системой. Сложность взаимодействия бизнеса и ИТ усугубляется масштабностью бизнеса в глобальных холдингах, а также наследованием бизнес-процессов и информационных систем в результате слияний и поглощений. При увеличении уровня использования информационных технологий, растет зависимость бизнеса от качества и надежности поддерживающих его информационных систем и ИТ- инфраструктуры, что в свою очередь требует четкости и прозрачности взаимосвязи бизнес-процессов с ИТ- архитектурой и ИТ- инфраструктурой.

Именно поэтому сейчас основными требованиями к существующей ИТ -архитектуре и ИТ – инфраструктуре компании является надежность поддержки бизнес-процессов, а также гибкость существующих информационных систем, заключающаяся в способности быстрой адаптации к изменяющимся бизнес- процессам. Все эти требования можно выполнить, только если начать системно заниматься автоматизацией бизнес-процессов, уделяя внимание вопросам построения как ИТ – архитектуры, так и архитектуры бизнеса в целом, что делает применение архитектурных подходов строго необходимым для обеспечения выживаемости бизнеса в сегодняшних условиях.

Ключевые элементы архитектуры предприятия

Несмотря на присутствие большого числа методологий в области создания и управления архитектурой предприятия, на практике большинство компаний ограничиваются следующими элементами архитектуры предприятия: цели бизнеса; организационная структура; ключевые показатели результативности; бизнес-процессы; портфель проектов; документы; информационные системы; знания персонала. Это тот необходимый минимум, который позволяет согласовать основные элементы архитектуры между собой. При этом если цели, показатели, организационная структура и бизнес-процессы часто уже как-то взаимосвязаны между собой, то между процессами и информационными системами такой взаимосвязи часто нет. Поэтому, одной из первоочередных задач, для многих компаний является переход от моделей и регламентов бизнес-архитектуры к вопросам определения требований к информационным технологиям и построения соответствующей им ИТ- архитектуры.

Информационный разрыв вызван передачей информации от бизнес-аналитиков к ИТ – специалистам, и в этот момент формализация таких элементов архитектуры, как требования, ИТ- функции, транзакции, структуры данных вместе с бизнес-процессами позволяет этот разрыв сократить. На этом этапе наиболее правильно использовать рекомендации, содержащиеся в вышеозначенных методологиях описания архитектуры предприятия, например в TOGAF. Таким образом для устранения «информационного разрыва» между бизнесом и ИТ необходимо расширять описание существующей архитектуры предприятия и, в частности архитектуру бизнеса, в направлении ИТ- архитектуры с учетом единства используемой методологии описания как для бизнес- аналитиков, так и для ИТ –специалистов. При таком переход от описания архитектуры бизнес-процессов к описанию ИТ- архитектуры необходимо формализовать несколько дополнительных элементов архитектуры. В первую очередь необходимо описать архитектуру данных, которая строится на основании той информации и документов, которые используются в бизнес-процессах, после чего необходимо сформировать архитектуру приложений и ИТ- инфраструктуру.

архитектурой предприятия

Переход от бизнес- архитектуры к ИТ – архитектуре (приложения, информация, инфраструктура)

Для построения архитектуры данных необходимо выделить основные сущности и агрегировать на них все «кванты» информации собранные из описания бизнес-процессов. Практика показывает, что для решения данной задачи можно использовать стандартную методологию описания данных – модель «сущность-связь» (Entity-Relationship Model – ERM), в рамках которой можно четко структурировать всю информацию.

Следующим этапом формализации ИТ-архитектуры является переход от архитектуры бизнес-процессов и архитектуры данных к созданию архитектуры приложений. На этом этапе необходимо определить классы информационных систем, необходимых для автоматизации, после чего определить необходимые модули для каждой информационной системы. Здесь, основой для проектирования архитектуры приложений и ее синхронизации с бизнес -архитектурой является карта процессов (обобщенное представление всех бизнес-процессов предприятия). На модели архитектуры приложений располагаются основные типы информационных систем, которые далее детализируются на модели модулей информационных систем, и далее до уровня отдельных экранных форм – транзакций. Еще одним ключевым элементом архитектуры с точки зрения взаимосвязи бизнеса и ИТ являются требования к информационной системе.

Фактически модели требований – это целевой функционал ИТ – решения, который структурируется по бизнес-процессам или по подразделениям. На основании этих требований и существующих моделей бизнес-процессов, а также с учетом построенных моделей данных проектируется новая (целевая) архитектура приложений. При этом помимо методологий управления архитектурой предприятия для решения поставленных задач необходимо использовать и отраслевые стандарты. Например, в случае телекоммуникационных компаний в качестве основы можно использовать материалы методологии New Generation Operation System and Software (NGOSS), которая была создана в 2001 году TeleManagement Forum, и содержит следующие модели: ·

модель операций телекоммуникационной компании eTOM (Enhanced Telecom Operations Map – eTOM);

информационная модель телекоммуникационного предприятия (Enterprise-wide information framework Shared Information and Data Model – SID);

структура приложений телекоммуникационной компании (Applications framework – Telecom Applications Map – TAM).

Заключение

В заключение можно отметить, что основной задачей при управлении архитектурой предприятия является синхронизация всех элементов архитектуры между собой. При этом одной из ключевых задач является взаимосвязь бизнес- архитектуры и архитектуры ИТ с одной стороны через документирование, совершенствование и стандартизацию бизнес-процессов, а с другой через описание элементов ИТ- архитектуры на логическом уровне, во взаимосвязи с бизнес-процессами. При этом концентрация в управлении архитектурой предприятия должна происходить лишь на ключевых элементах, что позволит получить максимальный результат с минимальными ресурсами.

Распыление ресурсов на описание всех элементов архитектуры часто дает отрицательный результат с точки зрения бизнеса, поскольку отодвигает горизонт решения существующих проблем на очень длительный период. Цели, показатели, процессы, проекты, организационная структура, документы, данные, приложения – вот тот необходимый минимум, который позволит начать внедрение архитектурных подходов в деятельность компании. В части глубины описания рекомендация может быть одна – если есть возможность обойтись существующим уровнем описания – нет смысла создавать еще один.

Такой подход позволит сэкономить много ресурсов, при этом получив значимый для бизнеса результат. В части ИТ-архитектуры, имея картину существующего положения и разработав модель целевой ИТ – архитектуры, можно создать программу унификации и стандартизации ИТ- решений в компании, что позволит сократить затраты на ИТ в коротком промежутке времени.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *